read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


"Что мне нравится, Павла, так это возможность свободно обращаться со
временем суток. Посидел среди ночи- выходишь в день или вечер..."- "А, извините,
который час?" - "Полседьмого. Вы спешите?"-"Нет..."
"Жаль, - подумала Павла, - что нельзя выйти отсюда, из этой ночи, в день
или вечер. В солнечный день три месяца назад... Или год... Или, по крайней мере,
год спустя..."
Тритан священнодействовал, пристраивая свечи вокруг стола. И на спинку
стула, и в шкаф, и на пол, и перед зеркалом; Павла сидела на кровати, подобрав
под себя ноги, и смотрела, как преображается комната.
- Видишь ли, Павла... Есть вещи, о которых нельзя сказать. Которые можно
только сделать.
Павла прищурилась. Комната утопала в свечах, комната плыла, как корабль
среди звезд. Оранжевые огоньки напомнили ей о спектакле, о факелах, о музыке, от
которой мурашки бегут по телу, о пепельноволо-сой девушке и о Ковиче, как он
стоял во время поклона, какое у него было лицо...
Ей не хотелось вина. Она только чуть-чуть пригубила из высокого бокала.
...Бесконечное зеленое пространство. Синие цветы сливаются с синим небом...
Несущиеся навстречу, навстречу, навстре... Будто падает самолет... Сейчас
рухнет, упадет в васильки, сейчас...
- Как я устал, Павла, - сказал Тритан, и язычки свечей зелеными точками
отразились в его глазах. - Как я бешено устал...
Пахло расплавленным воском.
Она ткнулась лицом в теплую грудь своего мужа.
Она помнила все его запахи. Она верила в него, как рыбак во время шторма
верит в свою лодку. Как акробат под куполом цирка верит в невидимую проволоку
страховки.
- Тритан, я...
Ровно и высоко стояли желтые язычки свечей.
- Да, малыш. Не беспокойся. Все будет совершенно в порядке.
Пещера молчала. Пещера будто бы стала меньше; ниже опустился потолок, уже
сделались коридоры, сар-на шла вперед, содрогаясь с каждым шагом, будто боясь
уткнуться в конце концов в глухую, все запирающую стену.
Нигде не журчала вода. Мох под ногами был сухой и ломался с еле слышным,
характерным треском.
Лишайники добирались до самого потолка, отмершие клочья их свешивались
гирляндами. Сарна шла, пригибая голову, боясь зацепить зеленоватые клочья
напряженным белым ухом.
Не возились насекомые в волглых щелях. Не лопались оболочки личинок. Сарна
шла и слышала только себя.
И может быть, немножко - ветер.
Сарна шла; ей казалось, что ее зовут, но это не был зов самца, это не был
зов источника или запах привольного пастбища; сарна не желала идти на зов - но
все же шла.
Впереди открылся просвет; вероятно, под сводами этого зала роились
несметные тысячи огненных жуков, потому что даже самоцветные камни, лежащие у
его порога, посверкивали и переливались бессчетным множеством огней. Цветные
искры вспыхивали - и гасли; завороженная зрелищем, сарна замедлила шаг.
Вот он, большой и светлый зал. Трепеща, испуганно поводя ушами, сарна
переступила каменный порог и замерла, потому что уши ее говорили о том, что
бояться нечего, но посреди зала...
Посреди зала стоял тот, черный, с хлыстом в опущенной руке.
Ее страх был подобен смертельной усталости. Сильнее застучало сердце- но
колени подогнулись, укладывая мохнатое тело на подстилку из камня. Зал,
сталактиты, фигура с хлыстом- все подернулось дымкой, качнулось, поплыло.
Тот, что стоял с хлыстом, шагнул вперед. Она покорно ждала. Его присутствие
убило в ней волю к жизни. Напрочь. Досуха.
Она покорно ждала, но тот, что шел с хлыстом, вдруг обернулся.
И, будто повторяя давний сон, из темноты высту--пил другой - тоже с
хлыстом. В ниспадающем до пят черном одеянии.
Сарна знала, что будет дальше. Когда два существа с хлыстами становятся
друг против друга...
Когда хлысты танцуют свой танец и, соприкасаясь, разбрасывают тучи
бело-голубых трескучих искр...
Когда...
Два егеря стояли друг перед другом.
Тот, что шел убивать Павлу, поднял хлыст.
Тот, что желал ему помешать, шагнул вперед, и сарна услышала звук, ничего
ей не сказавший, - звук человеческой речи...
Этот, который появился вторым, хотел драки. Хлыст его взвился в воздух,
перерезал ветер сразу в нескольких местах и снова взвился, целя в шею соперника.
Но соперник не желал поединка. Соперник поднял руку, и из руки его вылетела
молния. Почти беззвучно, с глухим одиноким хлопком. Молния не долетела до того,
что играл с хлыстом.
Но что-то, невидимое сарне, долетело; через мгновение хлыст уже лежал,
бессильный, на камнях.
Тот, который минуту назад стоял между сарной и ее смертью, теперь удивленно
глядел на соперника, прижимая руки к груди.
А потом лег рядом со своим хлыстом. Осторожно лег, словно боясь пораниться.
...Ужас ее был сильнее покорности.
Будто прорвав липкую пелену, она неслась переходами, и звук копыт,
отражаясь от стен, показывал ей, где выход.
Черные короткие фитильки тонули в лужицах остывшего парафина. Свечи
сгорели, не оставив даже пней. Вся комната залита была цветным воском. ... Она
еще чувствовала запах Пещеры. Она еще слышала затихающий дробный топот копыт.
Никогда в жизни, даже уйдя от клыков саага...
Никогда в жизни она не помнила о событиях в Пещере так ярко и явственно.
Как будто это случилось не с сарной. Будто это действительно случилось с
ней, Павлой Нимробец... Ассистенткой... Нет, третьим режиссером на
телевидении...
И потому она лежала, привыкая к своему человеческому, распростертому под
простынями телу.
И затылком чувствовала его руку. Смуглую, слишком темную среди белых
простыней, обнимающую ее руку.
"Нет, - сказала она себе. - Это был сон, всего лишь дурацкий сон... Просто
сон о Пещере".
Смуглая рука была холодной.
- Тритан, - позвала Павла так громко, как только могла. - Тритан!..
Смуглая рука была твердой. У Павлы ныл затылок.
- Тритан, - она упрямо не хотела поворачивать голову.- Тритан!!
Обнимающая ее рука бессильно соскользнула в ворох белых, мятых, пахнущих
воском простыней.
Он мог бы позвонить заведующему труппой, с тем чтобы тот сам, официально,
довел до ведома коллектива решение комиссии по нравственности... Кстати, а где
документальное подтверждение? Где бумага с гербами, в которой "Первая ночь"
объявляется закрытой для публичного представления?
Впрочем, все равно. Раман прекрасно знал, что по первому же его требованию
ему предъявят и бумагу...
Он вполне мог бы переложить этот груз на заведующего труппой... да на кого
угодно. Тем более что до половины шестого утра казалось, что выбора у него так и
так не будет- старая развалина, сраженная сердечным приступом, он не сможет
встать с постели...
А в полшестого он додумался единой пригоршней принять все лекарства,
оставленные врачицами из "скорой".
И понял, что звонить завтруппой ни в коем случает не станет.
Никому не станет звонить. Отправится сам. Из-под приоткрытой балконной
двери тянуло холодом. Ночь была сырая и ветреная; лежа без сна, он вдоволь
наслушался шелеста и скрипа, будто деревья, боясь предстоящей осени, поспешно
изливали друг другу свои страхи...
Он с трудом поднялся, доковылял до ванной и, увидев в зеркале собственное
лицо, грязно выругался.
Грязно- но очень тихо. Не потому, что боялся смутить собственное отражение,
а потому, что на громкие ругательства не хватала сил.
Звякнул входной звонок. Как-то очень осторожно, будто боясь потревожить;
Раман дернулся и посмотрел на часы: шесть утра...
- Входите, - хотел крикнуть он, но крика не получилось; стянув с крючка
ободранный полосатый халат, , он побрел в прихожую - правая нога босая, левая -
обутая в тапочку с черным синтетическим ворсом.
На лестничной клетке стояла Павла Нимробец. В большой, не по росту, мужской
куртке; она отшатнулась, увидев его лицо, а он испугался, встретившись с ней
глазами.
Потому что глаза были сухие и лихорадочные, совершенно больные,
сумасшедшие.
- Я удрала, -виновато пробормотала она, кутаясь в куртку. - Я от них...
дураков... сбежала... Но у меня маячок. Мне все равно не сбежать...
- Павла...
- Тритана убили, - сказала она как-то даже весело. - Сон его был глубок...
но смерть пришла совершенно неестественно, потому что его застрелили в Пещере из
этого... самострела... а он говорил, что в Пещере самострелов нет...
- Павла?!
Он втащил ее в квартиру, огляделся, как слепой, кинулся к телефону, на ходу
прикидывая, кто сейчас нужнее - психиатр, кардиолог, гинеколог. Второй
советник?!
- Не надо! - вскрикнула Павла за его спиной. - Не надо никому звонить...
Он беспомощно опустил трубку на рычаг.
- Больницей пахнет, - сказала Павла шепотом. - Вы... чего это, а?..
- ...Стимуляторы,- повторил Раман вежливой аптекарше. - Чтобы бодрствовать
как минимум двое суток подряд. Мне необходимо для работы.
- Господин Раман, - вежливая аптекарша ужаснулась. - Стимуляторы в
сочетании с целой батареей сердечных...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 [ 69 ] 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.