read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



дракону конь добыча более лакомая чем мелкий и костлявый человек.
Сигизмунд искал глазами свой меч. Трава потревоженно шевелилась,
выпрямляясь от воздушного удара. Нигде ни блеска металла, ни торчащей
рукояти...
- Снова!
Дракон сделал полукруг и теперь летел прямо на нас. Единственная лапа
болталась, Гугол все-таки перерубил кость, крылья судорожно дергались.
Во лбу нарастал блеск, я наконец увидел, что это и есть меч Сигизмунда,
который тот ищет в траве. А на самом деле меч всажен в череп по самую
рукоять.
- Берегись!
Я швырнул молот навстречу падающему на нас чудовищу. Гугол почему-то
не стал драться, отпрыгнул. Я успел увидеть мелькнувшее брюхо, молот
шлепнул в ладонь рукоять, а сильный удар сверху швырнул меня на землю. Я
покатился снова, но теперь на спину обрушилась невыносимая тяжесть,
вмяла в землю, теперь уже твердую и сухую, как будто я лежал на горячем
асфальте...
Я задыхался, старался удержать эту тушу, вытаскивал себя по маковому
зернышку. Потом услышал голоса. Сильные руки ухватили за плечи,
вытащили. Я ошалело оглянулся.
Огромная туша дракона распласталась, как раздавленная жаба. От удара
о землю лопнуло брюхо, выползали внутренности, текла зеленоватая жижа,
под ногами сразу захлюпало. Гугол деловито вытирал лезвие своего топора,
а Сигизмунд оставил меня, подбежал к дракону и попинал в огромный череп
носком сапога:
- Свершилось! Нашими молитвами, верой и чистотой наших сердец
нечестивый зверь попран и низвергнут! Больше не воровать ему
девственниц.
- Да, . - согласился Гугол. - Вот гад, а? И так их мало, самим не
хватает, а он еще... Как он их чуял? Научиться бы... Ваша милость, наш
Сиг ему голову расколол с первого раза, а он еще и летал...
- Сиг?
- Да, Сиг.
Я перевел дух, в ребрах снова колет, сказал мужественно:
- Что дракон! Вот я раз курице голову срезал, так она потом еще
полдня бегала. Даже зерна пыталась клевать.
Гугол сразу заинтересовался, спросил живо:
- Чем?
Я задумался, в раздражении пожал плечами:
- Откуда я знаю? Вечно ты лезешь... Сигизмунд, в другой раз так не
геройствуй, хорошо?
Сигизмунд обидчиво дернул плечом, железо загремело, а сам он
скривился, даже побледнел.
- Ваша милость, разве я встретил его недостойно?
- Ты встретил его отважно, но не... словом, мы из тебя великого
полководца делаем, а ты? Если бы мы с Гуголом не обезножили...
обезлапили его сразу, он бы цапнул тебя. Понимаешь?
- Я разрубил ему череп!
- Вот и лежали бы сейчас рядышком. Ты видел какие когти? Каждый, что
лезвие твоего меча!
Сигизмунд с великим трудом раскачал и кое-как высвободил меч из
толстого черепа. Глаза чудовища еще не погасли: следит за человеком с
лютой злобой, но уже не двинет ни единым когтем, все мы слышали, с каким
жутким скрежетом хребет переломился при ударе.
Я обошел вокруг, потоптался на перепончатых крыльях. Под подошвами
хрустят, как веточки, тонкие ости, пустотелые, как у гусей или кур.
Спина дракона иядежно защищена толстым панцирем, а по хребту так вовсе
идет небольшой гребень с шипами. Дурь какая-то, он же нападает сверху,
ему бы брюхо укрывать, а не спину!
Впрочем, мелькнула мысль, что я знаю о драконах?
Если драконы бьются в воздухе, то им важнее защищать спину, ведь всяк
норовит ударить сверху.
Гугол взял топор, по-хозяйски обошел зверя, лезвие врубилось в тушу с
неожиданной легкостью. Хлынула кровь цвета морской воды. Топор продолжал
врубаться, показались ребра, широкие и тоже очень тонкие Гугол довольно
заворчал, двумя мощными взмахами расширил, показалась пульсирующая
темная масса блестящая, мокрая, еще живая.
- Хорошо, - прорычал Гугол и облизнулся. - Всегда ем печень
дракона... Сиг, хочешь?
Сигизмунд заколебался.
- Да вроде бы надо не печень дракона, а сердце...
Гугол, пятясь, вытащил огромную массивную печень, она свисала
сшироких ладоней, как будто он держал только что изловленного в теплой
воде большого тюленя.
- Меньше слушай, - заявил он победно, - таких же... гм... героев. Или
тех прибитеньких, которые песни складывают. Сердце дракона - звучит
красивше, но печень - вкуснее!
Я подошел, оглядел гигантскую печень, предложил:
- В моем королевстве все стараются приходить к консенсусу. Не буду
вам морочить голову, что это, скажу сразу: предлагаю есть печень, а
рассказывать, что ели сердце. Ведь такая ли эта не правда? Вот и сердце,
смотри. Но видно же, что печень - это печень...
Сквозь ужасную рану, проделанную топором Гугола, было видно и сердце:
все из тугих жил, слабо дергающееся, пульсирующее, но если все то
правда, что я читал в учебнике биологии про жаб, то это сердце будет
биться еще сутки. Если не больше.
Багровые угли светились в полумраке, как огромные рубины. Их
набралась целая россыпь, ибо Гугол, как оказалось, большой любитель
поесть, одни ломти жарил на широких плоских камнях, другие нарезал
кубиками и пек прямо в углях, третьи насадил на прутья и понатыкал
вокруг ровной цепочкой.
Сигизмунд развел в сторонке второй костер, демонстративно сидел на
камне и ритмично водил по лезвию затупившегося меча точильным камнем.
Звук получался отвратительным, от него вздыбливались волосы на пуках и
на затылке, а по коже пробегал мороз.
Пока мы пировали, в кустах и за деревьями трещали ветки, в нашу
сторону поглядывали желтые глаза. Однако все чуяли аромат убитого
дракона, убегали, а мы всю ночь слышали в темноте рычание, хруст,
чавканье, сопение, топот.
Когда взошло солнце, Сигизмунд побледнел, сказал дрожащим голосом:
- Ваша милость, хорошо бы убраться. От огромного дракона остался
хорошо обглоданный скелет. В истоптанной траве блестели самые крупные
чешуйки с хребта. На крупных костях видны следы зубов, а мелкие зверье
растащило по норам вместе с остатками мяса.
- По коням, - скомандовал я. - Это мы наелись, а они - не знаю, не
знаю.
Деревья помчались мимо странные, исковерканные, как и вчерашняя
крепость. Все они торчат из красного, как закат, грунта. В животе стало
холодновато, я все чаще передергивал плечами, словно стряхивал чужую
руку с шеи. Какие-то могучие силы здесь все порушили, скрутили в узел,
сожгли, размололи в песок. Даже уничтожь весь лес, все кусты, всю траву
и всех муравьев - это все понятно, такое представить могу. Хотя, правда,
больше в моем мире, но, чтобы деревья Даже сейчас, спустя тысячи и
тысячи лет, росли вот такие... мягко говоря, странные, боюсь сказать -
мутировавшие, надо что-то большее, чем разбушевавшийся волшебник.
Над стеблями травы порхали бабочки, пролетела стрекоза. У бабочки,
если глаза меня не обманули, по два крыла, да и полет какой-то
правильный, не пьяное бессмысленное шараханье, как обычно.
Из норки выглянула ящерица, посмотрела на меня внимательными глазами.
Я не делал угрожающих движений, она не пряталась, просто смотрела. Глаза
великоваты, а лоб приподнят, нет привычной гладкой покатости.
Сигизмунд вскрикнул, соскочил на землю. Я молниеносно развернулся и с
молотом в руке, озверело оглядел окрестности. Гугол тоже спрыгнул, они
придали к земле.
- Что там? - закричал я нервно.
- Следы! - ответил Сигизмунд.
- Ланселота? - крикнул я с надеждой. Гугол первым поднялся, отряхнул
ладони. Перехватив мой взгляд, покачал головой.
- Разве что он стал трехпалым.
Сигизмунд поднял голову, желваки вздулись, широкие и рифленые. В
глазах была злость.
- Нехорошо так говорить о крестоносце, - сказал он ледяным голосом. А
потом, обращаясь ко мне, добавил со вздохом:
- Но кони здесь прошли всего сутки тому. Хуже то, что поверх
отпечатков копыт наложился этот трехпалый след.
Я сказал нетерпеливо:
- Тогда поехали. Мы уже близко. Нечего нам следы уток рассматривать.
Они взобрались в седла, Сигизмунд молчал, брови сдвинул, а Гугол
сказал ехидно:
- Даже если следы утки размером с тележное колесо.
Я зябко поежился. Следы тиранозавра-рекса, насколько помню, тоже
трехпалые. Сигизмунд сказал вдруг севшим голосом:
- Здесь очень плохое место.
- Да уж, - согласился Гугол. - Меня, если честно, пот прошиб.
- Дальше вроде бы получше, - сказал я, ибо вождю надлежит быть бодру
и смелу. - Это какая-то зона поражения... Вон там и деревья нормальные,
и все там нормальное.
Под конскими копытами иногда хрустели белые кости, совсем истлевшие,
с готовностью рассыпающиеся в пыль. Некоторые черепа выглядели не
человеческими, не звериными и даже не рыбьими. Но я не хотел бы



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 [ 68 ] 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.