read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



начнем, тем меньше горб, он же у вас пухнет, как бешеный...
-- Кем разработан?
Александр Евграфович помолчал. Снова тщательно отряхнул пепел.
-- Опытными специалистами.
-- Если эмбрионы будут убиты, ткань может загнить. Заражение...
гангрена... Мне не очень верится.
-- Вас будут наблюдать.
Он помолчал, и мы опять, не сговариваясь, затянулись одновременно.
-- Риск, конечно, есть,-- честно повторил он.-- На животных тут проб не
проведешь.
Алый клок восхода неспешно влетел в комнату сквозь узкую щель между
домами напротив. Вдали грохотал первый трамвай.
-- Вы вправе отказаться,-- проговорил Александр Евграфович.-- Хотите
лететь -- летите. Но уж тогда имейте совесть сознаться: хочу улететь. И
никто вам слова худого не скажет...-- скулы у него запрыгали, и вдруг он
хлопнул ладонью по столу, выкрикнув с болью: -- Но мы должны остановить
отток, должны! Ведь если так пойдет, здесь, может, вообще никого не
останется, кроме безнадежных алкоголиков и большого начальства!
-- У меня условие,-- хрипло сказал я,
-- Я вас слушаю.
-- Я должен повидаться с семьей.
Он покивал.
-- Понимаю вас, понимаю... Разумеется, Глеб Всеволодович. "Волга" с
шофером ждет в проходном дворе, распоряжайтесь.
Я отвернулся. Пепельное душное солнце всплывало над крышами.
-- В случае... нежелательных последствий,-- сказал Александр
Евграфович,-- о вашей семье позаботятся. В этом можете быть уверены, товарищ
Пойманов.
-- Надеюсь,-- сказал я и встал.
И не смог сделать ни шагу. Ноги будто приросли.
Александр Евграфович понял; слышно было, как он грузно поднялся из
кресла у меня за спиной. Кресло освобожденно пискнуло. Оно пищало одинаково
и когда его сдавливали, и когда его освобождали.
-- Я жду вас в машине,-- тяжко вздохнув, проговорил Александр
Евграфович и, не глядя на меня, чуть горбясь, вышел из комнаты. Через
секунду в коридоре лязгнула дверь и стало совершенно тихо. Только
отдаленный, пробуждающийся шум улиц нарастал.
Обвел взглядом кабинет. Нестерпимо захотелось посмотреть фотографии.
Поправил бумаги на столе, завязал тесемки на папке с недочитанной
диссертацией. Все было на своих местах -- стеллажи, книги, в карандашнице
еще чуть дымилось. Розовый свет захлестывал стены. Я поднял трубку и тут же
положил обратно на безмолвные рычаги. Телефон снова был отключен.
"Волга" покатила по быстро заполняющимся магистралям, аккуратно обгоняя
переполненные трамваи и троллейбусы, вежливо притормаживая в узостях, птицей
перелетая мосты. Александр Евграфович вновь попытался закурить; плотный
бьющийся поток из полуоткрытого окна сметал пламя зажигалки, и Александр
Евграфович, пощелкав немного, с неприязненным лицом закрутил стекло вверх до
упора.
-- Дайте и мне,-- сказал я так, будто это уже само собой полагалось мне
по рангу. Он протянул пачку; дал огня. Затянулись мы одновременно.
-- Давно курите, Глеб Всеволодович? -- спросил он, не глядя на меня.
Курить было неудобно -- машину колотило на латаном асфальте, упругая спинка
сиденья то и дело, как боксер в грушу, била меня по горбам, и я мазал
фильтром мимо рта.
-- Всякий, кто этим воздухом дышит -- курит,-- ответил я.-- И днем, и
ночью "Беломорина" на губе.
-- А все же не нравится вам здесь, не нравится,-- с горечью произнес
Александр Евграфович. Я промолчал. Нас с силой повезло по сиденью вправо --
"Волга" слетела с Ушаковского моста, нырнув под только что зажегшийся желтый
свет, и зарулила, почти не тормозя, на Приморский проспект. Сколько было
связано с этим местом, с этим поворотом даже -- здесь всегда отдых был
близко впереди, залив, необозримые песчаные пляжи с валунами, чистые леса...
Слева тянулись за узкой зеркальной полосой Невки зеленеющие Острова;
мелькнула, утопая в разливах сирени, прибрежная беседка с эхом, которую
когда-то показала мне жена -- накатывала ночь, беседка плыла, медленно
рассекая серую воду и серое небо, я ломал цветущие ветви и говорил: "О!", и
потолок беседки отвечал: "О!", и жена отвечала: "Ого!"
Проскочили буддийский храм. Шофер крутнул баранку, огибая что-то, но
опоздал, и нас кинуло вверх на плохо подогнанном, перекошенном
канализационном люке.
-- Болит... штука-то? -- осторожно спросил Александр Евграфович.
-- Нет. Онемела совершенно. Мешает только.
Он затянулся; приоткрыв окно, коротко выставил сигарету наружу, и ветер
слизнул седой хвостик пепла.
-- Спешить надо.
-- Делаю, что могу,-- сказал шофер. Я впервые услышал его голос.
-- Я не тебе, Володя. Ты работай.-- Он повернулся ко мне,-- я даю вам
час.
-- Три,-- сказал я.
-- Я думаю, торг здесь неуместен, -- голосом Остапа Бендера сказал
Александр Евграфович. Я усмехнулся кривовато, а Володя вдруг громко
рассмеялся и на короткий миг обернулся к нам, вспышкой показав веселое
смуглое лицо.
Машин мало, -- сказал я.-- Странно. Когда-то в такую погоду шел
сплошной поток...
Ездить особо некуда стало,-- угрюмо проговорил Александр Евграфович.--
Залив прокис, в озерах то гепатит, то менингококк...
-- Да не в этом дело, Александр Евграфыч,-- снова подал голос Володя,--
Народ в Сосновом Бору в ХЖО купается, и ничего...
-- Что это? -- спросил я.
-- Хранилище жидких отходов,-- ответил Александр Евграфович.--
Могильник.
-- Во-во! Так даже нравится -- всегда теплая, говорят... А вот налоги
на дороги опять так вздули! Кто может столько выложить, кроме мафиози? И,
главное, все как в прорву улетает, вы посмотрите на покрытие! Это же
убийство, а не покрытие! Частники сейчас от машин избавляются...
Мы затянулись одновременно.
-- Единственная хоть сколько-нибудь убедительная теория,-- вдруг сказал
Александр Евграфович,-- то, что улеты -- это какая-то приспособительная
реакция. Эскулапы наши считают, будто заболевают те, у кого оказались
исчерпанными адаптационные возможности. Если жарко -- человек непроизвольно
потеет. Если холодно -- непроизвольно начинает стучать зубами и
подпрыгивать. Ну, а если сил нет как хреново -- непроизвольно взлетает абы
куда... Так, примерно.
-- Интересно,-- процедил я.
-- Да уж куда как интересно,-- угрюмо сказал он; прикурил вторую
сигарету и, уже не спрашивая и не дожидаясь просьбы, протянул мне пачку. Я
закурил. Во рту щипало и жгло,-- Ведь сердце кровью обливается! Царь жал,
душил, голодом морил -- сидели смирненько, трудились. Сталин жал, душил,
голодом морил -- сидели, коммунизм строили с пеной у рта. А теперь, когда
всем бы действительно навалиться плечом к плечу... полетели. Пташки!
-- Может, это как облучение,-- предположил я хмуро. -- Дозы
накапливаются, накапливаются... оседает, оседает стронций в костях, и вроде
даже привычно с ним, подумаешь -- обычное дело: стронций, без него вроде и
никак уже... а потом все-таки: бац!
-- Глеб Всеволодович,-- чуть помедлив и почему-то понизив голос, всем
корпусом повернувшись ко мне, произнес Александр Евграфович.-- Скажите
честно. Что называется, не для протокола. Вы действительно считаете, что...
что наша жизнь -- это... извиняюсь... стронций?
Я промолчал.
-- А я вам вот что скажу! -- почти выкрикнул он, подождав и поняв, что
ответа не дождется.-- У них там есть и другие теории! В апреле группа
медиков из Лос-Анжелеса опубликовала статью, где доказывается, что наши
улеты -- это начало некоего грандиозного, глобального процесса
перемешивания. Генофонд вида ощутил региональное закукливание генной
информации и пытается его парировать. Дескать, в условиях нашего
стремительно меняющегося техногенного мира человек не успевает развиваться
синхронно со своими произведениями, приспосабливаться к ним, и чтобы
подстегнуть приспособление, надо усилить мутагенный фактор; а что для этого?
-- для этого как можно быстрее и хаотичнее перемешивать расы, народы...
-- Тоже интересно,-- сказал я.-- Но очень сложно.
-- Для вас сложно,-- почти со злобой сказал Александр Евграфович.-- А
вот там обыватели быстро разобрались, что к чему. Зар-разы сытые! Как
представили себе, что, ежели так, скоро тоже начнут взлетать из своей Айовы,
из Новой Зеландии своей, и опускаться у нас в Нечерноземье, или, извиняюсь,
в Кулундинской степи... Ведь от страха офонарели! От наших там шарахаются
сейчас -- заразиться боятся. Позавчера,-- он совсем почернел и буквально
грыз фильтр,-- позавчера был первый достоверно зафиксированный случай линча.
Близ Кальтаджироне парнишка сел, даже крылья не отвалились еще. Зверье... Не
приближаясь ближе чем на сорок метров, его спалили из армейских огнеметов, и
потом еще минут десять прожаривали труп и почву кругом, пока кости не
истлели! Мы случайно сняли со спутника...
Я смолчал. Я представил себе молодую пару, так безоглядно, так
предрассветно взлетевшую сегодня. Потом я представил Кирю.
-- Я вам больше скажу,-- проговорил Александр Евграфович,-- ВОЗ уже
дважды делала представления нашему правительству. Чтобы мы как-то их
оградили... Дошли до того, что намекнули даже...-- он мотнул головой,
сгоряча не в силах связно подбирать слова.-- В общем, чтобы силы ПВО страны
сбивали улетчиков над границей. Сами они мараться на государственном уровне
не хотят -- но дрейфят! И, понимаешь ли, мы же сами, нашими же МИГами чтоб



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.