read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



подмышечную впадину несчастного, заставив родившийся крик умереть в
распухшей гортани; опустевший алтарь дважды встречал искаженное лицо
очередной жертвы, словно пытаясь расплескаться кровавым барельефом, и
извивалась на земле хрипящая змея, бывшая человеком до того, как ему
сломали позвоночник - а дождь все лил и лил, безразличный к происходящему.
Узкое тельце скользнуло мимо и неожиданно споткнулось на бегу, упало
на каменные ступени, корчась попавшей в тенета лаской - не ногу ли себе
отгрызть хотела Галинтиада, дочь Пройта?!
- Стоять! - словно за уши оттащили Ификла от старухи с жертвенным
ножом, торчащим из ее бедра. - Стоять, сын! Мне она нужна живой!..
- Да, папа, - машинально ответил Ификл и обернулся, бледнея от
запоздалого понимания.
У алтаря стоял Амфитрион Персеид. И было неважно, что у него лицо
Иолая, что ростом он чуть ли не по пояс Ификлу, что рука его с огрызком
веревки на запястье была худой и тонкой - эта рука только что безошибочно
метнула нож вслед убегающей старухе, этим голосом в свое время кричал
Амфитрион на нерадивых близнецов, и именно этот взгляд мучил Ификла по
ночам, когда ему снился кипящий Кефис, оборванная переправа и четвертая
стрела, которой ему не хватило.
Ификл смотрел на сына - и видел отца.

...Еще живы Минос Критский, Триптолем из Элевсина, благочестивый
праведник Эак с острова Эгина; жив мудрый Радамант-законник, который как
раз сейчас, будучи изгнан с родины, переезжает в Беотию, где вскоре и
станет вторым мужем Алкмены; жив и Автолик Гермесид, чей внук (как и
Иолай, внук Амфитриона) будет невероятно похож на деда - великий борец,
хитрец и убийца, клятвопреступник и преданный друг по имени Одиссей, что
значит "Тот, кто злит богов"...
Живы все те, кому Владыка Аид после смерти сохранит память, сделав
своими судьями, советниками, лазутчиками и доверенными лицами, нарушив
свой собственный закон.
Но первым был все-таки Амфитрион-Иолай, которого еще нескоро назовут
Протесилаем - "Иолаем Первым".

- Ты умеешь молчать, - тоном, не терпящим возражений, бросил
Амфитрион. - Я знаю, что умеешь.
- Да, папа, - повторил Ификл, тщетно пытаясь сморгнуть едкие капли
дождя, застилающие ему глаза. - Я умею молчать. Я только... я не знал, что
ты вернешься.
И при этих словах старая Галинтиада запрокинула лицо к небу, словно
жертва на алтаре, и обреченно завыла.


8
Они бежали в ночи, забирая вправо, к северо-востоку, круто огибая
мощные стены Кадмеи, почти невидимые в мокрой темноте, чутьем определяя
место, куда следует опустить ногу; они бежали в ночи.
Ификлу не раз доводилось в потемках носиться по размокшему Киферону,
имея на плече добычу куда более тяжелую, чем бесчувственное тело
Галинтиады - и он прекрасно понимал, что никакой шестилетний мальчишка не
мог бы сделать того, что делал сейчас его... его отец, смиряя протестующие
мышцы, подчиняя дыхание беспощадному ритму, укрощая детское сердце и
заставляя его биться ровно и неутомимо, как опытный возничий подчиняет
себе молодого необъезженного коня.
А в памяти все всплывало: алтарь, исковерканные тела служителей,
рвущийся в небо звериный вой; он, Ификл, шарит глазами вокруг в поисках
веревки, сам еще точно не зная, зачем - то ли связать Одержимую, то ли
перетянуть ей ногу после того, как выдернет из бедра жертвенный нож - и
подошедший к старухе Иолай коротко и точно бьет Галинтиаду камнем под ухо,
обрывая вой.
- Так надежнее, - произнес тогда детский голос. - Нож не трогай.
Просто бери и неси... не сдохнет, сволочь, живучая!
Ификл хотел еще спросить отца: что стало с настоящим Иолаем?
Не спросил.
И не спросит до конца дней своих.
Так и умрет в сознательном неведении; умрет больше сыном, чем отцом.

...полночь догнала их у знакомого обоим Дромоса.
Ничему не удивляясь, Ификл проскочил следом за отцом, а полночь
затопталась в испуге и остановилась, выжидая.
Дом, где обычно назначал встречи Пустышка, резко выделялся на фоне
странно-серого неба. Но на пороге никто не ждал, и Ификлу даже не надо
было заходить внутрь, чтобы выяснить - дом пуст.
- Да что ж он, загулял, что ли?! - не договорив, Амфитрион махнул
рукой и зло выругался по-лаконски, да так, что Ификл не понял и трети
сказанного.
Главным, кажется, было то, что Гермий должен отчего-то подавиться
рыбой.
В мутном сумеречном свете Ификл увидел, что мальчишеская ладонь вся в
крови - видимо, лже-Иолай порезался, когда метал неудобный нож. Амфитрион
перехватил взгляд сына, несколько раз сжал и разжал кулак, отчего кровь
пошла сильнее, и задумчиво прикусил губу.
Ификл ждал.
- За мной! - наконец бросил Амфитрион и побежал обратно к Дромосу,
чуть раскачиваясь из стороны в сторону.
Ификл поспешил за ним, придерживая застонавшую Галинтиаду.
И вновь запетляла тропинка между холмами, сумерки уступили место
полуночи, а Галинтиада начала ворочаться, приходя в себя от дождя и
сырости, или еще от чего - но вдруг Амфитрион остановился так резко, что
Ификл едва не сшиб маленькую фигурку с ног.
Перед ними возвышалась герма.
Ификл еще не успел сообразить, зачем им понадобился путевой столб,
посвященный Гермесу, а Амфитрион уже подпрыгнул и залепил стилизованному
изображению на верхушке столба самую натуральную оплеуху.
Окровавленной ладонью.
Испачкав кровью дерево.
- На тебе жертву, подавись! - заорал Амфитрион, мешая божественное с
базарным. - Рыбки мало, Высочайший?! Жертву прими, Олимпиец, сын
Майи-Плеяды и Тучегонителя Зевса, хитрейший из хитрых, ворюга и
клятвопреступник! Шут крылоногий, ну где тебя носит, зар-раза?!
И вторая оплеуха, звонче первой, обрушилась на герму.
Шум за спиной заставил Ификла обернуться.
И даже не шум, а так - холодом потянуло.
Никто, кроме Лукавого (разве что Радужная Ирида, личная вестница
Геры), не умел так быстро открывать Дромосы. Призрачное мерцание,
вспыхнувшее за спиной Ификла, еще только набирало силу, скручиваясь
воронкой, а знакомый силуэт с жезлом-кадуцеем в руке - и еще отчего-то в
высоком, лихо заломленном фригийском колпаке - уже выкарабкивался из
светящейся паутины, раздвигая нити жезлом.
Когда Гермий освободился и приблизился, Ификл обнаружил в свете до
сих пор не захлопнувшегося Дромоса, что его друг Пустышка совершенно
голый, если не считать сандалий, дурацкого колпака и жезла; в левой руке
Гермий держал за хвосты двух вяленых рыбешек, а щека бога была измазана
кровью.
Отчетливый такой отпечаток маленькой пятерни.
Вдобавок по некоторым признакам можно было определить, что голый
Гермий только что вскочил с ложа, где явно был не один.
- Ты что, лавагет, сдурел! - заорал Лукавый, подбегая. - Так же
заикой оставить можно! Кровавая жертва, да еще прямо по роже - я пока
сообразил спросонья!..
Ификлу на миг показалось, что он смотрит на мир глазами Гермия - и
видит тускло-размытый силуэт живого мальчишки, вокруг которого сгущается
мощная, хмурая тень, гораздо более выразительная, чем теплое существо из
плоти и крови.
И еще Ификл подумал о том дне, когда тень и тело уравновесят друг
друга.
- Тартар проспишь! - вызверился на бога Амфитрион. - Я, понимаешь, из
кожи вон лезу, Одержимую для них ловлю, ее люди мне чуть сына не угробили
- а ты еще ворчишь, что не вовремя?! В следующий раз обождать попрошу,
пока ты соизволишь долететь!
- Ладно, ладно, - успокаивающе начал Гермий, но тут Галинтиада резко
дернулась на плече у Ификла, потом еще раз, и это так напоминало судорогу
начинающейся агонии, что Ификл поспешил опустить старуху наземь.
В грязь.
Ножа в бедре карлицы не оказалось - то ли сумела выдернуть по дороге,
то ли сам выпал - ноги старухи были все в крови, струившейся из
разорванной бедренной артерии, и бледность Галинтиады была бледностью
трупа.
Тем страшней смотрелась счастливая гримаса на острой звериной
мордочке.
- Ухожу, - еле слышно прошептала Галинтиада, неотрывно глядя на
лже-Иолая. - Ухожу... к Павшим. Жертвенным ножом убита, в капище, дважды
покойником... ухожу в Тартар. Жертву примите, отцы, пастыри Века
Златого... прими... те...
И глаза старухи подернулись мутной пленкой, как у зарезанной курицы.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 [ 68 ] 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.