read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Красноярском крае, английского герцога Монмута или печальной памяти
княжны Таракановой) не успевали и этого.
Почему-то подобные предприятия с завидной регулярностью увенчивались
успехом в Молдавии. В 1561 г. некий рыбацкий сын, выдававший себя за
племянника одного из греческих правителей, собрал украинско-польскую
вольницу, изгнал тогдашнего господаря Александра и сел на престол. Одна-
ко продержался там лишь два года - когда он попытался ввести в стране
европейские обычаи и жениться на дочери протестанта, молдаване взбунто-
вались и убили неосторожного реформатора.
В 1574 г. другой самозванец, некий Ивония, назвался сыном молдавского
господаря Стефана VII и с помощью казаков занял престол. Его опять-таки
убили довольно быстро. В 1577 г. новый самозванец (некий то ли Подкова,
то ли Серняга) на сей раз объявил себя братом Ивонии. Дальше все пошло
по накатанной колее - казаки помогли претенденту захватить молдавский
престол, но вскорости недовольные подданные прикончили и Серпягу. Надо
полагать, эта свистопляска надоела в первую очередь не молдаванам, а са-
мим казакам - когда в 1592 г. у них по старой памяти попытался найти
поддержку очередной соискатель молдавского престола, казаки, не
мудрствуя лукаво, выдали его полякам. Видимо, этот печальный опыт учел
некий сербский искатель приключений Михаил - пару лет спустя, возжаждав
молдавского престола, он не стал объявлять себя родичем какой бы то ни
было известной личности, а попросту собрал рать и без всяких объяснений
и побасенок захватил Молдавию. Потом, как было принято в Молдавии, его
убили. Тут уже лопнуло терпение у короля Сигизмунда, и он особым указом
обязал казаков "впредь не принимать молдавских самозванцев".
Наконец, можно вспомнить Стефана Малого, объявившего себя чудесно
спасшимся Петром III и занявшим черногорский престол. Но это совсем дру-
гая история...
Лжедмитрию I все поначалу удавалось просто блестяще. Вступив в преде-
лы России с горсточкой вооруженных людей, которую мог втоптать в землю,
не заметив даже толком, один-единственный царский полк, "названный Дмит-
рий", однако, прямо-таки триумфально прошествовал к Москве, где и был
встречен ликующим народом вкупе с боярами и князьями церкви. Должно же
быть какое-то объяснение, не исчерпывающееся "слепой верой в чудесным
образом спасшегося от убийц царевича"?
Объяснений, строго говоря, два. И оба они, по совести, должны заста-
вить задуматься и современных политологов...
Во-первых, разумеется, политика Бориса Годунова - вернее, общее и
повсеместное разочарование в государе. Недовольными были все. Налоговые
льготы, торговые привилегии, амнистии и милости, которыми Борис пытался
умаслить все слои общества в начале царствования, со временем, как это
обычно и бывает на Руси, как-то незаметно сошли на нет. Крестьянам окон-
чательно запретили переходить к другим помещикам - до превращения земле-
пашца в вещь оставалось еще около ста двадцати лет, но и сама по себе
отмена Юрьева дня казалась тогдашним людям неслыханным попранием праде-
довских обычаев (примерно так и мы восприняли бы указ о запрещении ме-
нять место работы).
Тем, кто стоял на общественной лестнице гораздо выше, то есть дворя-
нам и боярам, пришлось тоже нелегко. Крестьянину просто-напросто запре-
тили переходить от одного господина к другому, зато господа рисковали и
свободой, и жизнью. В первые годы XVII века, когда по стране стали бро-
дить первые туманные слухи о "чудесно спасшемся царевиче Димитрии", Бо-
рис Годунов, судя по всему, не просто испугался, а испугался крепко...
И началась вакханалия. Самым счастливым из бояр или дворян мог счи-
тать себя тот, которому всего-навсего запрещали жениться (было у Бориса
такое обыкновение). Другим приходилось покруче. Постригали насильно в
монахи (как Федора-Филарета, отца будущего царя Михаила Романова), ссы-
лали к черту на кулички, бросали в тюрьму, отбирали имущество, обдирая
так, что это и не снилось нынешней налоговой инспекции. Государство не
просто благосклонно внимало доносам - активнейшим образом их поощряло.
Часть имущества оговоренного брали в казну - а часть шла доносчикам.
"Маяком доносительства", на которого должны были равняться остальные,
стал некий Воинко, холоп князя Шестунова. За донос на хозяина Борис пря-
мо-таки демонстративно дал холопу волю, наградил поместьем - и велел
объявить о том всенародно.
И понеслось... Как выражался один из историков, подобные меры "разла-
комили" холопов, и доносы посыпались градом. По первому подозрению (чаще
всего обвиняли в колдовстве, это стало таким же распространенным, как во
времена большевиков - обвинение в "контрреволюции") хватали самого обви-
ненного, его близких, родственников, друзей и соседей. Всех, как води-
лось, пытали самым тщательным образом. Тех, кто признавался, сажали и
ссылали. Тех, кто упорствовал, частенько лишали языка или вешали, пос-
кольку свыше было ведено считать, что запирательство как раз и есть
признак виновности.
Безусловно, Борис верил в "ведовство" и "дурной глаз" гораздо меньше,
чем уверял. Однако всем, попавшим в "пытошные" по голословному навету,
от этого было не легче.
Никоновская летопись сообщает об этом времени так: "И сталось у Бори-
са в царствие великая смута; доносили и попы, и дьяконы, и чернецы, и
проскурницы; жены на мужьев, дети на отцов, отцы на детей доносили".
Предков Пушкина сослали в Сибирь по доносу собственных холопов, отоб-
рав имущество. Одного из Романовых в тюрьме задушил пристав. Боярину
Богдану Бельскому по приказу царя по волоску выщипали бороду, которой
боярин гордился (впоследствии Богдан Бельский станет одним из приближен-
ных Лжедмитрия, торжественно поклянется перед москвичами, что царевич -
настоящий...) Будущий герой-освободитель, князь Д.М. Пожарский, сделал
донос на своего недруга, князя Бориса Лыкова, а его мать княгиня Марья
донесла на мать Лыкова (таков уж был тогдашний обычай - мужчины могли
делать доносы только на мужчин, а женщины - на женщин, бояре должны были
доносить царю, боярыни, соответственно, царице). Естественно, всех Лыко-
вых законопатили "за приставы"* всерьез и надолго...
* "Отдан за приставы" - тогдашняя формулировка ареста.
Господа, со своей стороны, отыгрывались на низших. Поскольку тогдаш-
ние законы о холопстве были столь же запутанными и поддававшимися двой-
ному толкованию, как нынешнее налоговое законодательство, злоупотребле-
ния начались фантастические. Человек, нанявшийся на временную службу или
мастеровую работу, объявлялся холопом и навсегда терял свободу - пос-
кольку все зависело от судьи, а судья был живым человеком, хотел
есть-пить вволю да вдобавок обеспечить детушек... Иногда людей без осо-
бых придумок ловили на дорогах и закабаляли. Доходило до того, что
сильный и богатый боярин делал холопами... служивших у него дворян, вла-
дельцев поместий (поместья, конечно, забирал себе). Правда, необходимо
отметить, что находились простолюдины-прохвосты, которые извлекали лич-
ную выгоду и из такого положения дел (ибо житейская смекалка русского
человека безгранична) - "закладывали" себя в холопы, пожив немного, обк-
радывали владельца, убегали и повторяли этот финт, пока не попадались
или, сколотив деньжонок, не отходили от дел (благо до удостоверяющих
личность документов додумался лишь Петр I столетие спустя). Нужно пом-
нить, что знатный господин, независимо от того, угнетал он своих "холо-
пей" или кормил кашей с маслом, мог всегда ждать доноса от любого из
своих людей. По язвительному замечанию историка Костомарова, "между гос-
подами и холопами была круговая порука: то господин делает насильство
холопу, то холоп разоряет господина". Идиллия, некоторым образом. У вся-
кого был шанс отыграться на обидчике...
Поскольку запретный плод особенно сладок, крестьяне после "закрепле-
ния" бежали в массовом количестве - и, за неимением других возможностей,
становились разбойниками. Не то что на пресловутых "больших дорогах" - в
самой Москве, по свидетельствам современников, опасно было выйти ночью
со двора, непременно получишь кистенем по голове.
Как частенько случается перед великими и страшными потрясениями, ко-
сяком пошли "знамения", предвещавшие, по общему мнению, нечто неизвест-
ное, но непременно страшное...
Говорили, что в 1592 г. в северных морях появилась столь огромная
"рыба-кит", что едва не своротила Соловецкий монастырь. Оползень, разру-
шивший в 1596 г. Печерский монастырь под Нижним Новгородом, считали
предзнаменованием нехороших перемен. Прошли слухи, что волки и бездомные
собаки вопреки своим обычаям пожирают друг друга, а следовательно, вновь
появилось знамение, предвещающие, что вскорости и люди начнут грызть
друг друга. Неизвестно откуда появились чернобурые лисицы, забегавшие
даже в Москву, - опять-таки "нехорошее знамение". В 1601 г. караульные
стрельцы болтали по Москве: "Стоим мы ночью в Кремле на карауле и видим,
как бы ровно в полночь промчалась по воздуху над Кремлем карета в шесть
лошадей, а возница одет попольски: как ударит он бичом по кремлевской
стене, да так зычно крикнул, что мы со страха разбежались". Бури вырыва-
ли с корнем деревья, переворачивали колокольни, срывали крыши; в одном
месте перестала родиться рыба, в другом пропали птицы, в третьем уродов
рожали женщины, в четвертом - домашняя скотина. На небе видели по два
солнца, а ночью - по два месяца. В довершение всего, в 1604 г. на небе
вовсе уж некстати объявилась комета, видимая и днем. Ходят легенды, что
испуганный ею Борис призвал немца-астролога, и тот пугал "великими пере-
менами" (что сталось с астрологом - неизвестно, мог и унести ноги).
И все же - мало напоминает конец света. Бывало и тяжелее, однако са-
модержцы удерживались на престоле. И не в силах отделаться от убеждения:
ограничься дело только этим, Борис мог и выстоять. Еще и потому, что го-
сударем он был крутым, не боялся рубить головы, рвать языки и забивать в
железо, а на Руси так уж исстари повелось: властители, не боявшиеся кро-
ви, так и умирали властителями, и даже естественной смертью; меж тем
расставались с престолом и жизнью исключительно те, кто был умен и ис-
полнен лучших намерений, вот только замыслы свои имел глупость проводить
в жизнь не кнутом и топором...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 [ 68 ] 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.