read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Mio costoso?
- Ну да... Вот, изучаю разговорник. Красивый язык, такой нежный... Мне
нравится твой язык, Ангел...
- Правда? - Ангел снова улыбнулся, распялил губы и по-собачьи вывалил
наружу язык. - Правда, нравится?
- Очень.
- А мне - твой...
Это было не что иное, как приглашение к постели: такой привычной для
Ангела и такой непривычной для меня. Приглашение к постели, в которой Ангел,
как и все ангелы, был бесподобен. Он был бесподобен, а я была никакой, так
что разломанного в честь Благовещения граната ожидать не приходится. Хотя
то, что мы с Динкой живы, уже - благая весть. Жаль только, что нельзя
сообщить об этом Ангелу.
То-то бы он удивился!..
- А мне - твой, девочка!.. Ну-ка, давай его сюда.
Шутки... Шутки-шутки... Шутки пьяного Мишутки. Гонки пьяного Артемки, как
сказала бы Динка. Любовные глупости, которые должны восхищать, но от которых
с души воротит. По крайней мере меня. Нет, Ангел, подарка в честь потери
девственности ты от меня не дождешься. Ни птицы Кетцаль, ни раковин Каури,
ни даже тыквы-горлянки, расписанной срамными картинками из "Камасутры"...
Пока я лениво размышляла об этом, язык Ангела вплотную приблизился к моим
губам и раздвинул их.
И завладел моим собственным языком.
И я тотчас же поняла, что ко вкусу собачьей шерсти добавилось что-то еще.
Что-то еще, привнесенное извне, но такое же острое. Кровь? Пыльный брезент?
Болотный осот? Забившиеся в раны насекомые?..
Только этого не хватало!
Еще секунда, и мне в глотку польется кровь Ангела, и на зубах осядет
брезентовая пыль, и острые пики осота полоснут по небу, а на языке
пристроится богомол... Вот хрень!..
Кажется, я отстранилась, и Ангел удивленно посмотрел на меня.
- Что-то не так, девочка?
- Все так, - солгала я. - Просто...
- Что просто?
- Я не в настроении... - Более куцего оправдания и придумать невозможно.
- Не в настроении? - удивился Ангел.
Слегка отстранившись от тела испанца, я обвела взглядом библиотеку и
увидела Рико. Пес стоял у самой двери и смотрел на меня сумрачными желтыми
глазами.
- Рико, - тотчас же нашлась я. - Чего это он уставился?
- Рико молодец, - улыбнулся Ангел. - Сегодня он выиграл...
- Поздравляю... Вот только...
- Ты хочешь, чтобы он ушел?...
- Да... Я боюсь твоего пса, Ангел.
- И правильно делаешь... - Он потрепал меня за безвольный подбородок. -
Рико стоит бояться... Ничего не грозит только тому, кто меня любит. Ты ведь
любишь меня?
- Люблю... - протянула я, облизнув пересохшие губы. - Люблю.
Тихо, очень тихо.
Так тихо, что я не знала даже, услышал ли меня Ангел. Зато Рико - Рико
услышал наверняка. Чертова псина подалась вперед и обнюхала слова, небрежно
вывалившиеся из моего рта. И не поверила им. Вот именно - не поверила. Я
видела, как вздыбилась шерсть на загривке Рико и как обнажились его клыки.
Еще секунда - и он зарычит. И все мое полуночное вранье выплывет наружу.
Хрен тебе!..
- Люблю, - еще раз повторила я. - Только... ты бы не мог его увести? Хотя
бы на время... Пожалуйста... Пожалуйста, Ангел... Рог favor ...
- Как скажешь...
Ангел обернулся к Рико и тихонько присвистнул. Нежно присвистнул, именно
так всегда пытаются подозвать ускользающую любовь. Шерсть на загривке Рико
так и не опустилась, но он послушно затрусил к нам. И спустя мгновение
ткнулся косматой головой в колени Ангела. И затих.
- Ты ему не нравишься, - меланхолично сказал Ангел.
От этой простой, без всяких подтекстов фразы у меня пробежали мурашки по
спине.
- Да? Интересно, почему?
- Наверное потому, что ты нравишься мне.
- А... псы ревнивы?
Совсем не то мне следовало сказать, совсем не то! "А... я нравлюсь тебе?"
- вот это было бы в самый раз, вот это бы подошло...
- Псы? Ревнивы... Не то что люди...
- Может быть, ты все-таки уведешь его?
- Да, конечно...
Ангел потрепал меня по щеке так же, как секунду назад трепал по морде
собаку - тыльной стороной ладони. И снова Рико зарычал.
- И правда, ревнует, - трусливо хихикнула я. - Возвращайся быстрее...
- Ты не успеешь соскучиться. Обещаю...
Только когда оба они - пес и человек - вышли из библиотеки, я перевела
дух. О дружелюбном нейтралитете, установившемся между мной и Рико несколько
дней назад, придется забыть. Поставить изящный католический крест на его
могилке... Рико оказался умнее хозяина, хорошо, что собаки не говорят... Или
- говорят? И тогда из их пасти выпрыгивают богомолы... Господи, какая чушь,
какая чушь... Я вовсе не хочу спать с Ангелом, но пересплю с ним, хочет того
Рико или нет. Ведь Динка отдала Пабло-Иманола Нуньеса мне на откуп... А я не
знаю, что с ним делать, кроме того, что пытаться спать с ним... Вот они,
Динкины прихваты, въевшиеся в кожу... За два года, проведенных вместе.
Пока я размышляла об этом, вернулся Ангел.
Он на несколько секунд задержался у двери, внимательно меня рассматривая.
Я тоже уставилась на него. Нет, черт возьми, на расстоянии он нравился мне
гораздо больше. Я бы даже согласилась жить с ним - вот так, на расстоянии...
Но о подобной радости и мечтать не приходилось.
Ангел приблизился ко мне, как он обычно приближался: на низких нотах
своего саксофона, на мягких лапах своего пса. И мое тело снова окаменело,
лишь где-то в самой его глубине робко пульсировала живая струя; она все еще
не пересыхала, она все еще надеялась, что упоительный секс с Ангелом
сложится.
Иначе и быть не должно.
"Ты позволишь тебя раздеть?" - спросили у меня лживо-темные глаза Ангела.
"Конечно, mio costoso", - ответили мои, лживо-светлые глаза.
"Ты позволишь мне любить тебя?" - спросили у меня лживо-темные губы
Ангела.
"Конечно, mio costoso", - ответили мои, лживо-светлые губы.
"Ты позволишь мне делать с собой все, что угодно?" - спросили у меня его
лживо-темные ресницы.
"Конечно, mio costoso... Рог supuesto, si, como no..." , фразы. Их смысла я не понимала, но хорошо понимала
тон: Ангел и Динка отчаянно ругались. Иногда в бесконечном потоке ругани
возникали островки затишья, но затем все возобновлялось с прежней силой.
В какой-то момент, когда затишье продлилось чуть дольше, мне даже
показалось, что инцидент исчерпан, но... Возник новый звук, резкий и
громкий, как будто наверху перевернули стул и поволокли его по полу.
А потом. Потом взвыл Рико.
Вой был пронзительным, долгим и беспомощным, он заполнил все уголки дома,
он шел отовсюду. Ничего более ужасающего я в жизни своей не слыхала. Я
зажала руками уши, и, будь моя воля, я залила бы их чем угодно - воском,
сургучом, расплавленным свинцом, жидкой ртутью, - только бы не слышать этого
кошмарного воя и последовавших за ним глухих ударов: казалось, что по стенам
изо всех сил колотили набитым шерстью тюком.
Но вой не прекращался.
А наверху было тихо. Подозрительно тихо.
В этой тишине, обрамленной собачьими стенаниями, я так же молча оделась и
выскользнула из библиотеки. Вой стал явственнее, но теперь пугал меня
гораздо меньше. Теперь в нем не было ничего мистического, идущего от всех
стен одновременно. Я сразу же поняла, что Ангел запер Рико в небольшой
комнатке между ванной и кухней. Эта комнатка с одиноким окном служила чем-то
вроде кладовой. Я пару раз заглядывала в нее, но ничего, кроме стремянки,
пары сломанных кресел, раскуроченного трюмо и сундука с тряпьем, в ней не
было.
Узкая, как пенал, как шпиль собора, кладовая: неплохая награда для
собаки, выигравшей бой, ничего не скажешь. Подобное отношение не очень-то
вдохновляло Рико, вой соскользнул на хрип, а тяжелая дверь сотрясалась и
мелко вибрировала: очевидно, пес бросался на нее всем телом.
Но не Рико, совсем не Рико занимал меня сейчас.
Тишина в комнате Динки и Ангела - вот что настораживало.
И я, трусливая глупая овца, цепляясь носками за ступени лестницы, пошла
на эту тишину, как идут на огонь, мерцающий во тьме, как идут на путаный
любовный шепот в самой сердцевине постели. И только возле двери комнаты я
остановилась. И замерла, прислушиваясь.
Ни одного звука.
Ни единого.
Мертвая тишина, так не свойственная Динке.
Тишины рядом с Динкой не было никогда, даже в те редкие минуты, когда она
молчала. Динка была наполнена звуками, памятью о звуках, предчувствием
звуков. И вот теперь - мертвый штиль. Я застыла на самом берегу, перед этим
штилем, стараясь уловить хотя бы шорох. Но в уши лезло лишь содрогание двери
на первом этаже и стук сердца. Моего собственного сердца. Оно билось везде -
в висках, в горле, в запястьях, в подгибающихся коленях.
Вот хрень, зачем мне столько сердец?..
Это было последнее, о чем я успела подумать, прежде чем услышала резкую
неверную ноту за дверью.
Саксофон.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 [ 70 ] 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.