read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Отец Мнишека (впрочем, в написании его фамилии есть разночтения, поз-
воляющие говорить, что первоначально наш пан писался Мнишич) приехал в
Польшу из Чехии и сделал неплохую карьеру. Оба его сына, Николай и
Юрий*, тоже весьма недурно устроились при дворе короля Сигизмунда-Авгус-
та - правда, карьера их была довольно специфической... Король был
большим любителем женского пола - и "девочек" поставляли как раз Мнише-
ки. Существует рассказ про то, как однажды Юрий, переодевшись монахом,
проник в бернардинский монастырь, где воспитывалась некая юная очарова-
тельная мещаночка, уговорил ее оттуда бежать и привез к королю. Если это
и неправда, то придумана она кем-то, кто прекрасно знал братьев.
* Не исключено, что Мнишеки сначала были православными, потому что
всюду Юрий так и писался - "Юрий" ("Юрий" - это "Георгий", но "Георгий"
по-польски - всегда "Ежи").
Кроме женщин, братья Мнишеки были "придворными поставщиками" колду-
нов, баб-шептух, гадалок и знахарок, к которым король, по-ребячески суе-
верный, питал чуть ли не большую слабость, чем к прекрасному полу, -
правда, с совершенно другими целями...
Можно представить, как поживились оба братца возле короля. В особен-
ности после его смерти. Когда король умер, оказалось, что его казна со-
вершенно пуста - исчезло и золото, и драгоценности. Сокровищница была
очищена так, что для покойника даже не нашлось приличного погребального
наряда. Естественно, тут же возник вопрос: что было в нескольких мешках
и огромном сундуке, которые слуги Юрия Мнишека вывезли из королевского
замка (сундук, "который едва подняли шесть человек" - за шесть дней до
смерти короля, а мешки - в ночь после смерти)?
Мнишек утверждал, что - сплошные пустячки. Так сказать, мелкие суве-
ниры. Ни сестра короля, ни сейм в эти сказочки не верили, но расследова-
ние ни к чему не привело. Во-первых, "мешки и сундуки" вывозил в те дни
не один Мнишек, во-вторых, за пана Юрия вступилась многочисленная родня,
и дело угасло как-то само собой. Договорились считать, что королевская
казна с самого начала была пуста...
Нужно добавить, что и в вопросах веры Юрий Мнишек проявлял столь же
лихую беспечность - назовем это так... Когда в Жечи Посполитой на неко-
торое время приобрели влияние кальвинисты и ариане (арианство - течение
в православии, признаваемое ересью и католиками, и православными), Юрий
Мнишек водил знакомство главным образом с ними. Одна его сестра была за-
мужем за видным арианином Стандицким, другая - за кальвинистом, краковс-
ким воеводой Фирлеем, сам Мнишек женился на Гедвиге Тарло, девушке из
знатной арианской семьи.
Когда в 1587 г. королем Жечи Посполитой стал Сигизмунд III, ревност-
ный католик и покровитель иезуитов, в голове у Мнишека, надо полагать,
наступило просветление, и он моментально стал верным католиком: в удар-
ные сроки построил за свой счет два монастыря, а Львовской иезуитской
коллегии подарил десять тысяч золотом...
Легко понять, что представлял собой этот субъект, тесть Константина
Вишневецкого (Вишневецкий, правда, был православным, но Мнишека такие
мелочи не останавливали - князь как-никак был еще и некоронованным коро-
лем "русской земли"...)
Вот этот тип, конечно же, жаждал в первую очередь злата и поместий. И
ради этого, пожалуй, мог бы поверить и в то, что "названный Дмитрий" -
тетушка германского императора... Насчет Мнишека нет никаких сомнений и
двусмысленностей - его привлекали чисто меркантильные возможности, отк-
рывавшиеся перед тестем русского царя...
Что любопытно, в самом начале "воскресший Дмитрий" предназначался
Вишневецкими и Мнишеком отнюдь не для московского трона, а для краковс-
кого! Мало кто об этом помнит, но из сохранившихся документов известно
точно: магнаты первоначально лелеяли замысел свергнуть Сигизмунда и сде-
лать королем Жечи Посполитой как раз Дмитрия, подходившего по всем
статьям: сын Грозного, следовательно, Рюрикович, следовательно, в
родстве с пресекшейся династией Ягеллонов. А настоящий он или нет - дело
десятое. Вишневецкие верили, что настоящий, Мнишек наверняка не верил
никому и ничему, но все трое всерьез собирались короновать Дмитрия в
Кракове.
Потом от этой идеи отступились - стало ясно, что не выйдет, слишком
многие против. И взоры обратились в другую сторону, на восток...
Опять-таки, вопреки расхожему мнению, и король Сигизмунд, и его са-
новники отнеслись к воскресшему сыну Грозного без всякого энтузиазма.
Коронный гетман Ян Замойский (недруг иезуитов, кстати) выражался недвус-
мысленно: "Случается, что кость в игре падает и счастливо, но обыкновен-
но не советуют ставить на кон дорогие и важные предметы. Дело это такого
свойства, что может нанести вред нашему государству и бесславие королю и
всему народу нашему". Стоит уточнить, что эта позиция была результатом
не каких-то высокоморальных убеждений, а конкретной и четко выраженной
боязнью ответного удара со стороны Москвы. Ту же позицию занимали влия-
тельные государственные и военные деятели Станислав Жулкевский и Ян Ход-
кевич. Вообще в Польше, то есть так называемых "коронных землях", отно-
шение к новоявленному царевичу было самое прохладное. Король Сигизмунд,
как можно судить, в подлинность царевича не верил, однако под нажимом
родни Мнишека и благодаря авторитету Вишневецких вынужден был принять
"Дмитрия", подарить парочку золотых безделушек и туманно пообещать со-
действие.
Зато литовско-русские магнаты, та самая троица, спешили к своей цели
на всех парусах. Для Дмитрия уже набирали войско - главным образом каза-
ков и беглецов из России.
Тем временем подключился и Ватикан. Как можно судить из резолюции па-
пы римского на письме-донесении нунция Рангони, папа тоже не верил, что
Дмитрий - настоящий. Иначе не написал бы: "Это вроде воскресшего короля
португальского" (имелся в виду Лжесебастиан, чье самозванство было ясно
с самого начала). Дмитрий, встретившись с папскими посланцами, по своему
обыкновению на обещания не скупился, заявив, что, взойдя на русский
престол, моментально присоединит русскую церковь к Римской. При таких
ставках можно было и деликатно забыть, что Дмитрий - вроде "короля пор-
тугальского"...
Если не считать контактов с иезуитами, окружение Дмитрия, помогавшее
ему создать "армию вторжения", ни в коей степени не было католическим.
Константин и Адам Вишневецкие - православные (первым из Вишневецких, как
мы уже говорили, в католичество перешел Иеремия десятки лет спустя), как
и другой сподвижник Лжедмитрия, тоже, не исключено, служивший идее - ли-
товский пан Роман Рожпнский. Подавляющее большинство тех, кто встал под
знамя Дмитрия, тоже были православными - казаки, литовские и западно-
русские люди. Два секретаря Лжедмитрня, братья Ян и Станислав Бучинские,
были хотя и чистокровными "ляхами", то есть "коронными" поляками, но -
не католиками, а протестантами...
Король Сигнзмунд никакой поддержки этому воинству не оказывал. Ну, а
запретить ничего и никому не мог, какие бы нехорошие предчувствия его ни
терзали...
Заичкин и Почкаев, авторы вышедшего лет пять назад восьмисотстранич-
ного "популярного очерка" под названием "Русская история" славны не
только тем, что в качестве доказательств своих построений шпарили стра-
ницами вместо летописей и других источников отрывки из романов В. Яна и
В. Чивилихина. Касательно Лжедмитрия они ухитрились написать следующее:
король-де Сигизмунд "ПОВЕЛЕЛ Вишневецким, Мнишеку и другим дворянам сос-
тавить рать из вольницы и выступить против Бориса".
У любого, кто достаточно хорошо знаком с обстановкой в Польше того
времени, подобные утверждения могут вызвать лишь здоровый хохот...
В отличие от других европейских самодержцев польский король попросту
не мог "повелевать". Поскольку самодержцем не был вовсе, а был не более
чем своеобразной парадной фигурой, содержавшейся для чистой декорации.
Шляхта, начиная от магнатов и кончая однодворцами, имела одну-единствен-
ную серьезную заботу - следить, чтобы очередной король, чрезмерно о себе
возомнив, не вздумал "повелевать". В случае, если венценосец делал такие
попытки, его усмиряли быстро и надежно - поскольку в стране не существо-
вало механизма, способного обеспечить выполнение королевской воли...
Тогдашних польских королей нельзя даже сравнивать с нынешней английс-
кой королевой - английская королева, о чем как-то не вспоминают, имеет
право, к примеру, одним росчерком пера распустить парламент (и случа-
лось, что тонкими намеками на такую возможность были парализованы иные
парламентские инициативы). Польский король не мог и этого, а бдительнее
всего следили за тем, чтобы венценосцу не попало в руки войско...
Кстати, несколько слов о войске. Его в Жечи Посполитой тогда практи-
чески не существовало, если не считать так называемого "квартового". Оно
было регулярным и содержалось на четвертую часть доходов с королевских
имений, "кварту", но, во-первых, состояло лишь из пехоты, а во-вторых,
не превышало четырех тысяч. Магнаты вроде Вишневецких, Радзивиллов или
Потоцких могли посадить на коней в три-четыре раза больше обученных го-
ловорезов...
Полки "иноземного строя" появятся только в 30-х годах XVII века. Пока
что в случае особой опасности для государства собиралось "посполитое ру-
шение" - ополчение, состоявшее из шляхты, но о его боевых качествах го-
ворить не приходится. В 1454 г., во время войны с крестоносцами, "руше-
ние" заявило, что не сдвинется с места, не говоря уж о том, чтобы идти в
бой, пока не получит добавочных привилегий. Король Казимир Ягеллончик
был вынужден согласиться, и шляхетское ополчение нехотя тронулось-таки в
поход, однако было вдребезги разбито крестоносцами под Хойницами. В 1537
г., в правление Сигизмунда Старого, история повторилась - "посполитое
рушение", собранное для того, чтобы идти в поход на Молдавию, вместо по-
хода принялось осыпать короля упреками касаемо его внутренней политики.
И, не договорившись, попросту разбежалось по домам. В польской истории
этот случай известен под насмешливым названием "петушиной войны" - пос-
кольку скандальная шляхта, переругиваясь с королем не один день, тем



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 [ 70 ] 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.