read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Теория возвращения на рельсы эволюции разрабатывается в настоящее время
прибывшими из эмиграции предстаеителями русской традиционной философской
мысли...
Возвращайтесь на работу. Осмыслите, отрешившиоь от многих догм,
происходящее, и тогда ваше освобождение и включение в нормальную
общественную жизнь будет не за горами! Наши замечательные ученые, поэты,
композиторы, художники и журналисты начали на днях исторический эксперимент.
Цель его: доказать возможность постепенного возвращения массе людей
человеческого облика, потерянного ими в условиях гражданской войны,
многолетней партийной свары, вызванной беспринципной борьбой за власть, и
неорабовладельчества так называемых пятилеток. Партия просит участвовать в
нем всех. Эволюция начинается! Ура!
Многие радостно и свободно закричали: "Ура-а~" Но были там просто
хлопавшие ушами дебилы, были мужички с оглядкой, которых время научило
крепко стоять на ногах, когда кораблишко бросает о борта на борт, и были
твердокаменные.
Эти, дождавшись через двадцать лет свободы, до сих пор оправдывают
любую страшную, допущенную по тупости или произволу ошибку исторической
необходимостью, а желание осмыслить природу "ошибок" для того, чтобы
предотвратить их и искоренить - преступным ревизионизмом.
Правильно я говорю, Понятьев?.. Кивает.
Улетел я с Колымы, насмотревшись там такого, что если бы не память о
прошлом и не надежда на будущее, то встал бы я на колени и взмолился бы, как
взмолился при мне один зэк: Господи! У тебя бесчисленное количество солнц и
звездных систем! И жизнеспоообных планет в них больше, чем уездов в России.
Так порази же мгновенным ударом жизнь хотя бы Колымского края за все, что мы
делаем с ней и с самими собой. Порази, Господи, всю землю, чтобы не было
обидно колымчанам. Порази, ибо от стыда перед Тобою нет силы жить. Но если,
Господи, нет нигде больше в твоих бесконечных краях ни планетки, ни
звездочки с какой ни на есть захудалой жизнюшкой, если одни мы, родимые, у
Тебя, то прости меня великодушно и милосердно за грешную и похабную эту
просьбу. Все, что ниспослано Тобою в виде стихий и случаев, все обиды и
раны, нанесенные нами самими друг другу, от которых слепнут очи и холодеет
душа, я лично вынесу, как выношу уголек из зоны в ладонях, дабы согрел моих
братьев людей в вечной мерзлоте костер твоей стихии, и боль горелую в руках
приму как награду и смысл.
Услышал я случайно эту молитву зэка, когда зашел в одну зону.
Начальничек ее, действительно, оказался небывалым садистом и буквально
заражал им остальных надзирателей. Жалобу зэков, с риском для жизни, передал
мне вольный горный инженер. Проверил я ладони добытчиков золотишка, на
которое содержалса, кстати, ряд зарубежных компартий в те времена. Ожоги,
ожоги, ожоги. О прочих измывательствах я говорить не буду... Приказываю
начальничку, который тоже произвел на меня впечатление человека, вырванного
из вращения круга жизни, выстроить в зоне всех зэков. Объясни, - говорю
добродушно, - присутствующим, почему ты не разрешаешь им пользоваться
спичками и велишь выносить огонь из зоны только в руках, на нежных ладонях?
- Граждане заключенные, - сказал начальничек обычным и уверенным, как
на партсобрании, голосом. - Вы у нас есть - враги народа, фашисты,
вредители, сектанты, поповщина и агенты. Вы, проповедуя буржуазный гуманизм,
бросали яды в ясли, взрывали мосты, заливали в бензобаки танков по утрам
мочу и замазыаали фары броневиков дерьмом. Вы выводили породы рыб с острыми
костями, застреваашими в горлах ударников и стахановок. Вы за бесценок
продавали чертежи наших линкоров-невидимок англичанам и японцам. Вы
пропитывали колхозные поля польским искусственым гноем, губившим урожай на
корню. Вы через вену подмешивали в сперму крупного рогатого скота сухую
ртуть с целью снижения роста поголовья в колхозах. Вы разбавляли чугун и
сталь аммиаком и добавляли в бензин соль. Вы делали головки спичек из глины
и швейные иголки из свинца. Ваша изобретательность, жестокость и коварство
были беспредельны. Вы потеряли право называться людыми, отказавшись принять
добровольно классовую мораль. Но мы сделаем из каждого из вас человека с
большой буквы. Вы начали все сначала под руководством великого и любимого
учителя всех народов, товарища Сталина. Вы начали с борьбы за огонь,
граждане заключенные1 Тажело? Да! Тяжело! Больно? Да! Больно! А им, скажите,
было легко тысячи лет тому назад, я книгу читал "Борьба за огонь"
одноименную, легко? Нелегко! Тогда не было лагерей с казенной шелюмкой, и
еду приходилось добывать самим, а не рыться а помойках я ждать хлеба по пять
дней, размнув рыло. Тогда никто никому не выдавал казенных бушлатсв, ушанок,
простынок и соломенных матрацев, не строил нар и никого не охранял от
нападения мамонтов. Но разгорелось же из искры пламя! Разгорелось и подожгло
царскую Россию - тюрьму народов, в которой сгорело все старое: и распорядок
дня, и правила поведения заключенных, и нормы питания, и срока, и
надзиратели, и зверства жандармских полковников. Сгорело. А вы что хотели?
Потушить пожар мировой революции?
Тут кто-то заорал:
- В том-то и трагедия, что мы хотим ее разжечь, а нас посадили!
- Молчать! Не позволю! Вранье! - возразил начальничек. - Все вы
сектанты, троцкисты, священники и огнетушители!
- Мы требуем и просим соблюдения норм человеческого общежития! -
раздался громкий голос.
- Норм? Норму температуры в бараке и на объектах надо заслужить! -
сказал начальничек. - Пайку надо заработать. Одежда не нравится? Вспомните,
в чем ходили те, искру которых вы мечтали залить ядами и мочой! Вспомнили?
Поэтому жалоб никаких не принимаю. Начинайте все сызнова: с борьбы за огонь!
Херню эту мне надоело слушать. Я вытащил пистолет, который в нарушение
всех правил принес в зону, и сказал:
- За потерю человеческого облика, попытку поставить органы над народом
и злодейский план возвращения контингента заключенных к первобытному
состоянию начальник лагеря Напропалуев Юрий Викторович приговорен особым
совещанием к расстрелу. Методы его руководства лагерем осуждены. Надзиратели
уволены из органов. Условия жизни будут улучшены. Для зэков все это было
сказкой. Дал я им пару минут понаблюдать за начальничком, который начал
меняться в лице, и, не глядя, пустил ему пулю в лоб. Кто-то из священников
подошел, прикрыл веки убитому и помолился.
В общем, улетел я с Колымы, плюнув уже и на Понятьева, и на свою жизнь.
Если бы не отъявленные злодеи, по которым пуля плакала с двадцатых годов, я
покончил бы с собой. В изведении их была цель моей жизни, но то, что
происходило в те времена с невинными, всеобщая деморализация, ничтожества,
забравшиеся в кресла своих предшественников, иногда еще большие подонки, чем
они сами, и умевшие только зычно гаркать любимое слово партии: "Давай! " -
все это бросало меня в ярость и подавляло своей безысходностью.
Вон - Понятьев замотал головой. Он считает, очевидно, что никакой
деморализации не было.
В вас, гражданин Гуров, зреет решение?.. Думайте..

66
Вдруг звонят мне в сорок первом, в мае, и сообщают, что Понатьев
нашелся. Елки-палки! Опять лечу туда, на Колыму. Где, вы думаете, нахожу я
вашего папеньку? Десять фантастов, если начнут гадать и выдумывать - не
нагадают и не выдумают, и интересно мне: соотнесете вы после моего рассказа
все услышанное с природой дьявольской идеи, сняв с нее, конечно, красивые
слова, или же жуткие тракты, повиснув в воздухе, будут ожидать тыщу лет
установления своего с нею родства. Очень интересно.
Добираюсь до межзонального лазарета.
- Хотите, - спрашивает главврач с нормальным человеческим лицом, -
аттракцион посмотреть и сеансов, как у нас говорят, поднабраться? Там и
Понатьева своего увидите.
Пошли. Зоны лазаретные, мужская и женская, разделены забором. Перелезть
через него нельзя даже здоровому человеку. На нем проволока колючая и острые
пики. По обе стороны забора - бараки, операционные, кухни, прогулочные
дорожки, морги. Морг женский и морг мужской. Мы стояли в женской зоне, на
вахте, оттуда хорошо просматривался весь забор.
- Гони мужиков на прогулку! - распорядился главврач и сказал: -
Наблюдайте, товарищ полковник.
И вот товарищ полковник видит через некоторое время, как из дырок в
заборе, из одной, третьей, десятой, двадцатой, вылезают разных размеров
стоячие мужские члены, а один из них самый здоровый. Главврач и вахтенные
охранники засмеялись. Я не сразу сообразил, над чем они хохочут. Да!
Представьте себе, гражданин Гуров, вылезают на наших глазах стоячие мужские
члены, которым бы сейчас жен своих радовать и веселить, бабенок-полюбоениц в
сладкую пропасть закидывать, детишек зачинать, а они вылазят из дырок в
заборе, залатанною во многих местах, вылазят в заново пробитые дырки,
просовываются еще пять-шесть членов, и вот уже, визжа, горланя, хохоча,
задирая на ходу юбки, платьица и комбинашки, бегут к членам из открытого
барака несчастные бабешки... Облепили забор, тычутся кто задом, кто передом.
Я остолбенел и как бы отлетел сам от себя, став бесплотной тенью, потому что
душа, много чего повидавшая, не могла признать в первый момент реальности
"провинциального аттракциона", как называли его главврач и надзиратели.
Молодые и средних лет женщины прилаживались к детородным органам
зазаборных мужчин, и я слышал, как сплетаются чисто, вульгарно, нежно,
шутливо и страдательно их голоса из-за невозможности сплестись в желанной
ласке рукам и ногам из-за черт знает кем изобретенной невозможности
приникновения в счастьи самоотдачи к устам человеческим человеческих уст.
Это было невыносимо, и за миг до того, как я пришел о себя, я ощутил в своей
душе отрешенную от всего личного любовь к людям, а может быть, страстное
сострадание.
Что-то удержало меня дать приказ прекратить это безобразие. Я
отвернулся от женщин, стараясь не слышать ни голосов их, ни смеха, ни
выкриков, в которых чувствовался назревавший по мере необходимого
возрастания в душах общего стыда, взрыв веселого, спасительного хулиганства,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 [ 69 ] 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.