read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



торой узнала неделю назад, или отвергаешь ее?
- Всеми своими поступками я отвергла ее.
- Знаю. Мельчайшие твои поступки известны нам.
Я спрашиваю о тайне твоего сердца, а не твоего поведения.
Консуэло почувствовала, что щеки ее запылали, и ничего не ответила.
- Ты находишь, что мой вопрос жесток. И все-таки надо ответить. Я не
хочу догадываться о чем-либо. Мне надо знать и занести в протокол твои
слова.
- Да, я люблю! - ответила Консуэло, ощущая потребность быть правди-
вой.
Но не успела она произнести эти смелые слова, как разразилась слеза-
ми. Девственность ее души была поругана.
- Почему ты плачешь? - мягко спросил исповедник. - От стыда или от
раскаяния?
- Не знаю. Думаю, что не от раскаяния, - для этого моя любовь слишком
сильна.
- Кого ты любишь?
- Вы знаете это, я - нет.
- Но если бы это не было мне известно! Его имя?
- Ливерани.
- Это не имя. Так зовут всех наших адептов, желающих носить это проз-
вище и пользоваться им. Большинство из нас принимает его во время путе-
шествий.
- Другого имени я не знаю, да и это узнала не от него.
- Его возраст?
- Я не спрашивала.
- Его наружность?
- Я не видела его лица.
- Как же ты узнала бы его, если б встретила?
- Мне кажется, я узнаю его, коснувшись его руки.
- А если бы от этого испытания зависела твоя судьба и ты бы ошиблась?
- Это было бы ужасно.
- Бойся же своей неосторожности, несчастное дитя! Твоя любовь безум-
на.
- Я это знаю.
- И твое сердце не борется с ней?
- У меня нет сил.
- Но хочешь ли ты побороть ее?
- Нет, даже и не хочу.
- Значит, твое сердце свободно от любой привязанности?
- Совершенно свободно.
- Но ведь ты вдова?
- Думаю, что вдова.
- А если бы ты не была вдовой?
- Я поборола бы свою любовь и исполнила бы свой долг.
- С сожалением? С болью?
- Быть может, даже с отчаянием. Но исполнила бы.
- Ты, стало быть, не любила того, кто был твоим супругом?
- Я любила его как сестра. Я сделала все, что было в моих силах, что-
бы полюбить его любовью.
- И не смогла?
- Теперь, когда я знаю, что значит любить, могу ответить - нет.
- Не упрекай себя - нельзя любить против воли. Так ты думаешь, что
любишь этого Ливерани? Серьезно, благоговейно, пылко?
- Да, все эти чувства живут в моем сердце, но, может быть, он недос-
тоин их!..
- Он их достоин.
- О, мой отец, - воскликнула преисполненная благодарности Консуэло,
готовая упасть перед старцем на колени.
- Он достоин безграничной любви не менее, чем сам Альберт! Но ты
должна отказаться от нее.
- Значит, это я недостойна его? - с болью спросила Консуэло.
- Ты была бы достойна, но ты не свободна. Альберт Рудольштадтский
жив.
- О боже, прости меня! - прошептала Консуэло, падая на колени и зак-
рывая лицо руками.
В течение нескольких секунд исповедник и кающаяся хранили тяжелое
молчание. Но Консуэло вдруг вспомнила обвинения Сюпервиля и ужаснулась.
Что, если этот старец, внушающий столь глубокое почтение, всего лишь
участник какой-то гнусной махинации? Что, если он хочет воспользоваться
непорочностью и чувствительностью несчастной Консуэло, чтобы бросить ее
в объятия подлого самозванца? Она подняла голову и, бледная от волнения,
с сухими глазами и дрожащими губами попыталась проникнуть взглядом
сквозь эту бездушную маску, быть может, скрывавшую бледность преступника
или дьявольскую улыбку злодея.
- Альберт жив? - сказала она. - Вы уверены в этом? А известно ли вам,
что есть человек, очень на него похожий? Я и сама чуть было не приняла
его за Альберта.
- Мне известна эта нелепая выдумка, - спокойно ответил старик, - из-
вестны все глупости, придуманные Сюпервилем, чтобы снять с себя обвине-
ние в том, что он опозорил науку и совершил преступление, велев отнести
в склеп спящего человека. Весь этот бред можно разрушить несколькими
словами. Во-первых, Сюпервиль был признан неспособным подняться выше не-
скольких незначительных степеней тайных обществ, которыми руководили мы,
и его уязвленное самолюбие в сочетании с болезненным, нескромным любо-
пытством не могло перенести такое унижение. Во-вторых, граф Альберт ни-
когда не помышлял о том, чтобы потребовать свое наследство; он отказался
от него добровольно и никогда не согласится вернуть свое имя и занять в
обществе свое положение, ибо это возбудило бы скандальные толки относи-
тельно тождества его личности и задело бы его гордость. Возможно, что он
дурно понял свой истинный долг, отрекаясь, так сказать, от самого себя.
Он мог бы употребить свое состояние лучше, чем его наследники. Он отнял
у себя один из способов делать добро, дарованных ему провидением. Но у
него остались другие способы, а главное, голос любви оказался здесь
сильнее голоса совести. Он помнил, что вы не любили его именно потому,
что он был богат и знатен. Он пожелал безвозвратно отказаться от своего
имени и состояния. И сделал это с нашего разрешения. Теперь вы не любите
его, вы любите другого. Он никогда не потребует, чтобы вы стали его суп-
ругой, ибо вы согласились на это лишь из сострадания к умирающему. У не-
го хватит мужества отказаться от вас. У нас нет никаких прав ни на того,
кого вы зовете Ливерани, ни на вас самих, кроме права убеждать и совето-
вать. Если вы пожелаете бежать вместе, мы не станем вам препятствовать.
Мы не признаем ни тюрем, ни арестов, ни пыток, что бы там ни наговорил
вам легковерный и трусливый слуга. Мы ненавидим методы тирании. Ваша
судьба в ваших руках. Идите и поразмыслите еще раз, бедная Консуэло, и
да вразумит вас бог!
Консуэло выслушала эти слова с глубоким изумлением. Когда старик кон-
чил говорить, она поднялась с колен и твердо сказала:
- Мне незачем размышлять, мой выбор сделан. Альберт здесь? Проводите
меня, и я упаду к его ногам.
- Альберта здесь нет. Ему не подобало быть свидетелем нашего разгово-
ра. Он даже не знает о той мучительной борьбе, которую вы переживаете в
эту минуту.
- О мой дорогой Альберт! - вскричала Консуэло, поднимая глаза к небу.
- Я выйду из нее победительницей.
Потом она опустилась на колени перед стариком.
- Отец мой, - сказала она, - отпустите мне мои грехи и помогите ни-
когда больше не видеть Ливерани. Я не хочу более любить его, я не буду
его любить.
Старец положил свои дрожащие руки на голову Консуэло, но когда он
снял их, она не смогла подняться. Подавляя душившие ее рыдания, сломлен-
ная непосильной борьбой, она вынуждена была опереться на руку исповедни-
ка и с его помощью вышла из часовни.

XXIX
На следующий день, в двенадцать часов, малиновка постучала клювом и
коготками в окошко Консуэло. Подойдя, чтобы открыть, Консуэло увидела на
ее оранжевой грудке перекрещивающуюся черную нитку и уже невольно взя-
лась за оконную задвижку, но тотчас отдернула руку. "Лети прочь, вестни-
ца несчастья! - сказала она. - Прочь, бедная невинная посредница! Ты пе-
реносишь греховные письма и преступные слова. Быть может, у меня не хва-
тит мужества не ответить на последнее прости. Ведь я не имею права даже
и на то, чтобы он понял, как я сожалею и как страдаю".
Чтобы избавиться от крылатой искусительницы, привыкшей к лучшему при-
ему и сердито бившейся о стекло, Консуэло убежала в музыкальный салон.
Здесь, чтобы не слышать криков и упреков своей любимицы, которая, после-
довав за ней, подлетела и к этому окну, она села за клавесин, испытывая
тягостное чувство матери, затыкающей уши, чтобы не слышать жалобных кри-
ков своего наказанного ребенка. Однако не досада и огорчение малиновки
заботили сейчас бедную Консуэло. Записка, которую она принесла под кры-
лом, обладала голосом, еще более надрывающим душу. Вот этот-то голос -
так казалось нашей пылкой затворнице - плакал и стонал, умоляя, чтобы
его услышали.
И все же она устояла. Но истинная любовь не отступает перед пре-
пятствиями и снова идет на приступ, становясь еще более властной и тор-
жествующей после каждой из наших побед над нею. Можно сказать без преу-
величения, что, борясь с любовью, мы лишь даем ей в руки новое оружие.
Часов около трех в комнату вошел Маттеус с целой охапкой цветов, которые



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 [ 69 ] 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.