read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



подчеркнуто безучастен.
- Кто посылал? - У Кузьмы еще оставалась надежда, что его просто берут на
пушку.
- Хотя бы та гнусь сатанинская, которую иные называют темнушниками. Или не
было такого?
- Если что и было, брат игумен, то совсем не так, как ты это себе
представляешь. - Сейчас нужно было обдумывать каждое слово, удерживаясь и от
заведомой лжи, и от явных фактов. - Я ведь повсюду шляюсь. И с разными людьми
разговоры веду, вот как с тобой сейчас. Про Грань у меня многие интересовались.
Не только одни темнушники.
- И как ты отвечал?
- Как было, так и отвечал. Дескать, доходил я до Грани, было дело. Это
всеми кишками чувствуешь. Выворачивает, как после хорошей пьянки. Только дальше
- ни-ни. Зачем жизнь гробить? Да и темный это вопрос. Про Грань рассуждать то
же самое, что и про загробный мир.
- Эту байку, брат Кузьма, я тоже слышал. И, признаться, не верю ей. Уж
слишком вы бедовый народ, выползки, чтобы Грани испугаться. Ведь всю
преисподнюю прошли. О вас такие легенды ходят...
- Я за других не ответчик. Ты их, брат игумен, лучше сам спроси.
- Некого спрашивать. Пропали куда-то почти все выползки. С чего бы это?
- Лично я про это первый раз слышу. Мы между собой редко встречаемся. Шеол
большой... Ну а коль пропали, ничего тут странного нет. Жизнь у нас опасная. То
на химеру напорешься, то в бездну провалишься, то потоп тебя смоет, то
заплутаешь в каком-нибудь лабиринте... Со смертью в обнимку ходим.
- А если все выползки за Грань ушли?
- Зачем им это?
- Вдруг там жизнь такая настала, что и возвращаться не хочется? Царство
Божье за Гранью воцарилось.
- Кто-нибудь обязательно вернулся бы. - Кузьма с сомнением покачал
головой. - Так не бывает, чтобы назад не тянуло.
- Из царства Божьего в преисподнюю? - Игумен усмехнулся, но как-то
недобро. - Впрочем, что с вас, безбожников, взять... А, допустим, нет обратного
пути? Дитя, из утробы матери выходящее, вопит от страха перед новым миром. Да
только назад вернуться при всем своем желании не может.
- Брат игумен, возможно, ты знаешь что-то такое, чего не знаю я. Тогда
весь разговор наш впустую... Я всю жизнь по Шеолу скитаюсь. Много чего повидал
и многого наслушался. Про Грань говорят даже чаще, чем про баб или жратву.
Особенно по пьянке. Да только все это бабушкины сказки. Я их еще с детства
знаю. Того, что было за Гранью раньше, давно нет. Не выжить там ни людям, ни
зверям. Мох-костолом сверху вниз лезет. Химеры оттуда же приходят. Здесь сейчас
наше место, в Шеоле. А если и придется уходить куда-то, так только еще глубже
под землю.
- На самое дно преисподней?.. - Игумен на пару мгновений умолк, но тут же
задал совершенно неожиданный вопрос: - Ты Писание читал?
- Представление имею.
- О втором пришествии знаешь?
- Осведомлен.
- А что, если оно уже состоялось? А мы пересидели под землей не только
царство антихриста, но и пришествие Спасителя?
- Без вас бы такое событие не обошлось.
- Почему? Забыли о нас. И люди забыли, и ангелы.
- Относительно людей я с тобой, брат игумен, согласен. А вот ангелы
забывчивостью вроде не страдают. Придет время, всех на Страшный суд позовут.
- Позовут только тех, кто не глубже двух саженей под землей зарыт. Да и
зачем звать на Страшный суд тех, кто и так в преисподней обретается?
- Разве тут плохо? - вполне серьезно поинтересовался Кузьма, кроме Шеола
ничего другого в своей жизни не видевший.
- Не для людей эта бездна кромешная предназначена, а для злых духов и их
приспешников. Наши души к свету рвутся. К престолу Господнему.
- А раньше почему не рвались? Я даже разговоров таких упомнить не могу,
хотя бывал здесь раньше неоднократно и с разными людьми, вплоть до Трифона
Прозорливого, запросто беседовал.
- Раньше на душах братьев наших груз грехов висел. Обжорство, лень,
прелюбодеяние. Сам Трифон, царство ему небесное, пример в этом подавал.
Повредилась истинная вера. Не о небесном радели, а о мирском.
- Теперь, значит, все изменилось?
- Не все, но многое. Грешники наказаны. Еретики изгнаны вон. Паства в
молельни вернулась. Постом, подвижничеством и тяжким трудом смиряет свою плоть,
дабы очистить душу.
- Рад за вас. Только я здесь с какого боку припека?
- Сейчас узнаешь, не спеши. Образа видишь? Между прочим, все
строгановского письма. От прадедов нам достались... Выбери любой.
- Может, не надо? - замялся Кузьма, уже догадавшийся, что его хотят
вовлечь в какую-то непонятную и скорее всего опасную игру. - Еще оскверню
ненароком...
- Если осквернишь, мы их заново освятим. Иди, не бойся.
- Я и не боюсь... - машинально пробормотал Кузьма.
Надо было бы получше разглядеть пресловутый столп, да и самого столпника в
придачу, но иконы находились совсем в другой стороне. Кузьма двинулся к ним
нехотя, словно к месту экзекуции. Венедим следовал за ним шаг в шаг, буквально
в затылок дышал. Не ровен час долбанет своей веригой по темечку - и увернуться
не успеешь.
- Веня, предупреждаю, ты ко мне сзади не заходи! - Кузьма резко
остановился. - Я не курица, а ты не петух. Держись на расстоянии.
- Зачем браниться, брат Кузьма? - донеслось со столпа. - Здесь как-никак
святое место.
- А чего он лезет! У меня, может, болезнь такая. Не переношу, когда у меня
за спиной кто-нибудь трется.
Отбрехиваясь таким образом, Кузьма приблизился к широкому киоту и с
опаской взял в руки первую попавшуюся икону. Деревянная доска, лишенная оклада,
оказалась на удивление легкой.
- Что ты видишь на сием образе? - вновь подал голос игумен.
- Подожди, дай разобраться. - Кузьма поднес Доску поближе к свету лампады.
- Даже и не пойму, что здесь к чему...
- Спасителя видишь? Или угодников?
-- Да тут всякого народу полно.
- Такой образ называется "людница". Чем народ занят? В аду мучается,
пирует или кается?
- Вроде идут куда-то... Впереди один с кружком вокруг головы и с крестом в
руке.
- Это Спаситель, - пояснил игумен, и Кузьма заметил, что Венедим быстро
перекрестился двуперстием. - А вокруг головы у него нимб.
- Так... - Кузьма, чувствуя себя дурак дураком, продолжал изучать сильно
помутневшую от времени и копоти икону. - Вслед за Спасителем целая череда
мужиков топает. Все сплошь лысые и бородатые. Есть, правда, и пара баб. К
воротам идут, у которых обе половинки сорваны. Сверху ангелы с трубами порхают.
- Достаточно, - произнес игумен таким тоном, словно сам только что
обзавелся нимбом. - Восславим Господа за ниспосланное нам знамение. Из многих
иных образов ты, Кузьма Индикоплав, выбрал именно тот, который олицетворяет
подспудный смысл нашей беседы.
- Не понял... - Кузьма повертел икону в руках и даже на обратную сторону
глянул, но там не было ничего, кроме дырок, оставленных жуками-древоточцами.
- Сия сцена изображает Спасителя, выводящего из преисподней
праведников-пращуров начиная с Адама и Ноя. Сломанные ворота есть врата ада. За
ними сияет свет Божьего царства... Что мешает нам, смертным людям, последовать
примеру предков и покинуть это место, более пристойное для крыс и нетопырей?
Нехоженой дорогой поднимемся к свету и преодолеем Грань, как Спаситель некогда
преодолел адские врата.
Венедим вновь перекрестился и, забормотав что-то, уткнулся носом в
сложенные ладони, а Кузьма, вернув икону на прежнее место, с подозрением
произнес:
- Не меня ли, брат игумен, ты метишь на место Спасителя?
- Что ты! Окстись. Свою паству я поведу сам. Ты же должен разведать самый
короткий и безопасный путь, а кроме того, определить место, где удобнее всего
преодолеть Грань.
- Ничего себе задачка! А если я не соглашусь?
- Сначала оцени те выгоды, которые ты получишь в случае успеха.
- Интересно... Не иначе как в святые меня запишете?
- Не сразу. Сначала ты будешь крещен и рукоположен в один из наивысших
санов святокатакомбной церкви, а заодно очистишься от всех грехов и заслужишь
вечное спасение. Это уже немало. Впоследствии можешь стать и святым, если
примешь обет постника, плотеубийцы, затворника или вережника.
- Заманчивое предложение. - Кузьма почесал затылок. - Только уж больно
много чести для какого-то приблудного безбожника.
- Как раз из среды безбожников и язычников и выходят самые рьяные слуги
Господни. Пример тому - князь литовский Довмонт, принявший крещение уже в
зрелом возрасте. Впоследствии за многочисленные христианские добродетели он был
причислен к сонму святых.
- Кем он после крещения стал - постником или затворником?
- Он стал князем псковским.
- Это другое дело. Это понятно... Ну а что ждет меня в случае отказа?
- Не стоит заранее обсуждать это... От такого предложения может отказаться
только самоубийца, а ты на самоубийцу не похож.
- Тоже понятно. - Кузьма поскучнел. - А обмануться не боитесь? Вдруг я на
словах соглашусь, а на самом деле махну на все рукой и смоюсь куда подальше?
Шеол большой. Ищи меня там, свищи.
- Не беспокойся об этом, брат Кузьма. На столь богоугодное дело человека
нельзя посылать одного. Со свитой пойдешь, как иерарх. Она за тобой в пути и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.