read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ред ним предметами. Но скоро она опускала его на землю и, закрыв лицо
платком, давала волю слезам, которые слепили ей глаза; ни любопытства,
ни радости не отражалось на худом и болезненном личике ребенка. Его вос-
поминания были довольно скудны и однообразны, все они связаны были с
бедностью и горем его родителей. Часами просиживал он у матери на коле-
нях и с детским участием следил, как слезы катятся по ее лицу, а потом
забивался тихо в какой-нибудь темный угол, сам плакал и засыпал в сле-
зах. Суровая реальность жизни со многими ее наихудшими лишениями - голо-
дом и жаждой, холодом и нуждой - открылась ему на заре его жизни, когда
разум его только пробудился; и хотя на вид он оставался ребенком, но он
не знал детской беспечности, веселого смеха, и глаза его были тусклы.
Отец и мать смотрели на него и друг на друга, не смея выразить слова-
ми мучительной мысли. Здоровый, сильный человек, который мог вынести
чуть ли не любые тяготы, связанные с физическим трудом, хирел в заключе-
нии в нездоровой атмосфере тюрьмы, переполненной людьми. Слабая и хруп-
кая женщина чахла под двойным бременем телесных и душевных страданий.
Юное сердце ребенка надрывалось.
Пришла зима, и с нею - неделя холодных проливных дождей. Бедная жен-
щина переселилась в жалкую комнату неподалеку от места заключения мужа,
и хотя к этой перемене привела нищета, женщина была теперь счастлива,
потому что находилась ближе к нему. В течение двух месяцев она и ее ма-
ленький спутник являлись, по обыкновению, к открытию ворот. Однажды она
не пришла - в первый раз. Настал следующий день, и она пришла одна. Ре-
бенок умер.
Мало знают те, кто хладнокровно говорит о тяжелых утратах бедняка как
о счастливом освобождении от мук для умершего и благодетельном избавле-
нии от расходов для оставшихся в живых, - повторяю, мало знают они о
том, сколь мучительны такие утраты. Безмолвный взгляд, говорящий о любви
и заботе, когда все остальные холодно отворачиваются, сознание, что мы
владеем сочувствием и любовью одного существа, когда все остальные нас
покинули, являются стержнем, опорой, утешением в глубочайшей скорби, ко-
торых не оплатят никакие сокровища и не подарит никакая власть. Ребенок
просиживал часами у ног родителей, обратив к ним худое, бледное личико и
терпеливо сложив маленькие ручки. Они видели, как он таял с каждым днем,
и хотя его недолгая жизнь была жизнью безрадостной и теперь он обрел тот
мир и покой, которых он, ребенок, никогда не ведал на земле, - они были
его родителями, и его смерть глубоко ранила их души.
Тем, кто видел изменившееся лицо матери, было ясно, что смерть скоро
должна положить конец ее скорби и испытаниям. Тюремные товарищи мужа не
пожелали докучать ему в его страданиях и горе и предоставили ему одному
маленькую камеру, которую он раньше занимал вместе с двумя заключенными.
Женщина поселилась здесь с ним и, влача жизнь без боли, но и без надеж-
ды, медленно угасала.
Однажды вечером она потеряла сознание в объятиях мужа, а он перенес
ее к открытому окну, чтобы воздух ее оживил, и тогда лунный свет, падав-
ший прямо ей в лицо, открыл ему происшедшую в ней перемену, и, словно
беспомощный ребенок, он зашатался под тяжестью своей ноши.
- Помоги мне сесть, Джордж, - слабым голосом сказала она.
Он повиновался, сел рядом с нею, закрыл лицо руками и заплакал.
- Очень тяжело покидать тебя, Джордж, - сказала она, - но такова воля
божия, и ты должен это вынести ради меня. О, как я ему благодарна за то,
что он взял нашего мальчика! Он счастлив, теперь он на небе. Что делал
бы он здесь без матери!
- Ты не умрешь, Мэри, не умрешь! - вскакивая с места, воскликнул муж.
Он быстро зашагал по комнате, колотя кулаками по голове, потом снова
сел рядом с ней и, поддерживая ее в своих объятиях, добавил более спо-
койно:
- Ободрись, моя дорогая. Прошу, умоляю тебя. Ты еще вернешься к жиз-
ни.
- Никогда, Джордж, никогда, - сказала умирающая. - Пусть только меня
положат рядом с моим бедным мальчиком, но обещай мне, что, если ты ког-
да-нибудь покинешь это ужасное место и разбогатеешь, ты перенесешь нас
далеко-далеко, очень далеко отсюда, на какое-нибудь тихое деревенское
кладбище, где мы можем покоиться в мире. Дорогой Джордж, обещай мне это!
- Обещаю, обещаю! - сказал муж, в отчаянии бросаясь перед ней на ко-
лени. - Скажи мне, Мэри, еще хоть слово. Один взгляд, один только
взгляд!
Он умолк, ибо рука, обвивавшая его шею, отяжелела. Глубокий вздох
вырвался из обессиленного тела, губы Зашевелились, и лицо озарилось
улыбкой; но губы были бледны, и улыбка застыла, напряженная и страшная.
Он остался один на свете.
Ночью, в молчании и уединении своей жалкой камеры, несчастный муж
опустился на колени перед телом жены и призвал бога в свидетели страшной
клятвы: начиная с этого часа он посвящал себя мщению за ее смерть и
смерть своего ребенка, начиная с этого часа и до последнего мгновения
жизни все силы его будут направлены к достижению этой единственной цели,
его мщение будет длительным и ужасным, его ненависть будет вечной и неу-
гасимой и будет гнаться за своей жертвой по всей земле. Глубокое отчая-
ние и страсть, вряд ли человеческая, произвели такие ужасные изменения в
его лине и фигуре, что его товарищи по несчастью в страхе отпрянули от
него, когда он проходил мимо. Глаза его налились кровью, лицо было мерт-
венно бледно, спина сгорблена, словно от старости. В жестокой душевной
муке он чуть не насквозь прокусил нижнюю губу, и кровь, хлынувшая из ра-
ны, стекла по подбородку и запятнала рубашку и шейный платок. Ни одной
слезы, ни одной жалобы он не проронил; но блуждающий взгляд и суетливая
торопливость, с какою он шагал взад и вперед по двору, указывали на жар,
его сжигавший.
Тело его жены было приказано унести немедленно из тюрьмы. Он принял
это известие с полным спокойствием и признал ею целесообразность. Почти
все обитатели тюрьмы собрались, чтобы присутствовать при выносе; они
расступились, когда появился вдовец; он поспешно прошел вперед и остано-
вился, один, на маленькой огороженной площадке у ворот, откуда отступила
толпа, руководимая инстинктивным чувством деликатности. Дешевый гроб
медленно пронесли на плечах. Толпой владело мертвое молчание, нарушаемое
только сетованиями женщин и шарканьем о каменную мостовую ног носильщи-
ков. Они достигли того места, где стоял осиротелый муж, и остановились.
Он положил руку на гроб, машинально поправил пелену, покрывавшую его, и
дал знак идти дальше. Тюремные сторожа сняли шапки, когда гроб поравнял-
ся с ними, и через секунду тяжелые ворота закрылись за ним. Муж рассеян-
но взглянул на толпу и рухнул на землю. Хотя на протяжении многих после-
дующих недель он днем и ночью бился в жесточайшей горячке и в бреду, но
сознание понесенной утраты и воспоминание о данной клятве не покидали
его ни на миг. Картины мелькали перед его глазами, одно место сменялось
другим, и события следовали за событиями со всей быстротою горячечного
бреда; но все они были так или иначе связаны с его единой великой целью.
Он плыл по беспредельному морю; над ним кроваво-красное небо; сердитые
волны, вздымаясь и бешенстве, вскипают и надвигаются с обеих сторон.
Впереди второе судно, с трудом идет оно в ревущем шторме, его рваные па-
руса развеваются, как ленты, на мачтах, а на палубе теснятся люди, при-
вязанные к поручням, через которые перекатываются каждое мгновенье ги-
гантские волны, унося обреченных в пенящееся море. Заднее судно несется
среди ревущих валов, с быстротой и силой, которым ничто не может проти-
востоять, и, врезавшись в корму переднего судна, разбивает его своим ки-
лем. Из чудовищной воронки, образовавшейся на месте Затонувшего судна,
вырывается вопль, такой громкий и пронзительный, - предсмертные крики
тонущих, слившиеся в неистовый вой, - что заглушает боевой клич стихии и
прокатывается долгим эхом, которое, казалось, прорезает воздух, небо и
океан. Но что это там - эта старая, седая голова, которая показалась над
водой, и, бросая отчаянные взгляды и взывая о помощи, борется с волнами?
Один взгляд - и он прыгает за борт судна и, сильными взмахами рук рассе-
кая воду, плывет к ней. Он приближается к ней, настигает ее. Это - лицо
того человека. Старик заметил его приближение и тщетно пытается от него
ускользнуть. Но он крепко схватывает его и влечет ко дну. Вниз, вниз
вместе с ним, на глубину трехсот футов; "борьба все слабее, слабее и,
наконец, прекращается. Старик мертв - он убил его и сдержал свою клятву.
Босой и одинокий, идет он по раскаленным пескам необъятной пустыни.
Песок душит его и слепит глаза, мелкие песчинки проникают в поры кожи и
доводят почти до безумия. Гигантские массы песка, гонимые ветром и наск-
возь пронизанные лучами палящего солнца, вздымаются вдали, подобно ог-
ненным колоннам. Кости людей, погибших в ужасной пустыне, валяются у его
ног, зловещий свет озаряет все вокруг; сколько хватает глаз, все внушает
ужас и страх. В отчаянии он тщетно пытается вскрикнуть, но язык прилип к
гортани, и вне себя он бросается вперед. Наделенный сверхъестественной
силой, он бредет по песку, пока не падает без чувств на землю, измучен-
ный усталостью и жаждой. Какая ароматическая свежесть оживила его, что
это за журчанье? Вода! Да, Это источник, и чистый, прохладный ручей
струится у его ног. Он пьет с жадностью, его ноющее тело отдыхает на бе-
регу, и он погружается в блаженное забытье. Приближающиеся шаги застав-
ляют его очнуться. Седой старик, шатаясь, идет утолить невыносимую жаж-
ду. Опять Это он! Он обвивает руками тело старика и не пускает его. Тот
борется и пронзительно кричит, умоляя дать воды, одну каплю воды, для
спасения жизни! Но он крепко держит старика и жадно следит за его агони-
ей, и когда голова его безжизненно поникла на грудь, он ногами отталки-
вает от себя труп.
Когда горячка прошла и сознание вернулось к нему, он узнал, что богат
и свободен, узнал, что отец, который мог обречь его на смерть в тюрьме,
- да! - который обрек тех, кто был его сыну дороже жизни, на смерть от
нищеты и той болезни сердца, какую не врачует ни одно лекарство, - отец
был найден мертвым на своих пуховиках. У него хватило бы духу оставить
сына нищим, по он был так горд своим здоровьем и силой, что считал преж-



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 [ 68 ] 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.