read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Но дело еще и в том, что вскоре на Русь пришел Великий Голод...
Летом 1601 г. на всем востоке Европы зарядили дожди - холодные, про-
ливные, бесконечные. От Пскова до Нижнего Новгорода они лили беспрерывно
двенадцать недель. Уже в июле ударил первый снег. Весь урожай погиб -
даже попытки скосить недозревшие хлеба провалились. Уже в конце августа
начались снегопады и метели, по Днепру ездили на санях "как средь зимы",
на полях жгли костры, чтобы спасти хотя бы жалкие остатки незрелого жи-
та. Не удавалось...
1602 г. Теплая весна, поля, засеянные еще с прошлого года, неожиданно
дали обильные всходы - но вскоре вновь грянули "морозы превеликие и
страшные". Всходы погибли. Лето, против прошлогоднего, было сухим и жар-
ким. "Кто сеял сто мер жита, собрал одну меру, вместо ржи родилося бы-
лие..."
Весна и лето следующего, 1603 г. выдались довольно благоприятными, но
подстерегала другая беда - не было семян из-за недородов двух предшест-
вующих лет...
И начался голод. Цены на хлеб мгновенно взлетели в 25 раз - на этот
счет есть совершенно точные воспоминания "служилых иноземцев" Жака Мар-
жерета и Конрада Буссова. Оба владели в России поместьями, занимались
хлеботорговлей и проблему знали не понаслышке.
В пищу шло все - кошки и собаки, мякина и сено, навоз, трава и ко-
ренья, даже мыши, собственный кал и солома. Впервые на Руси люди стали
есть людей. И не только трупы... Еще один иностранец, служивший на Моск-
ве, Петр Петрей, рассказывает, что он видел в Москве, как умиравшая от
голода женщина грызла своего ребенка. В столице продавались пироги с че-
ловечиной. Легко можно представить, что творилось в провинции. Вспомина-
ют, что путнику было опасно заехать на постоялый двор - могли тут же за-
резать и съесть. Маржерет, оставивший интереснейшие записки о России,
свидетельствовал: "Я был свидетелем, как четыре крестьянки, брошенные
мужьями, зазвали к себе крестьянина, приехавшего с дровами, как будто
для уплаты, зарезали его и спрятали в погреб про запас, сначала намере-
ваясь съесть лошадь его, а потом и его самого. Злодеяние это тотчас же и
открылось: тогда узнали, что эти женщины поступили таким образом уже с
четвертым человеком".
Точности ради нужно уточнить, что не все области страны были одинако-
во поражены голодом, а справедливости ради упомянуть, что Борис Годунов
боролся с голодом, прилагая прямо-таки титанические усилия. Впервые в
русской истории им была предпринята попытка регулировать цены - естест-
венно, на хлеб, запрещая поднимать их до запредельных высот. Кроме того,
опять-таки впервые в нашей истории, по стране разъехались "продотряды",
выявлявшие спрятанный хлеб и заставлявшие владельца продавать его по ус-
тановленной цене.
И вновь, в который раз на Руси, все благие намерения столкнулись с
человеческой природой (как, впрочем, бывало не на одной лишь Руси)...
В Курске, где урожай был особенно хорош, во Владимире, в других уро-
дивших окраинах отнюдь не торопились везти хлеб в голодные районы, пред-
почитая придерживать его в ожидании "настоящей" цены. Так же поступали и
московские хлеботорговцы. Хлеб прятали все - бояре, купцы, монастыри - и
все пытались им спекулировать, уворачиваясь от грозных указов царя, ели-
ко возможно. Руководившие "продотрядами" чиновники сплошь и рядом за
взятку закрывали глаза на спрятанный хлеб или на то, как в Москву отп-
равляют гнилье. Зажиточные люди массами выгоняли своих холопов, чтобы не
тратиться на прокорм, а выгоднее продать сэкономленное зерно. Должност-
ные лица, ответственные на бесплатную раздачу хлеба нахлынувшим в столи-
цу беженцам, делились деньгами и зерном в первую очередь со своими
друзьями и родней, их сообщники заявлялись в лохмотьях под видом нищих,
оттесняя настоящих бедняков. Современник пишет, что сам видел, как за
хлебом приходили переряженные нищими дьяки. Пекари, обязанные выпекать
хлеб строго определенного веса и величины, продавали ковриги почти неп-
ропеченными, а то и подливали воды для тяжести. Им рубили головы, но
особого воспитательного значения на остальных это не производило.
Считается, что погибло около трети населения страны. Жак Маржерет пи-
сал, что за два года и четыре месяца из двухсотпятидесятитысячного насе-
ления Москвы умерло сто двадцать тысяч. Монах Авраамий Палицын, келарь
Троице-Сергиева монастыря, оставивший записки о Смутном времени, называ-
ет даже большую цифру - 127 000.
Спасаясь, бежали кто куда мог - в Сибирь, на Дон, Запорожье, на Укра-
ину. Поскольку Борис предпринимал меры, чтобы вернуть беглых, вся эта
многотысячная масса автоматически становилась горючим материалом,
вольницей, готовой примкнуть к любому, кто пообещает не возвращать в
прежнее состояние.
(Немного позже по тем же мотивам воевали против Жечи Посполитой жите-
ли Украины - польско-литовское государство соглашалось принять на службу
лишь строго определенное число "реестровых казаков", однако многие, за
время смут и бунтов успевшие полюбить вольготную жизнь бродячего "лыца-
ря" с сабелькой на боку, категорически не хотели вновь возвращаться к
плугу. И потому возникла ситуация, кажется, не имеющая аналогов в миро-
вой практике: в нескольких восстаниях участвовали не те, кто боролся
против Жечи Посполитой, а те, кто таким образом пытался попасть в "ре-
естровые казаки". Иными словами, люди воевали с государством за то, что-
бы именно оно, это самое государство, приняло их к себе на службу и на-
делило привилегиями! Случай уникальнейший...)
Понятное дело, разбойники расплодились в неимоверном множестве. В та-
ком множестве, что перешли в несколько иную категорию - не лесных граби-
телей, а мятежников. В 1603 г. на Москву из Северской земли двинулось
огромное сборище "гулящего народа" под предводительством некоего Хлопки
Косолапого. Это уже были не разбойники, а люди с некоей программой
действий. Программа, правда, не отличалась ни новизной, ни глубиной -
занять столицу, всех истребить и все ограбить, - но при широком и вдум-
чивом ее претворении в жизнь могла натворить дел нешуточных. Дошло до
того, что ватага Хлопки первой ударила на идущие ей наперехват войска
под начальством окольничьего Ивана Басманова, и сам Басманов был убит.
Правда, Хлопку все-таки разбили, взяли в плен и казнили в Москве. Чуть
позже родственник царя, окольничий Семен Годунов, двинулся с воинской
силой усмирять бунты в Астрахани, но был разбит "воровскими казаками" и
едва вырвался живым.
Борис Годунов делал все, что мог - искал спрятанный хлеб, держал на
него низкие цены, начал строить каменные палаты Московского Кремля, что-
бы дать работу многим сотням голодных беженцев. Издал указ о том, что
все холопы, оставленные своими хозяевами без средств к пропитанию, не-
медленно получают вольную.
Однако беды зашли слишком далеко. На дорогах уже разбойничали не
просто беглецы от голода, но и мелкие дворяне, со своей "дружиной" ис-
кавшие легкой добычи. Именно после страшных лет "великого глада" стали
широко распространяться во всех слоях населения пересуды о том, что
именно Борис в свое время приказал убить малолетнего царевича Димит-
рия-Уара, сына Ивана Грозного от восьмой жены. И, разумеется, о том, что
спасшийся царевич вскорости придет восстановить справедливость.
Легко представить, какими методами боролись с распространителями слу-
хов. Однако было уже поздно. Борис оказался бессилен. 13 октября 1604 г.
Лжедмитрий I вступил в пределы России...
ПЕРВЫЕ ШАГИ И ПЕРВАЯ КРОВЬ
Вопреки устоявшемуся мнению, самозванец объявился не где-то "в
Польше" (к тому времени, как мы помним, никакой "Польши" уже не было, а
было федеративное государство Жечь Посполита), и даже не в Литве (чита-
тель помнит, что под этим названием подразумевается отнюдь не нынешняя
Литва), а в "русских землях", то есть на Киевщине, в окружении все-
сильного магната Адама Вишневецкого. Именно Адам и его брат Константин
первыми и узнали, что один из их слуг - "потомок Иоанна Грозного".
Как это произошло, в точности неизвестно и вряд ли когда-нибудь будет
установлено. По одной легенде, "Димитрий" занемог и думая, что умирает,
признался в своем происхождении монаху на исповеди - ну, а тот, наплевав
на тайну исповеди, помчался к князю Адаму. По другой "Димитрий" сам
признался князю, кто он таков, когда князь вздумал отдавать ему распоря-
жения, как простому прислужнику.
Бог весть... В конце концов, это не столь уж и важно. Гораздо важнее
другое - по моему глубокому убеждению, Адам и Константин Вишневецкие
искренне верили, что их гость и есть подлинный царевич Димитрий. Во-пер-
вых, без этой гипотезы никак не объяснить их последующую верность и пер-
вому, и второму Лжедмитриям, когда полагалось бы и прозреть. Во-вторых,
без этой гипотезы прямо-таки невозможно понять, какой же интерес пресле-
довали оба брата, оставаясь преданными сподвижниками самозванца. О "ма-
териальной заинтересованности" говорить смешно. Братья Вишневецкие были
не просто "одними из крупных" - крупнейшими магнатами Жечи Посполитой.
Предки знаменитого "князя Яремы" располагали властью, влиянием и бо-
гатством, не снившимися иным королям того времени. И, что гораздо более
убедительно - "царевич Дмитрий", щедро раздавая обещания тем, кто взялся
бы ему помогать, суля одним умопомрачительные груды золота, а другим ог-
ромные территории России, князьям Вишневецким не обещал ничего. Ни еди-
ного золотого, ни единой деревеньки. И тем не менее братья решительно
выступили на его стороне. Поэтому никак нельзя исключать того, что они
старались "за идею". Оба были детьми своего времени и потому вполне мог-
ли поверить самозванцу - огромное богатство хорошо порой еще и тем, что
его владельцы могут позволить себе роскошь не быть циничными и алчны-
ми...
Зато Юрий Мнишек, папенька знаменитой Марины, можно ручаться, в под-
линность "царевича" не верил нисколечко. Трудно сказать, изучая его жиз-
ненный путь, во что он вообще верил...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 [ 69 ] 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.