read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Как не знаете?
- Очень просто. Не имею понятия, - ответила я, стараясь удержаться от
вдруг накатившего на меня беспричинного смеха. - Мне нужно было выделить
чистую культуру, я посеяла на косой агар, и вот...
Дроздов вскочил. Он вынес стул с пробирками на середину комнаты,
крякнул и быстро обежал вокруг стула. Зажег лампу - пробирки погасли. Дунул
на лампу - опять засветились.
- Да-да, - с детским изумлением пробормотал он. - Ну что же! Поздравляю
вас, доктор. Очевидно, вы сделали большое открытие.
На следующий день эпидемиолог Ростовского облздрава доктор Ровинский
приехал в зерносовхоз и долго рассматривал мои пробирки.
- Должен разочаровать вас, доктор, - сказал этот длинный, седеющий,
грустный человек в пенсне, который, прежде чем ответить на любой вопрос,
неопределенно пожимал плечами и который знал холеру приблизительно в сто раз
лучше, чем я. - Светящиеся вибрионы давно известны в науке. Но вам впервые
удалось выделить их из человеческого организма. Вот это, кажется, новость.
Теперь у вас будет свой собственный вибрион. Как ваша фамилия?
- Власенкова.
- Ну вот, Vibrio Vlasencovi. Нет, лучше так: Vibrio phosphorescens
Vlasencovi. Это все-таки кое-что. Не каждый врач может похвастать, что он
является автором вибриона. А холеры тут у вас нет Так что зачем я приехал -
загадка.
Холеры нет, и Бородулин болел не холерой - вот каков был неожиданный,
но вполне обоснованный вывод, который сделал ростовский эпидемиолог. Но
приехал он далеко не напрасно. Он побывал на Цыганском участке и еще на двух
или трех и посоветовал мне несколько санитарных мероприятий, простых, но
весьма эффективных. Я убедилась в этом скорее, чем ожидала.
На конференции, созванной Дроздовым в середине дня, он сделал
сообщение, и это был великолепный эпидемиологический анализ, из которого
следовало (между прочим), что механик действительно отравился грибами и,
таким образом, светящийся вибрион не имеет к его болезни ни малейшего
отношения. Это отнюдь не значит, что лаборатория может оборвать работу,
напротив, исследование должно продолжаться. Равным образом из того
обстоятельства, что случай, внушивший тревогу, оказался не холерным, нельзя
сделать вывод, что в совхозе нет данных для возникновения желудочных
заболеваний.
Дроздов дал слово мне, и я ответила, что от всей души благодарю за
советы.
- Эти советы в особенности ценны для нас, - так я сказала, - поскольку
данные для возникновения кишечных заболеваний, очевидно, не вполне исключены
и в Ростове. Как известно, именно в этом городе были зарегистрированы
последние в СССР случаи холеры.
Все засмеялись, и доктор Ровинский громче других.
На прощание я спросила его, не думает ли он, что светящийся вибрион
заслуживает анализа с биохимической точки зрения. Он неопределенно пожал
плечами, а потом прочел мне целую лекцию о свечении жучков и гнилушек. Что
касается причины свечения бактерий, то он не имел о ней никакого понятия.
Вскоре рассталась я и с доктором Дроздовым, свернувшим свой изолятор
через два часа после того, как был получен третий, разумеется отрицательный,
ответ. Мы обнялись, и он сказал растроганно:
- Докторенок, милый, я вас полюбил. Вот бы мне такую дочку!
Уехал Сальский противоэпидемический отряд, сезонники поселились в
домике, сколоченном из тары, большая хохлатка с цыплятами бродила на том
месте, где сидели в изоляторе скучные комбайнеры и рулевые; на Цыганском
участке Бородулин давно уже воевал с "мастерами простоя". Огромный урожай
пшеницы созревал на двадцати тысячах гектаров "Зерносовхоза-5", и все, от
мала до велика, думали, говорили и заботились только об урожае.
...Время от времени под тентом на проспекте Коммуны появлялся потный,
франтоватый Репнин, и все смотрели ему прямо в рот, когда, небрежно держа
одним пальцем клеенчатый, но тоже франтоватый портфель, он пил ситро и
хвастал, что к первому августа дороги будут готовы. Это были дороги, по
которым река пшеницы должна была политься к элеваторам и станциям железных
дорог. Мои больные выздоровели, даже астматики. Только возглас "А,
просвечоный!", неизменно раздававшийся, едва Бородулин появлялся в столовой,
еще напоминал о смешной истории с холерой.
А в моей "лекарне" по ночам все горел призрачный, лунный, голубоватый
свет. Все больше становилось в мире светящихся холероподобных вибрионов. Уже
добрых три десятка чашек Петри стояли на окнах, медленно загораясь, когда в
комнате становилось темно.


"ВСЕГДА ТВОЙ"
Еще в мае мне удалось получить для амбулаторного приема большую комнату
в первом этаже того дома, где я жила на проспекте Коммуны. Ее перегородили
на большую и меньшую часть: в большей я принимала больных, а в меньшей,
разделив ее, в свою очередь, шкафом, устроила перевязочную и аптеку. В
перегородке было окошечко, чтобы можно было попросить у фельдшера - тогда он
еще работал со мной - нужное лекарство, не отрываясь от дела.
И вот однажды кухарка одного из участков пришла ко мне со своим
мальчиком, у которого болела стопа. Оглядываясь на окошечко, в котором время
от времени мелькал красный фельдшерский нос, она шепотом жаловалась на
Леонтия Кузьмича, посоветовавшего компрессы, от которых нет облегчения, а я
задумалась, осторожно ощупывая распухшую стопу. Что-то плотное едва заметно
скользнуло под пальцами... Снова... Я подошла к окошечку, хотела сказать
фельдшеру, чтобы он прокипятил инструменты, и увидела в аптеке Андрея.
Он стоял спиной ко мне, в комбинезоне, с кепкой в руке - плотный, с
широкими плечами, которые он, как всегда, держал как-то по-своему прямо. Я
почувствовала, что хочу вздохнуть - и не могу. Хочу закричать: "Андрей!", и
не слушается голос. В это мгновение человек, стоявший в аптеке, обернулся.
Это был столяр, которого я просила зайти, чтобы сделать в перевязочной
шкафчик.
С бьющимся сердцем вернулась я к больному. "Так вот оно что! - с
каким-то удивлением подумалось мне. - Так соскучилась?"
Фельдшер прокипятил инструменты, я весело принялась за дело и через
несколько минут вытащила из больной ноги огромную щепку. Потом сделала
перерыв, нужно было поговорить со столяром, похожим на Андрея.
...Я написала ему о "холерной истории" и получила ответ - не особенно
лестный, поскольку он утверждал, что мои светящиеся вибрионы ничего не
изменили в науке.
Это было скучное и вместе с тем небрежное письмо, точно он заставил
себя взяться за перо, чтобы сообщить свои нравоучительные соображения. О
себе почти ничего, только мельком: "Бываю в Архангельске чаще, чем прежде".
И ни одного ласкового слова, которые мелькали прежде на каждой
странице. И подписано: "Твой", а не "всегда твой", как он подписывался
обычно. И строки ровные, буквы круглые, а не летящие вперед - вперед, ко
мне, как это было прежде.
Странно было и это упоминание об Архангельске, вскользь, в то время как
раньше каждая поездка в Архангельск была событием, о котором Андрей писал
интересно, подробно...
Нет, нет, что-то переменилось!
Это была смутная догадка, о которой я сразу же постаралась забыть. Но
на другой день она подтвердилась.
Кажется, я упоминала о том, что в Сальске жили родные Машеньки
Спешневой - мать, Павла Кузминична, и с ней какая-то старушка, которую звали
просто Маврушей, хотя, должно быть, уже лет пятьдесят, как она имела полное
право называться Маврой Петровной.
Это было поразительно - как Машенька с ее простым и открытым
характером, с ее детской, доходящей до наивности прямотой была непохожа на
мать!
Павла Кузьминична была высокая, костлявая, лет шестидесяти, с темным
лицом. Ко всему на свете она относилась с недоверием, - ей казалось, что не
только люди, но даже животные - коровы, собаки, козы - всегда готовы
причинить ей какую-нибудь неприятность. После смерти мужа, военного
фельдшера, участника гражданской войны, Павла Кузьминична получала пенсию, и
только одна ее беззлобная сожительница могла выдержать эти бесконечные
жалобы на собес, сменявшиеся угрозами, обращенными ко всему горсовету в
целом: завтра же перейти на жительство в Инвалидный дом!
Зато Мавруша была совсем другая - быстрая, сухонькая, живая, с
кудрявой, как у ребенка, головой, с вздернутым носиком - очень милая, но, к
сожалению, немного сумасшедшая. Впрочем, это выражалось лишь в том, что
среди обычного, нормального разговора она вдруг съезжала с дороги и катилась
куда-то в сторону, пока сама не спохватывалась: "Да что же это я говорю?" Но
все же с ней было приятно, и когда, исполняя Машенькину просьбу, я в Сальске
заходила к старушкам, Мавруша скрашивала эти посещения своей болтовней,
радушием и, между прочим, наставлениями по части вязанья - она прекрасно
вязала.
На другой день после огорчившего меня письма Андрея я поехала по делам
в Сальск и зашла к старушкам. Павлы Кузьминичны не было дома - ушла на
рынок, как сообщила мне сидевшая на крыльце с вязаньем в руках Мавруша.
- А Машенька-то? Вчера пятьдесят рублей прислала, - с живостью сказала
она. - Так вы думаете, что? Другая бы благодарна была, что дочь из своего
скромного жалованья прислала пятьдесят рублей. А мы - нет! Мы ее целый вечер
корили, что могла бы и сто прислать! (Мы - это была Павла Кузьминична. )
Какова, а?
Мавруша поманила меня.
- Продукты питания решено закупать впрок, - блестя глазками, сказала
она. - А сама купила корейки сто грамм и съела, а мне только лизнуть дала.
По ночам не спит, ходит в одной рубашке, как медведь, то здесь посидит, то



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 [ 68 ] 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.