read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



-- Понятно.
Молчание.
-- Все спрашивали, куда ты делся. Неделю не приходишь, так они уже думают: может,
заболел?
-- Даже не знал, что меня так любят...
-- Ты на меня сердишься?
-- Почему?
-- Я тебе гадостей наговорила. Хотела извиниться.
-- Насчет меня не беспокойся. Но если тебя это так волнует, то не покормить ли нам в
парке голубей?
Она вздохнула, и я услышал, как щелкнула зажигалка. На заднем плане пел Боб Дилан
-- "Нэшвилл Скайлайн". Наверное, звонок был из магазина.
-- Да дело вообще не в тебе. Просто я не должна была так говорить, -- сказала она
скороговоркой.
-- А ты к себе строга!
-- Ну, стараюсь, по крайней мере.
Она помолчала.
-- Сегодня мы можем встретиться?
-- Давай.
-- "Джей'з бар", восемь вечера.
-- Хорошо.
-- Я просто... попала в переплет.
-- Понимаю.
-- Спасибо.
Она повесила трубку.


19.

Мне двадцать один год. Говорить об этом можно долго.
Еще достаточно молод, но раньше был моложе. Если это не нравится, можно лишь
дождаться воскресного утра и прыгнуть с крыши Эмпайр Стэйт Билдинг.

В одном старом фильме про Великую Депрессию я слышал такую шутку:
"Когда я прохожу под Эмпайр Стэйт Билдинг, то всегда открываю зонтик. Люди сверху
так и сыпятся."

Мне двадцать один, и, по меньшей мере, помирать я пока не собираюсь. Спать же мне
доводилось с тремя девчонками.
Первая училась со мной в одном классе. Нам было по семнадцать лет, и мы уверовали,
что любим друг друга. Где-нибудь в темных зарослях она сбрасывала с себя коричневые
туфли, белые носки, светло-зеленое платье и смешные трусы, явно не по размеру. Потом,
чуть поколебавшись -- часы. После чего мы сливались с ней в объятии на воскресном
номере "Асахи Симбун".
Через какую-то пару месяцев после окончания школы мы внезапно расстались. Причину
забыл -- такая была причина, что и не вспомнить. С тех пор не встречался с ней ни разу.
Иногда вспоминаю, когда не спится -- и все.

Вторая девчонка хипповала. Шестнадцатилетняя, без гроша в кармане, без крыши над
головой и к тому же плоскогрудая -- она при этом обладала умными и красивыми глазами.
Я встретил ее у станции метро "Синдзюку", когда там бурлила мощная демонстрация,
парализовавшая весь транспорт вокруг.
-- Будешь тут торчать, полиция заберет, -- сказал я ей. Она сидела на корточках в
перекрытом турникете и читала спортивную газету, выуженную из мусорного ящика.
-- Ну и что, -- сказала она. -- Там кормят зато.
-- Ой, худо тебе будет!
-- Привыкну!
Я закурил и угостил ее тоже. От слезоточивого газа щипало в глазах.
-- Ты ела сегодня?
-- Утром...
-- Слушай, я тебя накормлю. Пошли к выходу.
-- Чего это ты будешь меня кормить?
-- Ну... -- Я не знал, что ответить, но выволок ее из турникета и повел по перекрытой
улице в сторону Мэдзиро (*7).
Эта до крайности неразговорчивая девица жила в моей квартире с неделю. Каждый день
она просыпалась к обеду, что-то ела, курила, листала книжки, пялилась в телевизор и
иногда без видимой охоты занималась со мной сексом. Все, что у нее было -- это белая
холщовая сумка, а в ней толстая ветровка, две майки, джинсы, три пары грязных трусов и
коробка тампонов.
-- Ты откуда? -- спросил я ее как-то.
-- Да ты не знаешь, -- только и ответила она.
В один прекрасный день я вернулся из магазина с мешком продуктов -- а ее и след
простыл. И ее белой сумки тоже. И еще кое-чего. На столе лежала горстка мелочи, пачка
сигарет и моя свежевыстиранная футболка. А еще записка, нацарапанная на клочке бумаги.
Из одного слова: "противный". Боюсь, про меня.

С третьей своей подружкой, студенткой французского отделения, я познакомился в
университетской библиотеке. На весенних каникулах следующего года она повесилась в
хилом лесочке сбоку от теннисного корта. Труп обнаружили лишь с началом следующего
семестра, а до того он целых две недели болтался на ветру. Теперь, когда темнеет, к лесочку
никто не подходит.


20.

Она сидела, как неприкаянная, за стойкой "Джей'з бара" и болтала соломинкой в
стакане джинджер-эля, гоняя по дну остатки льда.
-- Уже думала, не придешь, -- сказала она с каким-то облегчением, когда я сел рядом.
-- Как не прийти, раз обещал? Дела задержали!
-- Какие дела?
-- Обувь. Я чистил обувь.
-- Вот эту, что ли? -- Она подозрительно покосилась на мои кеды.
-- Да нет, отцовскую обувь! У нас в семье традиция. Дети непременно должны чистить
отцу ботинки.
-- Почему?
-- Ну... Ботинки -- это ведь некий символ! Представь: отец, как приговоренный,
каждый вечер в восемь возвращается домой. Я чищу ему ботинки и со спокойной совестью
иду пить пиво.
-- Хорошая традиция...
-- Да?
-- Ну конечно! Отца ведь надо уважать.
-- Я очень уважаю. За то, что у него только две ноги.
Она прыснула.
-- У тебя замечательная семья.
-- Да уж... Если забыть про деньги, то такая замечательная, что прослезиться можно.
Она все возила соломинкой по дну стакана.
-- Но у меня-то семья была гораздо беднее, чем у тебя...
-- Откуда ты знаешь?
-- По запаху. Богатый чует богатого, а бедный -- бедного.
Джей принес бутылку пива, и я наполнил свой стакан.
-- Где твои родители живут?
-- Не хочу говорить.
-- Почему?
-- Приличные люди не любят другим рассказывать, что у них дома творится.
-- А ты приличный человек?
Она думала секунд пятнадцать.
-- Хотелось бы им быть. Если серьезно. А кому не хотелось бы?
-- Нет, ты все-таки расскажи.
-- Зачем?
-- Во-первых, тебе все равно надо об этом кому-нибудь рассказать, а во-вторых, я
никому не проболтаюсь.
Она улыбнулась, закурила и три раза выпустила дым, молча глядя на древесные
разводы, тянущиеся по стойке.
-- Отец умер пять лет назад от опухоли в мозгу. Целых два года мучился, просто ужас.
Мы на него все деньги истратили, начисто. Вдобавок вымотались до того, что семья
развалилась. Хотя это обычное дело.
Я кивнул.
-- А мать?
-- Живет где-то. На Новый Год открытки присылает.
-- Не любишь ты ее, похоже?
-- Похоже...
-- А братья, сестры?
-- Одна сестра. Мы близнецы.
-- И где она?
-- За тридцать тысяч световых лет отсюда.
Сказав это, она нервно засмеялась и уложила свой стакан набок.
-- И чего это я про семью гадости говорю? Даже тоскливо становится.
-- Да ничего особенного. У каждого есть что-нибудь этакое.
-- И у тебя есть?
-- И у меня. Бывает, обниму любимую игрушку -- и плачу...
-- А какая у тебя любимая игрушка?
-- Крем для бритья.
Тут она засмеялась уже веселее. Как не смеялась, наверное, уже несколько лет.
-- Слушай, -- сказал я, -- что ты пьешь какой-то лимонад? У тебя сухой закон?
-- Хм, вообще-то я сегодня не собиралась... Ну да ладно!
-- Так что ты будешь?
-- Белое вино, только похолоднее.
Я подозвал Джея и заказал еще пива и белого вина.
-- Скажи, а как себя чувствуешь, когда у тебя есть близнец?
-- Странное ощущение. Одинаковое лицо, одинаковый интеллектуальный индекс,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.