read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



первого ребенка, девочку, которую он назвал в честь умершей матери Дороти.
С возрастом доктор все больше стал походить на старозаветного персонажа
восемнадцатого века, как будто он прямиком сошел с какой-нибудь карикатуры
Роулендсона. Он постоянно носил - да и сейчас носит - широченный черный
сюртук, глухой жилет, доходящий до белоснежного пристежного воротничка, и
узенькие панталоны, туго обтягивающие колени и щиколотки. Доктор напоминал
епископа, перерядившегося в светское платье. У него был большой ястребиный
нос, вдобавок еще и толстоватый, высокий лоб, переходящий в лысый
блестящий, как зеркало, череп со скудной бахромкой седых волос, пушистых,
кудрявых и таких легких, что они трепетали на ветру, как паутинка.
Его дочь была моей ровесницей или чуть моложе. В двадцать лет она
весьма неудачно вышла замуж. К счастью, ей не пришлось долго страдать, ибо
ее муженька скоро укокошили в одном из мрачных притонов лондонского Челси.
То было таинственное убийство, совершенное при весьма подозрительных
обстоятельствах. Мужа Дороти нашли почти бездыханным в глубине зловонного
коридора, за помойными ящиками, куда затащил его убийца. Он умер по дороге
в больницу.
Брак этот огорчил меня: я был изрядно влюблен в Дороти. Но я выглядел в
ее глазах молокососом, где же мне было тягаться с обаятельным
авантюристом-краснобаем. После его смерти я стал надеяться, что молодая
женщина вернется и мне удастся завоевать ее сердце, излечив его от печали
и разочарования. Но Дороти не вернулась. Она нашла работу в Лондоне и
осталась там жить. Мало-помалу я забыл ее, иначе говоря, время и разлука
сделали свое дело: чувства мои переменились, и когда несколько лет спустя
я снова увидел ее, то понял, что любовь моя давно перешла в дружбу. Я
побывал в маленькой квартирке Дороти на окраине в районе Фулхем с
поручением от ее отца; и если мы в тот раз и обнялись горячо, то лишь как
друзья детства, которые слишком давно знакомы, чтобы испытывать друг к
другу что-нибудь, кроме нежности. По крайней мере я считал именно так.
И однако во время двух или трех встреч с доктором Салливеном мы
избегали разговоров о его дочери. Он также был весьма удручен ее браком, а
потом до глубины души оскорблен тем, что она предпочла остаться в Лондоне.
Тем не менее он время от времени навещал ее там. Не знаю, по каким
признакам он счел, что я по-прежнему увлечен ею. Я никак не мог придумать,
чем же разуверить его в этом. Так вот и получалось, что он старался не
говорить о ней, дабы щадить мои чувства, а я следовал его примеру, чтобы
не расстраивать старика.
И вот в то утро в четверг я корпел над составлением счетов к концу
года, как вдруг заслышал скрип гравия под колесами двуколки. Встав, чтобы
разглядеть гостя, я узнал выходившего из экипажа доктора Салливена.

Он помахал мне длинной рукой в черной перчатке и со смехом крикнул:
- Заехал так просто, поглядеть!
Помогая доктору привязать лошадь под вязами, я с тревогой гадал, на что
же это он собирается "поглядеть"? Неужели слухи о Сильве уже дошли до
него? Уж он-то ни на минуту не поверит басне о моей шотландской сестре. Я
был единственным ребенком в семье, и он отлично знал это.
- Я еду от папаши Троллопа, - объяснил доктор. - У него самый
обыкновенный насморк, а он поднял тарарам. А к вам завернул, будучи
уверен, что наверняка застану дома. В это время года вы, я знаю, редко
покидаете замок.
Мы вошли в гостиную. Он бросил свой плащ-накидку на кресло и подошел к
камину.
- Я решил воспользоваться тем, что проезжал мимо, и сообщить вам
великую новость: Дороти возвращается в воскресенье.
- Она возвращается в Дунсинен-коттедж? Вы хотите сказать, что она
распрощалась с Лондоном? Это окончательно?
- Надеюсь, что так. Я ведь старею, а она, в общем-то, хорошая дочь. Ее
беспокоило, что мне приходится жить в одиночестве.
Он энергично растирал руки над огнем. Его длинное полнокровное лицо
старого священника сияло от радости.
- Вдобавок эта работа в Лондоне была абсолютно бесперспективна. Дороти
так и не привыкла к городу.
- Я тоже никогда не мог понять, зачем она там живет.
Лицо доктора омрачилось. Он неопределенно повел рукой.
- Из гордости, я полагаю. Или, скажем, из самолюбия. Не хотела
возвращаться на манер блудного сына, так мне кажется.
Но слова его были столь же неопределенны, что и жест. Мне показалось,
что то была скорее отговорка, нежели ответ.
- Да, действительно, великая новость, - промолвил я менее убежденно,
чем мне хотелось бы.
Я не знал, что и думать о возвращении Дороти. Ведь я должен был просто
порадоваться ему. Но по какой-то необъяснимой причине к радости этой
примешивалась изрядная толика беспокойства.
Старый доктор приписал мое смущение куда более понятным причинам.
Взглянув на меня с широкой улыбкой, он сказал:
- Это ведь она сама просила меня сообщить вам.
- Поблагодарите ее от моего имени. Она, вероятно, хочет, чтобы я в
воскресенье встретил ее на вокзале?
- О нет, для этого вам пришлось бы встать очень рано, ведь ночной поезд
приходит в шесть часов с минутами. Нет-нет, вы просто приезжайте днем в
любое время к нам в Дунсинен. Пообедаем вместе.
Я говорил себе, что мне, как старому другу, следует настоять и поехать
на вокзал. Но воскресные утра я посвящал Сильве, и было бы жестоко, и для
нее, и для меня, отказаться от этой единственной возможности близкого
общения, оставшегося мне с тех пор, как миссис Бамли взяла бразды
правления в свои руки.
- Да, правда, - сказал я, - утром мне довольно трудно будет
освободиться. Извинитесь перед Дороти, поцелуйте от меня и передайте, что
я приеду к чаю.
Доктор взял плащ, но на пороге, как мне показалось, заколебался. Ему
явно хотелось подробнее поговорить со мною про дочь, о которой мы с ним
так редко вспоминали за эти десять лет. Но я не рискнул удерживать его,
боясь, что на лестнице каждую минуту может показаться Нэнни со своей
воспитанницей. Что я скажу ему, как объясню все это? Я еще не был готов к
этому и сам злился на себя за собственную непредусмотрительность.
- Не говорите с Дороти о ее замужестве, - вымолвил наконец старик
несколько смущенно.
Странная просьба: ему ведь было хорошо известно, что я много раз
виделся с его дочерью в Лондоне.
- Мне это и в голову никогда не приходило, - заверил я его, незаметно
тесня к выходу: я все больше и больше опасался того, что он замешкается в
доме.
- Ей ведь было всего восемнадцать... Конечно, такая юная, невинная
овечка для этого опытного волка в овечьей шкуре... Если бы вы знали, как я
корю себя за то, что не смог вовремя разоблачить его.
Мы наконец добрались до двуколки. Доктор отвязал лошадь. Перед тем как
сесть в экипаж, он задержал мою руку в своей.
- Если моя слепота испортила Дороти жизнь, я себе никогда этого не
прощу, - сказал он, глядя на меня повлажневшими глазами, с настойчивостью,
приведшей меня в замешательство.
- Она еще так молода! - пробормотал я.
- Не так уж и молода! - прошептал он и, выпустив мою руку,
взгромоздился в экипаж. - Да и не о том речь, - добавил он ворчливо,
уткнувшись носом в ворот плаща и не глядя на меня.
Хотя эти слова вроде бы не предназначались для посторонних ушей, я
понял, что он надеется услышать: "А о чем же?" Но, несмотря на
любопытство, я так и не задал этого вопроса. "Уезжай! Уезжай!" - молил я
про себя. Он устроился на сиденье, и я сказал ему: "Добрый путь!" Доктор
встряхнул поводья, щелкнул языком. Двуколка со скрипом двинулась вперед. И
тут я увидел, что сзади, на пороге дома, показалась Нэнни. Она с
любопытством глядела на удаляющуюся двуколку, удерживая Сильву у себя за
спиной. Господи, что будет, если старик обернется! Но он, не оборачиваясь,
махнул на прощанье рукой. И наконец повозка скрылась за поворотом дороги.
Я вернулся в гостиную, вытирая пот со лба.



8
Итак, в следующее воскресенье я, как и обещал, отправился в Дунсинен на
файф-о-клок. За десять лет в этом когда-то дорогом моему сердцу доме почти
ничего не изменилось, и мы не так уж сильно состарились, несмотря на
прожитые годы. Каждый из нас инстинктивно занял свое обычное место: доктор
в глубоком кресле, Дороти на диванчике, покрытом ее собственной вышивкой,
а я между ними. К чаю, который в Дунсинене заваривали всегда очень крепко,
подали все тот же сдобный пирог и те же scones [ячменные лепешки (англ.)].
Мне почудилось, что и разговор наш начался с того места, на котором он
прервался десять лет назад. Единственное, чего я не обнаружил, - это
своего былого чувства. Хотя и в этом я был не очень-то уверен, судя по
умилению, которое испытывал. Но мне было не до выяснения собственных
ощущений, заботило меня совсем другое: каким образом объявить о
существовании Сильвы?
Как и прежде, самым разговорчивым среди нас был доктор Салливен. Он
говорил медленно, сопровождая свои речи широкими взмахами рук, что делало
его похожим на священника, читающего проповедь с кафедры. Дороти сидела
молчаливая, с той таинственной улыбкой на губах, которая так волновала
меня в былые времена. Я отвечал на вопросы старика - в той мере, в какой
мне позволяло навязчивое желание высказать свои тайные мысли. Пока Дороти



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.