read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



он несколько раз назвал меня Маргариткой, что побудило мисс Дартл снова
вмешаться в разговор.
- Ах, это и в самом деле ваше прозвище, мистер Копперфилд? - спросила
она. - А почему он вас так прозвал? Может быть, потому, что, по его мнению,
вы... Э... молоды и наивны? Я ничего не смыслю в таких вещах.
Покраснев, я ответил, что, вероятно, причина такова.
- Ах, как я рада, что это узнала! - воскликнула мисс Дартл. - Я просила
объяснений и радуюсь, что их получила. Он считает вас молодым и наивным... И
вы его друг? Чудесно!
Вскоре после этого она пошла спать, удалилась и миссис Стирфорт. Мы со
Стирфортом посидели еще с полчаса у камина, вспоминая Трэдлса и других
школьников Сэлем-Хауса, а затем вместе отправились наверх. Комната Стирфорта
была смежной с моею, и я заглянул туда. Она была очень комфортабельна -
всюду мягкие кресла, скамеечки для ног, подушки, вышитые рукою его матери,
не забыта ни одна вещь, которая могла бы украсить комнату. А с портрета на
стене смотрело на своего любимца красивое лицо матери, словно ей доставляла
какое-то удовлетворение мысль, что, хотя бы с портрета, она может следить за
ним, когда он спит.
В моей спальне уже ярко разгорелся огонь в камине, полог у кровати и
гардины на окнах были задернуты, придавая комнате очень уютный вид. Я
опустился в большое кресло у камина, размышляя о счастливой своей судьбе, и
довольно долго услаждал себя этими мыслями, как вдруг увидел над каминной
доской портрет мисс Дартл, устремившей на меня горящий взгляд.
Сходство было удивительное, а потому и взгляд был удивительный.
Художник не изобразил шрама, но его дописал я, и он то появлялся, то
исчезал: по временам; он выделялся только на верхней губе, как это было за
обедом, а иногда растягивался во всю длину раны, нанесенной молотком, -
таким я видел этот шрам, когда она приходила в страстное возбуждение.
Мне было досадно, зачем поместили ее в моей комнате, а не где-нибудь в
другом месте. Чтобы от нее избавиться, я поскорей разделся, погасил свечу и
лег в постель. Но и засыпая, я не мог забыть, что она здесь и смотрит на
меня вопросительно: "Это и в самом деле так? Мне хотелось бы знать". А когда
я проснулся среди ночи, оказалось, что во сне я допытывался у всевозможных
людей, в самом ли деле это так или нет, но решительно не знал, что я имел в
виду.

ГЛАВА XXI
Малютка Эмли
В доме был слуга, всегда сопровождавший, как я узнал, Стирфорта и
поступивший к нему на службу, когда тот начал заниматься в университете; он
казался образцом респектабельности. Среди лиц, занимающих такое же
положение, мне кажется, нельзя было и сыскать более респектабельного
человека. Он был молчалив, двигался неслышно, был очень солиден, почтителен,
внимателен, всегда находился под рукой, если в нем нуждались, а если не
нуждались, никогда не появлялся поблизости. Но его притязания на уважение
основаны были главным образом на респектабельности. У него были отнюдь не
выразительное лицо, негнущаяся шея, круглая и очень твердая на вид голова;
волосы он стриг коротко, и они словно прилипали к вискам: он отличался
вкрадчивым голосом и своеобразной манерой произносить звук "с" так
отчетливо, что, казалось, этот звук встречался в его речи чаще, чем у всех
остальных людей; однако и эта особенность, как и все другие, ему присущие,
придавали ему самый респектабельный вид. Если бы нос у него был трубой, то и
тогда ему удалось бы сделать эту трубу респектабельной. Казалось, он
распространял вокруг атмосферу респектабельности и чувствовал себя в ней
уверенно.
Было почти невозможно заподозрить его в каком-нибудь дурном поступке -
столь он был респектабелен до мозга костей. Никому не могла бы прийти в
голову мысль облечь его в ливрею - столь неописуемо респектабелен он был.
Поручить ему какую-нибудь черную работу значило бы неумышленно нанести
оскорбление чувствам самого респектабельного человека. И я заметил, что
служанки в доме чувствовали это интуитивно и всегда исполняли такую работу
за него, а он в это время прохлаждался в буфетной за чтением газеты.
Мне никогда не приходилось встречать такого самодовольного человека. Но
и это его свойство, как и все другие, только придавало ему больше
респектабельности. Даже то обстоятельство, что никто не знал его имени,
казалось, способствовало его респектабельности. Ровно ничего нельзя было
возразить против его фамилии Литтимер, под которой он был известен. В самом
деле: повешенного могли звать Питером, а каторжника - Томасом, но "Литтимер"
звучало так респектабельно.
Может быть, это было следствием, вытекающим из самого существа
почтенного понятия респектабельности, но в присутствии этого человека я
чувствовал себя совсем юнцом. Его возраст мне трудно было определить, но и
это обстоятельство было ему на пользу по тем же основаниям - его физиономия
была столь бесстрастно респектабельна, что ему можно было дать и пятьдесят
лет и тридцать.
На следующий день утром, прежде чем я встал, Литтимер вошел в мою
комнату с водой для бритья, - обидный намек, - и моим платьем. Раздвинув
полог у кровати, я мог убедиться, что респектабельность его сохраняет
обычную свою температуру и из уст его даже не идет пар, несмотря на
восточный январский ветер; мои башмаки он поставил в первую танцевальную
позицию и, сдунув пылинки с моего фрака, положил его, как ребенка.
Я пожелал ему доброго утра и спросил, который час. Он извлек из кармана
самые респектабельные охотничьи часы, какие мне приходилось видеть,
придержал большим пальцем пружинку, дабы крышка поднялась не слишком высоко,
заглянул в них, будто советуясь с устрицей-оракулом, затем защелкнул и
сообщил, что половина девятого.
- Мистер Стирфорт рад будет узнать, хорошо ли вы почивали, сэр.
- Благодарю вас, прекрасно, - ответил я. - Мистер Стирфорт чувствует
себя хорошо?
- Благодарю вас, сэр. Мистер Стирфорт чувствует себя удовлетворительно.
Еще одна отличительная черта Литтимера: он избегал превосходной
степени. Всегда холодные, сдержанные, осторожные оценки.
- Чем я могу быть вам еще полезен, сэр? Утренний колокол зазвонит в
девять часов. Хозяева завтракают в половине десятого.
- Благодарю. Больше ничего не нужно.
- С вашего разрешения, это я должен вас благодарить.
С этими словами, слегка наклонив голову, он прошел мимо кровати, словно
извиняясь, что осмелился меня поправить, переступил порог и так деликатно
притворил за собой дверь, будто я только что сладко заснул, а от этого сна
зависела вся моя жизнь.
Такая же точно беседа происходила у нас каждое утро: ни одного слова
больше, ни слова меньше. И как бы накануне вечером я ни вырастал в своих
собственных глазах и каким бы зрелым мужем ни становился благодаря дружбе со
Стирфортом, доверию миссис Стирфорт и беседам с мисс Дартл, но в присутствии
этого респектабельного человека я неизменно "вновь делался ребенком", как
сказано у одного из наших малоизвестных поэтов.
Он привел для нас лошадей, и Стирфорт, знавший решительно все, начал
обучать меня верховой езде. Он достал для нас рапиры, и Стирфорт стал давать
мне уроки фехтования; принес перчатки, и я начал брать у того же учителя
уроки бокса. Меня не очень печалило, что Стирфорт узнает о моей неопытности
во всех этих науках, но я ни за что не решился бы обнаружить отсутствие
сноровки перед респектабельным Литтимером. У меня не было никаких оснований
полагать, будто сам Литтимер знал толк в подобных искусствах, ни одним
взмахом своих респектабельных ресниц не давал он мне повода сделать такое
заключение, тем не менее, если он присутствовал во время наших упражнений, я
чувствовал себя совсем желторотым и самым неопытным из смертных.
Я потому уделяю особое внимание этому человеку, что с первого же
момента он произвел на меня особое впечатление, а также - в связи с
дальнейшими событиями.
Прошла неделя, полная очарования. Конечно, она промелькнула быстро для
того, кто пребывал в таком восторженном состоянии, как я, и все же я имел
возможность еще ближе узнать Стирфорта и сотни раз еще больше восхищаться
им, а потому мне казалось, будто я живу у него значительно дольше. Он
обращался со мной как с игрушкой, но, пожалуй, такая смелая манера нравилась
мне больше, чем любая другая. Она напоминала мне о прежних наших отношениях
и как бы являлась естественным их продолжением; она служила доказательством
того, что он не изменился, и благодаря ей я мог не сравнивать наши
достоинства и не взвешивать мои притязания на дружбу с ним на равной ноге, а
самое главное было то, что только со мной он обращался так непринужденно,
тепло и сердечно. В школе он относился ко мне совсем иначе, чем к другим
ученикам, и теперь я с радостью готов был верить, что ни к одному из своих
приятелей он не относится так, как ко мне. Я верил, что я ближе ему, чем
любой его приятель, и чувствовал сильную, глубокую к нему привязанность.
Он решил ехать со мной, и день нашего отъезда настал. Сперва он
колебался, брать ли с собой Литтимера, но в конце концов оставил его дома.
Сия респектабельная особа, неизменно с полным бесстрастием относившаяся к
своей участи, уложила в маленькую коляску, которая должна была доставить нас
только до Лондона, наши саквояжи таким образом, что они могли не бояться
толчков в течение многих столетий; мое скромное даяние было принято этой
особой с невозмутимым спокойствием.
Мы попрощались с миссис Стирфорт и мисс Дартл, и любящая мать моего
друга очень ласково выслушала изъявления моей признательности. Последнее,
что я увидел, было бесстрастное лицо Литтимера, выражавшее, как мне
почудилось, молчаливую уверенность, что я еще совсем юнец.
Не берусь описывать свои чувства, когда я так счастливо возвращался в
знакомые, старые места. Мы отправились туда в почтовой карете. Помнится,
подъезжая к гостинице по темным уличкам Ярмута, я так тревожился, понравится
ли он Стирфорту, что был рад даже тому, что Стирфорт назвал городок



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 [ 69 ] 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.