read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Отлично, подумала Рейчел. Ей было приятно узнать, что Зак Харни запланировал участие в этом мероприятии представителей космического агентства.
- И все-таки, - вздохнув, произнесла она, - кто-нибудь объяснит мне толком, что же такое жутко сенсационное заключено в этом метеорите?
Толланд комично поднял брови и одарил новую знакомую загадочной улыбкой.
- Всю необычность этого метеорита лучше увидеть своими глазами, а не объяснять, - ответил он. Жестом он пригласил Рейчел следовать за ним и направился к рабочей зоне. - Вон тот парень как раз занимается образцами породы. Он сможет показать вам массу интересного.
- Образцами? У вас уже есть осколки метеорита?
- Именно так. Мы смогли добыть их в достаточном количестве. Если говорить точно, то именно анализ образцов и привел НАСА к мысли о важности открытия.
Не представляя, чего можно ожидать, Рейчел пошла вслед за своим гидом в рабочую зону. Казалось, там не было ни души. На столе, заваленном образцами породы, уставленном измерителями каверн, микроскопами и другим оборудованием, одиноко стояла чашка кофе. Из нее поднимался пар.
- Мэрлинсон! - крикнул Толланд, оглядываясь. Ответа не последовало. Ученый разочарованно вздохнул и повернулся к спутнице:
- Наверное, он потерялся, отправившись искать сливки к кофе. Я вместе с этим парнем учился в аспирантуре в Принстоне, так он умудрялся заблудиться даже в общежитии. А теперь он лауреат Национальной научной премии по астрофизике. Величина!
Рейчел напряглась:
- Мэрлинсон? Вы, случайно, говорите не о знаменитом Корки Мэрлинсоне?
Толланд весело рассмеялся:
- Да-да, именно о нем, угадали!
Рейчел потрясенно замолчала. Потом наконец вновь обрела дар речи.
- Так что же, Корки Мэрлинсон здесь? - Идеи Мэрлинсона насчет природы гравитационных полей обрели громкую славу и признание среди инженеров и космических специалистов НРУ. - Мэрлинсон тоже состоит в команде, собранной президентом?
- Конечно. Он один из настоящих ученых в этой компании.
Действительно, настоящий, молча согласилась Рейчел. Она знала, что Корки Мэрлинсон - блестящий и всеми уважаемый физик.
- Корки живет парадоксальной жизнью, - заметил Толланд. - Самое интересное в нем то, что он с точностью до миллиметра помнит расстояние до Альфы Центавра, но не умеет самостоятельно завязать галстук.
- Вот потому-то и ношу галстуки на кнопках, - послышался за спиной чуть гнусавый, добродушный голос. - Наука превыше внешнего вида, Майк. Вы, голливудские звезды, этого, конечно, не понимаете.
И Рейчел, и Толланд обернулись к говорившему. Он как раз выходил из-за стеллажа, уставленного электронным оборудованием. Физик оказался невысоким, полным, немного напоминающим бульдога: такие же выпученные глаза, короткая толстая шея. Коротко подстриженные волосы уже редели. Увидев Рейчел, он остановился как вкопанный.
- Боже мой, Майк! Мы тут замерзаем на Северном полюсе, а он умудряется даже здесь отыскать себе подружку! Я всегда знал, что надо непременно засветиться в ящике!
Майкл Толланд выглядел чуть смущенным.
- Мисс Секстон, пожалуйста, постарайтесь не обижаться на доктора Мэрлинсона. Свою нетактичность он вполне компенсирует массой бесполезных, никому не нужных знаний о нашей великой и бескрайней Вселенной.
Корки подошел ближе:
- Искренне рад видеть вас, мисс. Простите, не расслышал ваше имя.
- Рейчел, - представилась гостья, - Рейчел Секстон.
- Секстон? - Корки шутливо закатил глаза и глубоко вздохнул, словно пытаясь прийти в себя. - Надеюсь, не родственница того самого недальновидного и неразумного сенатора?
Толланд поморщился:
- Говоря по правде, Корки, сенатор Секстон - отец Рейчел.
Корки перестал веселиться и как-то сразу погрустнел.
- Знаешь, Майк, думаю, не случайно мне так не везет в отношениях с дамами.

ГЛАВА 22

Всеми признанный и многократно увенчанный лаврами астрофизик Корки Мэрлинсон повел Рейчел и Толланда в свою святая святых. Подойдя к столу, он начал увлеченно перебирать образцы породы. Следить за движениями этого человека было чрезвычайно интересно: он напоминал плотно сжатую, готовую в любой момент выстрелить пружину.
- Ну вот, - не скрывая возбуждения, проговорил он, - мисс Секстон, сейчас вы услышите минутный вводный курс по теории метеоритов.
Толланд шутливо поморщился.
- Потерпите, - обратился он к Рейчел, - этот человек всю жизнь мечтает выступить на театральной сцене.
- Да-да, именно. А Майк всю жизнь мечтает стать уважаемым ученым. - С этими словами Корки начал перебирать содержимое коробки из-под обуви. Через несколько секунд он выложил на стол несколько камней. - Вот. Три основных типа метеоритов, встречающихся на планете Земля.
Рейчел внимательно взглянула на образцы. Все они были неправильными, корявыми сфероидами, а по размеру не крупнее мяча для гольфа. Каждый рассекли пополам, чтобы исследовать внутреннее строение.
- Все метеориты, - пояснил Корки, - это различные сочетания железоникелевых сплавов, силикатов и сульфидов. Мы их классифицируем на основе соотношения металлов и силикатов.
Рейчел поняла, что вводный курс Мэрлинсона займет куда больше объявленной минуты.
- Вот этот самый первый образец, - продолжал Корки, показывая на блестящий угольно-черный камень, - метеорит с железной сердцевиной. Жутко тяжелый. Парнишка приземлился в Антарктике всего несколько лет назад.
Рейчел внимательно рассмотрела метеорит. Он и в самом деле походил на инопланетянина: тяжеленный, напоминающий кусок сероватого железа. Внешний его слой обгорел и почернел.
- Обгоревший верхний слой называется коркой сплава, - пояснил Корки, - она образуется в результате нагревания до исключительно высоких температур - ведь метеорит летит сквозь плотные слои атмосферы. Все метеориты имеют такую корку.
Ученый быстро взял другой образец.
- А вот этот мы называем каменно-железным метеоритом.
Рейчел рассмотрела образец. Он тоже был обугленным снаружи. Однако этот камешек казался зеленоватым, а внутреннее сечение выглядело словно набор цветных остроугольных кусочков, напоминающих картинку калейдоскопа.
- Как красиво! - не сдержала она восхищения.
- Шутите?! Это не просто красиво. Это великолепно, потрясающе!
С минуту Корки рассуждал о высоком содержании оливина, дающего зеленый оттенок. Наконец он театральным жестом протянул гостье третий, последний образец.
Рейчел держала на ладони камень серо-коричневого цвета, немного похожий на гранит. Он был явно тяжелее обычного камня такого же размера, поднятого с земли, однако ненамного. Единственное, что указывало на его внеземное происхождение, - это корка сплава, обожженная поверхность.
- Этот, - коротко пояснил Корки, - называется каменным метеоритом. Он наиболее распространен. Больше девяноста процентов всех метеоритов, найденных на Земле, относятся именно к этой категории.
Рейчел не смогла сдержать удивления. Метеориты всегда представлялись ей похожими на первый из образцов - металлические, явно неземные куски породы. Но то, что она держала сейчас на ладони, внешне меньше всего подразумевало внеземное происхождение. Если бы не обугленный внешний слой, то камешек вполне можно было бы принять за самый обычный прибрежный голыш.
Глаза Корки сияли торжеством и возбуждением.
- Тот метеорит, который сейчас покоится во льдах под нами, как раз относится к каменным породам. Он очень похож на этот камешек, который вы сейчас держите. Каменные метеориты выглядят почти так же, как наши земные камни. Поэтому их трудно отыскать. Обычно они сочетают в себе легкие силикаты: полевой шпат, оливин, пироксен. Ничего особо выдающегося.
- Интересно, - задумчиво сказала Рейчел, отдавая ему образец, - этот камень выглядит так, словно кто-то положил его в камин и обжег.
Корки рассмеялся:
- Черта с два камин! Даже самая мощная доменная печь не в состоянии создать температуру, которую испытывает метеорит, проходя сквозь плотные слои атмосферы. Это просто кошмарные величины!
Толланд сочувственно улыбнулся Рейчел:
- Каков актер, а?
- Представьте себе, - продолжал Корки, принимая из рук гостьи образец, - на секунду вообразите, что этот малыш имеет размеры... ну, примерно с дом или около того. - Он поднял камешек над головой. - Ну вот... Он летит в космосе... пролетает по нашей Солнечной системе... Он ужасно замерз, потому что температура там около минус ста по Цельсию.
Толланд посмеивался в душе. Он, разумеется, видел раньше, как Корки изображает падение метеорита на остров Элсмир.
Ученый начал опускать камень.
- Наш метеорит приближается к Земле... он оказывается все ближе и ближе, попадает в сферу земного притяжения... летит все быстрее, быстрее...
Рейчел с интересом наблюдала, как Мэрлинсон все быстрее опускает образец, имитируя действие закона гравитации.
- И вот он мчится уже с бешеной скоростью! - воскликнул ученый. - Больше десяти миль в секунду - тридцать шесть тысяч миль в час! Только представьте! В ста тридцати пяти километрах над поверхностью Земли метеорит начинает испытывать атмосферное трение. - Корки потряс камень. - А оказавшись ниже ста километров, он начинает светиться! Книзу плотность атмосферы повышается, и трение становится просто невероятным! Воздух вокруг метеорита раскаляется, а его поверхность плавится от страшной жары! - Корки начал издавать забавные звуки, изображая, как плавится метеорит. - Вот он падает ниже восьмидесяти километров, и поверхность его нагревается выше тысячи восьмисот градусов Цельсия!
Рейчел с любопытством смотрела, как всеми уважаемый, приглашенный самим президентом астрофизик все сильнее трясет камень, издавая смешные звуки, словно мальчишка, играющий в машинки.
- Шестьдесят километров! - Теперь Корки кричал. - Наш метеорит достигает границы стратосферы. Воздух слишком плотен для него. Он резко тормозит, с силой, в триста раз превышающей силу земного притяжения! - Корки заскрипел, изображая звук тормозов, и театрально замедлил движение камня. - В один миг метеорит остывает и прекращает светиться. И на Землю падает черным. Поверхность его застывает - из расплавленной массы она превращается в обугленную корку сплава.
Рейчел услышала, как тихонько застонал Толланд, предвкушая исполнение Мэрлинсоном последнего акта драмы - приземления метеорита и удара его о поверхность нашей планеты. Войдя в роль, ученый даже присел на корточки, скорчившись и явно очень сочувствуя пришельцу из космоса.
- Ну вот, - продолжал Корки, - наш огромный камень продирается сквозь нижние слои атмосферы... - Опустившись на колени, он рукой описал в воздухе дугу. - Направляется прямиком к Северному Ледовитому океану... скользит... падает... кажется, сейчас он пролетит мимо океана... падает... и... - Он наконец с силой воткнул образец в лед. - Бамм!
Рейчел невольно вздрогнула.
- Удар оказывается потрясающе сильным! Метеорит взрывается. Куски его разлетаются, проносясь над океаном. - Теперь Корки начал медленно кружиться, словно перекатывая камень по невидимому океану к ногам Рейчел. - Один из осколков несется по направлению к острову Элсмир. Выскакивает из океана, попадает на Землю... - Корки поднял камень над ногами Рейчел, а потом положил его у самой ступни. - И вот наконец наш странник находит покой на ледовом шельфе Милна, снег и лед быстро покрывают его, защищая от разрушительного воздействия атмосферы.
Закончив представление, Корки с улыбкой выпрямился. У Рейчел пересохло во рту. Она рассмеялась, даже не пытаясь скрыть впечатление:
- Ну, доктор Мэрлинсон, должна признаться, что это объяснение исключительно...
- Наглядное? - предложил слово Корки. Рейчел кивнула:
- Именно так.
Корки протянул ей камень:
- Посмотрите на срез.
Гостья с минуту внимательно разглядывала образец, не замечая в нем ровным счетом ничего необычного.
- Поднесите поближе к свету, - посоветовал Толланд. Голос его звучал тепло, дружески. - И посмотрите повнимательнее.
Рейчел поднесла камень поближе к глазам и повертела его в лучах мощных сияющих галогеновых ламп. Теперь она хорошо различала в срезе блестящие крошечные металлические вкрапления. Они усеивали все поперечное сечение, словно капли ртути. Каждая точка была не больше миллиметра в диаметре.
- Эти вкрапления называются хондрами, - пояснил Корки, - и встречаются они исключительно в метеоритах.
Рейчел прищурилась, пытаясь получше рассмотреть вкрапления.
- Должна признаться, в жизни не встречала ничего подобного в земных камнях!
- И не встретите никогда! - торжествующе провозгласил Корки. - Хондры - геологическая структура, которую на нашей планете встретить просто невозможно. Некоторые из хондр, особенно древние - возможно, они состоят из самых первых пород во Вселенной. Другие гораздо моложе, как в этом камне, который вы держите. Хондры в этом метеорите насчитывают всего-то сто девяносто миллионов лет.
- Сто девяносто миллионов лет - это мало?
- Черт подери, конечно! Для космоса и его временных рамок это просто вчера! Смысл, однако, в том, что этот метеорит вообще содержит хондры - геологическое свидетельство его происхождения.
- Хорошо, - согласилась Рейчел. - Хондры решают все. Согласна.
- И наконец, - вздохнув, заключил Корки, - если корка сплава и хондры кажутся вам недостаточно убедительными, то мы, астрономы, обладаем еще одним неопровержимым доказательством его метеоритного происхождения.
- А именно?
Корки небрежно пожал плечами:
- Мы используем петрографический поляризационный микроскоп, рентгеновский спектрометр свечения, анализатор нейтронной активности или же индукционно-плазменный спектрометр, измеряющий ферромагнитное отношение.
Толланд громко застонал:
- Ну вот, теперь он начинает еще и задаваться! Корки говорит, мы можем доказать, что камень является метеоритом, просто исследовав его химический состав.
- Эй ты, океанский парень! - не выдержал Корки. - Давай оставим науку тем, кто ею занимается, хорошо? - Он снова повернулся к Рейчел: - В земных камнях такой минерал, как никель, встречается или в очень больших, или в очень малых количествах. Третьего не дано. В метеоритах же содержание никеля обычно занимает среднюю позицию. Поэтому если проанализировать образец и при этом обнаружить, что содержание никеля в нем находится на среднем уровне, то можно с уверенностью утверждать, что образец представляет собой именно метеорит. Рейчел ощутила легкое раздражение.
- Прекрасно, джентльмены! Корки сплава, хондра, средний уровень содержания никеля - все это определенно доказывает, что камень прилетел к нам из космоса. Я четко представляю себе всю картину. - Она положила образец на стол Мэрлинсона. - Но почему все-таки я здесь?
Корки выразительно вздохнул.
- А вам не хочется увидеть образец метеорита, который лежит как раз под нами?
- С удовольствием, только желательно еще до того, как я здесь умру.
На этот раз Корки запустил руку в нагрудный карман и достал маленький плоский камешек. По форме он напоминал компакт-диск толщиной примерно в полдюйма, а по составу, на глаз, был похож на тот самый метеорит, который только что разглядывала Рейчел.
- Это образец породы, который мы высверлили только вчера.
Корки протянул диск Рейчел.
Ничего необычного. Оранжево-белый тяжелый камень. Часть ободка оказалась черной, обожженной - очевидно, это была внешняя сторона метеорита.
- Вижу корку сплава, - с ученым видом заявила Рейчел. Корки кивнул:
- Именно так. Образец высверлили с края породы, поэтому на нем корка.
Рейчел повернула диск к свету и разглядела крошечные металлические вкрапления.
- И хондры тоже вижу, - заметила она.
- Хорошо! - похвалил Корки звенящим от волнения голосом. - А я могу подтвердить, что результаты спектрографического анализа показали именно средний уровень содержания никеля - ничего общего с породами нашей планеты. Поздравляю вас, вы только что подтвердили, что камень, который вы держите в руках, прилетел из космоса.
Рейчел посмотрела на ученого несколько растерянно:
- Доктор Мэрлинсон, но это же метеорит. Он и должен прилететь из космоса - по определению. Может быть, я просто чего-то не понимаю?
Толланд и Корки обменялись взглядами, словно заговорщики. Толланд положил руку на плечо гостьи и прошептал ей в самое ухо:
- Переверните его.
Рейчел внимательно посмотрела на обратную сторону. Ей потребовалось всего несколько секунд, чтобы осознать увиденное. Словно гром грянул среди ясного неба.
- Невероятно, невозможно! - выдохнула она. Однако, продолжая рассматривать образец, Рейчел четко понимала, что само значение этих слов изменилось навсегда. В камне ясно отпечатался след, который на земной породе был бы вполне обычным, но в метеорите его трудно было представить.
- Но ведь это... - Рейчел запнулась, почти не в силах выговорить слово. - Это же... жук! В метеорите отпечаток ископаемого жука!
И Толланд, и Мэрлинсон сияли.
- Добро пожаловать в нашу компанию! - весело приветствовал изумление гостьи Корки.
Буря чувств, мгновенно захлестнувших Рейчел, лишила ее дара речи. Но даже в своем потрясении она ясно видела, что отпечаток, вне всякого сомнения, когда-то оставил живой организм. Окаменевший отпечаток занимал в длину примерно три дюйма и представлял собой след брюшка какого-то большого жука или другого ползающего насекомого. Семь пар членистых ног, выходящих из нижнего покрова, который, подобно панцирю броненосца, состоял из отдельных сегментов.
У Рейчел внезапно закружилась голова.
- Насекомое из космоса...
- Это создание относится к классу равноногих, - пояснил Корки. - У насекомых три пары ног, а не семь.
Но гостья даже не слышала его разъяснений. Она внимательно разглядывала окаменелость, не в силах произнести ни слова.
- Вы, конечно, видите, - продолжал ученый, - что брюшко разделено на отдельные сегменты, как и у земного жука. И все же два ясно различимых, похожих на хвосты, отростка говорят о близости этого существа к земным вшам.
Рейчел было все равно: какая разница, как именно классифицировать жука? Фрагменты головоломки теперь сами вставали на свои места: обстановка секретности, которую создавал президент, возбуждение, царившее среди сотрудников НАСА...
В этом метеорите ископаемое животное! Окаменелость! Даже не намек на бактерию или микроб, а вполне развитая биологическая форма! Доказательство того, что где-то еще во Вселенной существует жизнь!

ГЛАВА 23

После десяти минут дебатов на Си-эн-эн сенатор Секстон начал удивляться, не понимая, с какой стати он вообще волновался. Марджори Тенч с очевидностью опровергала ту молву, которая упорно превозносила ее необычайные способности. Как оппонент она вовсе не поражала. Несмотря на приписываемую ей проницательность и безжалостную критичность, Тенч куда больше напоминала жертвенного агнца, явно не дотягивая до звания достойного соперника. В самом начале разговора мадам старший советник президента еще как-то пыталась завоевать преимущество, осуждая выступления сенатора против абортов. Аргументы были не новы: Секстон не думает о женщинах и стремится к ущемлению их прав. Но в ходе дискуссии, когда уже казалось, что перевес на ее стороне, Марджори вдруг допустила досадную оплошность. Расспрашивая оппонента, каким именно способом он планирует улучшить систему образования, не поднимая налоги, она вдруг неосторожно намекнула на его постоянное бурчание насчет расходов НАСА.
Тему НАСА Секстон собирался затронуть ближе к концу дискуссии, но Тенч подняла ее слишком рано. Дура!
- Кстати, о НАСА, - небрежно вставил он. - Не могли бы вы прокомментировать стремительно распространяющиеся слухи об очередной неудаче, постигшей наше уважаемое космическое агентство?
Марджори Тенч и глазом не моргнула:
- Боюсь, что не в курсе этих слухов.
Прокуренный голос шелестел, словно папиросная бумага.
- Значит, без комментариев?
- Боюсь, что так.
Секстон торжествовал. На языке прессы "без комментариев" означало признание вины, подразумеваемой в вопросе.
- Понятно, - взбодрился сенатор, - а что вы скажете насчет тайной встречи президента с администратором НАСА?
На сей раз, казалось, Тенч удивилась.
- Я не очень понимаю, о какой именно встрече вы изволите говорить. Президент проводит множество встреч.
- Ну разумеется. - Секстон решил идти напролом. - Мисс Тенч, вы ведь ярая сторонница космического агентства, правда?
Тенч вздохнула, словно устав от обсуждения любимой темы сенатора.
- Я верю в важность сохранения технологических преимуществ Америки, будь то военная, промышленная, научная сфера или область телекоммуникаций. И НАСА, несомненно, представляет собой часть этого техногенного комплекса. Да, именно так.
Посмотрев через стекло в комнату режиссера, где сидела Гэбриэл Эш, Секстон увидел, что ассистентка посылает ему умоляющие взгляды, словно упрашивая отступить, закрыть опасную тему. Но было уже поздно. Сенатор почувствовал вкус крови.
- Все-таки интересно, мадам, не под вашим ли влиянием президент упорно продолжает поддерживать эту умирающую организацию?
Тенч решительно покачала головой:
- Нет. Президент и сам искренне верит в возможности НАСА. И уж, разумеется, решения он принимает самостоятельно.
Секстон не верил собственным ушам. Он только что предоставил советнику шанс частично оправдать президента, взяв на себя долю вины за финансирование НАСА. А вместо этого она отбила мяч в сторону Харни. "Президент сам принимает решения". Неужели Тенч решила дистанцироваться от неудачно повернувшейся избирательной кампании? Ничего удивительного. Ведь когда пыль осядет, Марджори Тенч придется подыскивать себе работу.
В течение следующих нескольких минут сенатор Секстон и старший советник президента Марджори Тенч обменивались репликами, словно ударами на теннисном корте. Тенч попыталась было сменить тему, но сенатор не поддался, вновь вернувшись к теме бюджета НАСА.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.