read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Но эти люди, они с ружьями...
- Миссис Стоун, - вмешался военный, - на нас возложена задача охранять
вашего мужа. С этой минуты с ним ничего не должно случиться...
- Вот именно, - сказал Стоун. - Видишь, я неожиданно стал важной
персоной...
Он еще раз улыбнулся странной, вымученной улыбкой и поцеловал ее. И не
успела она до конца осознать, что происходит, как он уже вышел на улицу:
капитан Мортон - справа, второй военный - слева. Третий, с карабином,
безмолвно пристроился сзади; человек у машины отдал честь и распахнул
дверцу.
Вспыхнули фары, дверца захлопнулась, машина дала задний ход, развернулась
и исчезла в ночи. Миссис Стоун все стояла у порога, пока один из гостей не
подошел и не спросил:
- Элисон, что с вами?
Она нашла в себе силы улыбнуться и ответить:
- Да нет, ничего. Джереми пришлось срочно уехать. Вызвали в лабораторию:
опять какой-то затяжной эксперимент и что-то там не получается...
Гость покачал головой и сказал:
- Жаль. У вас сегодня было так славно...

***
Стоун откинулся на сиденье и пристально взглянул на военных. Лица у них
были по-прежнему непроницаемо спокойны.
- Что у вас есть для меня? - спросил он.
- Для вас, сэр?..
- Да, черт побери. Что вам для меня передали? Что-нибудь должны были
передать...
- Ах да, сэр.
Ему вручили тоненькую папку. На темной обложке было выведено по
трафарету: "Программа "Скуп". Краткие сведения".
- Это все?
- Все, сэр.
Стоун вздохнул. О программе "Скуп" он никогда до этого дня не слышал;
придется проштудировать папку самым тщательным образом. В машине слишком
темно. Впрочем, время для чтения будет потом, в самолете. Он стал
припоминать события последних пяти лет, начиная с того довольно необычного
симпозиума на Лонг-Айленде и выступления коротышки-англичанина, который,
если разобраться, положил всему этому начало.

***
Летом 1962 года на Десятом биологическом симпозиуме, состоявшемся в
Коулд-Спринг Харбор на острове Лонг-Айленд, выступил английский биофизик Дж.
Меррик. Доклад его назывался "Частоты биологических контактов в соответствии
с вероятностями видообразования". Меррик слыл бунтарем, не признающим
авторитетов, и пользовался репутацией человека, не отличающегося особой
ясностью мышления: недавний его развод и присутствие на симпозиуме яркой
блондинки-секретарши лишь упрочили подобную репутацию. Представленный им
доклад не вызвал сколько-нибудь серьезного обсуждения, мало кого
заинтересовали и основные его идеи, сжато резюмированные в заключительной
части следующим образом:
"Итак, мы установили, что вероятность первого контакта с внеземной жизнью
предопределяется вероятностями видообразования. Неоспорим тот факт, что
сложных организмов на Земле мало, а простые чрезвычайно многообразны.
Существуют миллионы видов бактерий и тысячи видов насекомых; однако приматы
представлены очень небольшим числом видов, а человекообразные обезьяны -
всего четырьмя. И наконец, человек представлен лишь одним-единственным
видом.
Аналогичная закономерность проявляется и в отношении численностей
отдельных видов. Простые существа встречаются неизмеримо чаще, чем сложные
организмы. На Земле живет три миллиарда человек, и нам представляется, что
это очень много, пока мы не вспомним, что обыкновенная колба может вместить
бактерий в десять и даже в сто раз больше.
Все доступные нам данные о происхождении жизни указывают на эволюционное
развитие от простых форм жизни к сложным. Это положение справедливо для
Земли, справедливо оно, по-видимому, и для всей Вселенной. Шепли, Мерроу и
другие авторы подсчитали число планет в ближайших к нам областях Вселенной,
на которых возможна жизнь. Мои расчеты, приведенные выше, касаются
относительной распространенности во Вселенной организмов различных видов.
Цель, которую я себе поставил, заключается в определении вероятности
контакта человека с другими формами жизни. Вероятности эти воспроизводятся в
следующей таблице:
ВЕРОЯТНОСТЬ ФОРМЫ ЖИЗНИ / СОПРИКОСНОВЕНИЯ Организмы одноклеточные или еще
меньшего размера (чистая генетическая информация) /0,784
Организмы многоклеточные, простые /0,194 Организмы многоклеточные,
сложные, но не обладающие развитой нервной системой /0,014
Организмы многоклеточные с развитыми системами органов, включая нервную
систему /0,0078
Организмы многоклеточные с нервной системой, способной перерабатывать
информацию высокой сложности (на уровне возможностей человека) /0,0002
Итого: 1,0000
Исходя из вышеуказанных соображений, я прихожу к выводу, что первым
соприкосновением человека с внеземной жизнью будет контакт с организмами,
если не идентичными земным бактериям или вирусам, то сходными с ними.
Последствия такого контакта внушают серьезные опасения, если принять во
внимание, что три процента всех видов земных бактерий способны оказывать то
или иное вредное воздействие на человека".

***
Далее сам Меррик признал возможным, что первым таким контактом станет
контакт с бациллами чумы, завезенными с Луны первыми космонавтами, которые
там побывают. Это предположение сильно позабавило собравшихся ученых.
Джереми Стоун относился к тем немногим, кто воспринял идеи Меррика
всерьез. В свои тридцать шесть лет Стоун был, вероятно, самым известным из
участников симпозиума. Уже шесть лет он возглавлял кафедру бактериологии в
Стэнфорде, а незадолго до симпозиума удостоился Нобелевской премии.
Список научных достижений Стоуна, не считая даже серии экспериментов, за
которую ему присудили Нобелевскую премию, поразителен. В 1955 году он был
первым, кто применил особый метод подсчета бактериальных клеток в культуре.
В 1957 году разработал интересный метод получения чистых суспензий. В 1960
году опубликовал принципиально новую теорию действия оперонов у Е. coli и S.
tabuli и получил данные относительно физической природы индукторов и
репрессоров. Его работа о линейных вирусных превращениях, опубликованная в
1958 году, положила начало новым направлениям научных исследований,
развитым, в частности, учеными Пастеровского института, которые в
дальнейшем, в 1966 году, получили за эти исследования Нобелевскую премию.
Сам Стоун стал нобелевским лауреатом в 1961 году за работу в области
мутантных реверсий бактерий - работу эту он выполнил в свободное время, еще
когда был двадцатишестилетним студентом юридического факультета Мичиганского
университета.
Самое значительное свойство Стоуна как личности проявилось, наверное, в
том, что, будучи еще студентом-правоведом, он написал работу на уровне
нобелевских стандартов, показав поистине необычайную широту и глубину
интересов. Как сказал один из его друзей, "Джереми знает все, а всем
остальным увлекается". Уже случалось, что его сравнивали и с Эйнштейном, и с
Бором как человека, обладающего и совестью ученого, и широтой взглядов, и
пониманием значения событий...
Стоун был худощав и лысоват; он отличался феноменальной памятью, которая
с равной легкостью хранила как научные факты, так и непристойные анекдоты.
Но наиболее характерной чертой Стоуна был витавший вокруг него дух
нетерпения: у всех, кто общался с ним, обязательно возникало чувство, что
они заставляют его попусту тратить драгоценное время. Он имел отвратительную
привычку перебивать собеседников и обрывать разговор на полуслове, привычку,
от которой безуспешно пытался избавиться. Держался он высокомерно, а если
добавить к этому присуждение Нобелевской премии в молодом возрасте да еще
скандальные события его личной жизни - он был женат четыре раза, в том числе
дважды на женах своих коллег, - то отнюдь не удивительно, что окружающие не
пылали любовью к нему.
Однако именно Стоун в начале 60-х годов пробился в правительственные
круги в качестве одного из ходатаев от лица "новой науки". Роль эту он
воспринимал с шутливой покорностью - "вакуум жаждет, чтоб его заполнили
раскаленным газом", как он сам выразился однажды, - но в действительности
оказывал значительное влияние на ход событий.
К началу 60-х годов Америка волей-неволей пришла, наконец, к пониманию
того, что она обладает значительным комплексом научных учреждений. По
сравнению с Европейским Экономическим Сообществом ученых в США было больше в
четыре раза, а денег они тратили больше в семь раз. Львиная доля этих денег
поступала прямо или косвенно от конгресса, и конгрессу были очень нужны
люди, способные дать толковый совет, как их лучше истратить.
В 50-е годы все крупнейшие советники были физиками: Теллер и Оппенгеймер,
Брэкмен и Уайднер. Но десять лет спустя, когда биология стала привлекать
гораздо больше средств и внимания, выделилась новая группа во главе с
Дибэйки в Хьюстоне, Фармером в Бостоне, Хеггермэном в Нью-Йорке и Стоуном в
Калифорнии.
Выдвижению Стоуна помогли многие обстоятельства: престиж нобелевского
лауреата, политические связи, поддержка его последней жены - дочери Томаса



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.