read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Я хочу помочь тебе, мой бедный император. Ты не против, что я тебя так называю - мой бедный император? Ты и в самом деле бедный. Ибо, если я тебе не помогу, ты погибнешь в ближайшие месяцы. Я даже могу сказать каким образом. Ты утонешь в болоте. Буквально.
Деций испытывал странное чувство перед гостем - раздражение и почтение одновременно. Он понимал, что гость имеет право разговаривать таким тоном, и все же не мог с этим смириться.
Ребенок наконец замолчал. Или просто умер? В дурные времена рождается слишком мало детей, и они умирают слишком часто. Деций подумал о своих сыновьях - Гереннии и Гостилиане. Геренний отличный воин, несмотря на юный возраст. А вот из Гостилиана вряд ли выйдет полководец. Хотя еще рано говорить, кто же выйдет из Гостшиана - он совсем недавно снял детскую буллу. Он умен, сообразителен, но слишком слаб здоровьем. Но в нем есть странная холодная смелость. Смелость политика, а не полководца. В конце концов Октавиан Август тоже не отличался здоровьем, но это не помешало ему сделаться величайшим правителем Рима. Хотя он бывал зачастую слишком жесток и не слишком благороден. Но именно из таких и получаются хорошие политики.
- Кто ты? И от чьего имени ты говоришь? От имени готов? - спросил Деций.
Гость расхохотался.
- Бедный император, ты и в самом деле ужасно бедный. Тебе повсюду мерещатся варвары, готовые растащить Империю на куски. Неужели ты не узнаешь самого гения Империи?
Только теперь Деций заметил слабое платиновое сияние, исходящее от гостя.
От этого сияния статуи в перистиле приобрели странный серебристый оттенок.
Император взглянул на свою руку. Она была серой, как у покойника.
- Есть две опоры, как две ноги, на которые должна опираться империя.
Заметь, я называю Рим Империей, ибо это подлинная его суть, а не Республикой, как именуют его по странной прихоти, хотя сенат давным-давно утратил былую власть. Так вот, Империя жизнеспособна, во-первых, когда жить в метрополии гораздо почетнее и выгоднее, чем в провинциях. А во-вторых, порок и коррупция не подтачивают ее управление. Я дам тебе способ реализовать оба эти условия. Причем сразу.
Гений сделал паузу, ожидая вопроса. Но Деций молчал. Возможно, он просто не знал, что сказать.
- Так вот: отныне каждый гладиатор, сражаясь на арене, может своей победой реализовать чье-то желание, которое будет заранее оговорено. Но это должно быть желание человека добродетельного. И твой бедный цензор Валериан будет именно с этой целью создавать список достойных граждан. Отныне Рим исполняет желания. Желания избранных. Благородные желания благородных людей. А гладиаторы заплатят за них кровью. Люди, стремитесь в Рим! Волшебную страну, где человеческая кровь на арене дарует счастливчику удачу. У тебя есть желание, Деций?
- Я хочу разбить готов.
- Такое маленькое желание. Я всегда замечал: у добродетельных людей слишком маленькие желания. Ну что ж... Устрой в Никополе гладиаторские бои, и пусть самый лучший боец исполнит твое желание, мой бедный Деций. Но если твой гладиатор не выиграет бой. Римская армия будет разбита, а сам ты утонешь в болоте. Поставь на самого лучшего бойца, Деций. Судьба Великого Рима зависит от этого поединка.
Что за странная причуда! Или боги решили посмеяться над императором, или они в самом деле даруют столь необычную милость... Деций не знал, что и думать.
- Я собирался завтра утром покинуть Никополь, - напомнил он нерешительно.
- Покинь его через десять дней. Если твой гладиатор выиграет, готы никуда не убегут. Ты настигнешь их у Данубия. Обычай римлян велит устраивать перед отправлением на войну гладиаторские игры. Следуй римским традициям, мой бедный Деций".
Фабия перестала печатать и уставилась в темное окно, будто надеялась прочесть там очередное откровение. Почему ее гость, заслышав стук машинки, не явился к ней, как обычно? Почему она печатает сама, что ей в голову взбредет, а гений Империи не диктует, выверяя каждую букву?
Сегодня, как и прежде, слова казались неудачными, а фразы - лишенными изысканности. Фабия чувствовала себя беспомощной и старой. Ее книга никому не нужна. Она пишет то, что давным-давно известно, в сотый раз пережевывает старые истины. Как будто хочет что-то исправить, что-то опровергнуть и что-то утвердить. Навсегда утвердить...
- Гений!.. - негромко крикнула она в раскрытое окно, но никто не отозвался.
"Боги любили Рим и не могли его потерять..."
Фабия выдрала из машинки лист и встала. Нет, так невозможно. Она ничего не знает. Может, этого ничего не было? И некто точно так же, как теперь она, придумал все и написал. И теперь год за годом вымысел кочует из книги в книгу.
Фабия открыла металлический сейф и вытащила серую, тускло поблескивающую шкатулку. Фабия не смогла поднять ее и волоком перетащила с полки на стол. Шкатулка была свинцовой, ибо кому-то пришла в голову мысль отливать из этого металла не пули. Фабия сняла с шеи ключ и открыла ящичек. Внутри лежали изрядно затрепанная книга и несколько черных камней, похожих на куски смолы. Фабия раскрыла книгу в том месте, где свисала плетеная закладка.
"Битва состоялась возле небольшого пограничного поселения Абритта. Теперь на этом месте можно видеть мемориальный комплекс, посвященный Децию и его старшему сыну, павшему в битве..."
На полях виднелась приписка от руки:
"На самом деле Траян Деций утонул в болоте, а его армия была разбита..."
Надпись была сделана графитовым стилом, но Фабия напрасно пыталась стереть ее ластиком. Она не исчезала.
"Надеюсь, боги простят тебе этот грех, моя глупая девочка", - прошептала она, положила книгу на место и заперла шкатулку.
Но сама она не верила в то, что боги могут простить подобное.
Она вернулась за машинку и принялась спешно печатать:
"Сражение при Абритте началось на рассвете. Готы не желали идти в атаку, у них была отличная позиция - их тыл прикрывали болота. Они обстреливали римлян из луков. Смертоносный дождь сыпался на построенных в три шеренги легионеров. Одного взгляда, брошенного на поле, было достаточно, чтобы оценить соотношение сил. Римлян было слишком мало для того, чтобы атаковать. Но, повинуясь приказу
императора, они двинулись вперед. Почва была болотистой. Под солдатскими сандалиями хлюпала вода. Геренний, командовавший когортой, едва успел выкрикнуть команду, как. стрела угодила ему в глаз, и он свалился с лошади, всего в нескольких шагах от своего отца.
- О боги...- прошептал потрясенный центурион, поворачиваясь к императору.
Деций глянул на распростертое тело сына, и лицо императора исказилось от боли, но лишь на мгновение. Потом он повернулся к застывшей в растерянности шеренге.
- Гибель одного воина не может решить исход сражения. Вперед, солдаты..."
Фабия лихорадочно била по клавишам, будто надеялась что описание знаменитой битвы затмит коротенькую фразу в книге, нацарапанную графитом. Но Фабия знала, что даже тысячи машинописных страниц не могут заставить исчезнуть проклятую надпись.
Она остановилась. Будто бежала и споткнулась. До этого места все походило на правду. Все было правдой. Дальше - нет. Дальше ей хотелось печатать совсем другое.
Что происходит? Почему она больше не верит, что Траян Деций победил в битве при Абритте? Неужели из-за этой надписи? Но если победы не было - то что же было тогда? Вся история - ложь? А настоящее? И будущее? И существует ли будущее вообще, если прошлое выдумано?
- Гений! - позвала Фабия.
Но никто не откликнулся.

Глава 3

Третий день Аполлоновых игр

"Гибель гладиатора Варрона потрясла Рим. Создана комиссия для расследования". "Так по описанию персидского географа выглядит ныне город Мере:
"Дворцы были стерты с поверхности земли, подобно строкам письма стираемого с поверхности бумаги; дома стали жилищем сов и ворон. И в таких местах крику сов вторил лишь крик совы, а ветру отвечал только ветер"".
"Разорения, производимые войсками Чингисхана просто бессмысленны. Эта армия сама уничтожит себя своим варварством". "Найденные два изуродованных тела несомненно принадлежат жертвам так называемых "поборников нравственности". Это общество заявляет, что любыми средствами будет бороться с педофилами и насильниками, Они казнят свои жертвы "по древнему обычаю"". "Очередная катастрофа.Прекрасно спланированный и подготовленный полет авиатора Корда закончился катастрофой. Сам Корд отделался легкими ранениями, но его летательный аппарат, много раз испытанный в лаборатории, взорвался и сгорел".
"Акта диурна", 8 день до Ид июля <8 июля.>
- Думала, буду радоваться, если погибнет Варрон. А я не радуюсь. Мне тошно.
Клодия откинула черную прядь со лба и в упор посмотрела на Вера.
- Тебе его жаль? - Вер отметил с досадой, насколько равнодушно звучал его голос.
Как будто он спрашивал о ценах на рыбу. Впрочем, о ценах на рыбу лучше не спрашивать. Они всегда высоки.
Сегодня Вер выходил на арену третьим. Ему выпал жребий сражаться с Клодией. Разумеется, Клодия проиграет. Потому она и нервничает - у нее всегда необыкновенная нужда в деньгах.
- Говорят, у тебя всего одно желание... - Клодия сделала паузу, но Вер не отвечал. Она оглянулась, проверяя, не слышат ли их. - Ты должен мне поддаться... Просто обязан...
- Я никому никогда не поддавался.
И это была правда. Ни разу Вер не проиграл поединка по договоренности. Пусть другие гладиаторы воображают, что могут обхитрить богов, Вер знает, что подобное никому не удается, - в этом случае все клейма сгорают и желания обращаются в прах. Боги не терпят обмана. Это они, пребывая в заоблачных высотах, могут безнаказанно обманывать людей.
- Послушай, - настаивала Клодия, - речь не обо мне и не о тебе...
- Будь осторожна, - тут же встрял в разговор Цыпа. - Он - подлый боец и дерется подло. Моя воля-я бы исключил его из списков гладиаторов. Таким не место среди нас, честных апологетов великого случая.
- Цыпа, заткнись! - оборвала его Клодия.
- Слышали последний анекдот? - хохотнул Кусака. - Вопрос: "Почему Марция Пизон не обратилась к "формулировщикам", беря клеймо"? Ответ:
"У банкира Пизона не хватило денег".
- Я слышал другой анекдот: "Почему император больше не берет клейм? - Потому что у него нет Денег на "формулировщиков"". "А может, бросить все и уйти? - подумал с тоскою Вер. - Зачем я сражаюсь? Чтобы исполнить одно-единственное желание Элия, которое сам же и придумал вместо него, то есть нарушая закон центурии. Я сошел с ума, как Элий!"
- Вер, уступи, - умоляла Клодия. - От моей победы зависит слишком многое...
Она запнулась - продолжать не посмела.
- Так выиграй,- посоветовал Вер.- И твое желание исполнится.
- Ты сегодня кого-нибудь убьешь? - вмешался в разговор Авреол.
- Нет, - отвечал Вер. - Мы с тобой не в паре.
- А я теперь точно знаю, у Элия нет правой ноги, - заявил Авреол. - Недаром Вилда называет Элия безногим. Это забавно. Ха-ха...
- Жаль, что нельзя меняться противниками, - громко сказал Вер. - Ну ничего, в следующий раз я выйду против Цыпы...
Арена встретила их напряженной глухой тишиной. В пурпурном полумраке лица растекались розовыми кляксами. У Клодии против прямого меча Вера был кривой тяжелый клинок. На первый взгляд ее палаш казался слишком тяжеловесным. Но Вер знал, как обманчиво это впечатление. Блеск меча, как блеск слова, - краток и ослепителен. И смертелен. Они сошлись - будто два партнера в танце радостно рванулись друг к другу. Встретились, коснулись клинками и разминулись в стремительном полете. Вновь замерли, высчитывая удары сердца, находя тот единственный, который совпадет с желанием ног метнуться вперед, с желанием стали - разить. И вот - совпало. Каждый двинулся в свою сторону, будто и не замечал другого, и вдруг, развернувшись, они очутились рядом, зазвенела сталь над головами бойцов, испытывая прочность. Клинки со свистом описали полуоборот и сошлись внизу. Короткое неуловимое движение. И опять звон стали. Клодия прыгнула назад, зная, что не выдержит если начнет меряться силой с Вером. Противники вновь закружили по арене. Вновь зазвенела сталь, и опять никто не сумел одолеть. Бойцы расстались, стискивая зубы, пытаясь удержать рвущееся из грудей дыхание.
Вер понял голову. В вышине, окруженный платиновым сиянием, парил лишь один гений. Гений Клодии. Опять сражение шло против всяких правил. Где же Гюн? Почему его нет? Что задумали боги?
Вер прыгнул вперед по-звериному, рассчитывая на свою мощь и свой вес, Клодия ожидала этой уловки. Ускользнула, заставив Вера податься вперед, напала сверху, но опять ее клинок встретил клинок Вера. Следом за блоком последовал мгновенный выпад. Клодия пыталась уйти вниз. Но не поспела. Клинок Вера ударил ее по шее. И она, тихо охнув, растянулась на песке. Тут же меч Вера уперся ей в горло.
- Сбылась мечта Империи! - выкрикнул Вер клич победителя. - Я заклеймил желания!
Но Клодия не молила о пощаде - она была без сознания.
Служители, наряженные Меркуриями, подбежав, заметили неладное.
И вновь на арене появились медики с носилками. Ропот пробежал по рядам. Одетые в черное почитатели Варрона вскочили. На арену вместо цветов полетели тухлые яйца. Колизей забурлил. Как назло, Руфин на играх отсутствовал, а Цезарь, сидящий в императорской ложе, от страха закутался в пурпурную драпировку. Грозовая атмосфера сгущалась. Драка между сторонниками и противниками Вера грозила многочисленными жертвами. Элий подозвал к своей ложе дежурного медика, перемолвился с ним и после этого стал спешно протискиваться к комментаторским кабинам. Двое преторианцев помогали прокладывать ему дорогу, если зрители относились без должного почтения к тоге с пурпурной полосой.
Вскоре голос Элия разнесся над амфитеатром, перекрывая рев возбужденной толпы:
- Квириты! <Квирит - полноправный римский гражданин.> Сейчас роль комментатора взял на себя сенатор Элий. Прошу всех успокоиться. У гладиатора Клодии болевой шок. Ни один жизненно важный орган не поврежден. Через пару часов она будет в норме, а завтра сможет принять участие в играх. Не забудьте, что сегодня вас ждет еще два поединка.
Квириты вспомнили о купленных клеймах и сразу поутихли. Дежурившие в Колизее преторианцы вывели нескольких буянов. Объявили технический перерыв.
Тем временем в куникуле Клодия пришла в себя. Вер стоял подле нее и старательно изображал на лице жалость.
- Надеюсь, сегодня ты исполнил нечто важное, - прошептала Клодия и заплакала.
- Это было лучшее желание из всех, какие я исполнял, - отвечал Вер.
Но вряд его признание утешило Клодию.
У выхода из Колизея Вера поджидал Пизон. Толстые губы банкира расползлись в самодовольной улыбке, как будто распорядитель лично одержал победу на арене."Сейчас он сообщит какую-нибудь гадость",- подумал Вер.
И угадал.
- По решению Большой коллегии ты дисквалифицирован, гладиатор Юний Вер! - объявил Пизон.
За спиной его стояли два преторианца в сверкающих позолотой шлемах и броненагрудниках, напоминающих старинные доспехи. В руках обнаженные мечи. Может, они воображали, что Вер кинется в ярости на главного распорядителя.
- Что значит - дисквалифицирован? - Вер не поверил собственным ушам. Может, Пизон неудачно шутит? Вер бы и сам пошутил, да не было охоты.
- Пока не будет точно установлено, была ли смерть Варрона случайной или нет, ты не имеешь права принимать участия в играх. Вердикт вынесен. Ты должен уйти.
- Решение единогласное? - зачем-то спросил Вер, хотя это ничего не меняло.
Секретарь Пизона - юркий темнокожий человек с глазами, всегда опущенными долу, - вынырнул из-за спины великана-преторианца и протянул Веру копию протокола. Все двенадцать подписей стояли в низу листа. Вер скомкал протокол и швырнул на пол. Невероятно! Его, Вера, выгоняют! Он не мог в это поверить. И он не виноват... Или виноват? Сердце ничего ему не говорило, ум мог привести любые доводы. Пизон еще не знает, что Вер заказал за Элия желание - это уж точно противозаконно.
- Мне уже известно, что сегодня ты угрожал убить Авреола, - продолжал Пизон. - Советую тебе побыстрее покинуть Колизей.
- Да я и сам мечтал уйти из этого зверинца! - выкрикнул Вер.
Но эти правдивые, идущие от самого сердца слова прозвучали до отвращения фальшиво.
- О, разумеется, лисица, удаляясь от виноградной лозы, воскликнула:
"Гроздья еще зеленые!"
Вер в ярости рванулся к Пизону. Но меж ними неожиданно возник Элий. Вер напрасно пытался прорваться к Пизону. Несколько секунд два бывших гладиатора боролись. Но справиться с Элием Вер так и не смог. Пизон с удовольствием наблюдал эту сцену.
- Прекрати,- выдохнул сенатор, отстраняя приятеля. - Он только и ждет, чтобы ты сделал глупость. Вер неожиданно сдался.
- Прислушайся к словам калеки,- снисходительно хмыкнул Пизон. - Иногда он говорит дельные вещи. Разумеется, когда не выступает в сенате.
- Надеюсь, мне никогда не посчастливится услышать там твои речи! - парировал Элий.
- Это мы еще посмотрим, - прошипел Пизон, и лицо его перекосилось от злости.
Элий почти силой увел Вера и усадил в свою машину. Кто бы мог подумать, что изгнание с арены причинит такую боль! Он сам хотел уйти, но уйти с гордо поднятой головой. А его выгнали пинком под зад.
- Мне все это очень не нравится,- сказал Элий.
- Мне тоже! Они не имели права меня дисквалифицировать. Ну ничего, я обжалую решение в суде, - пообещал Вер мстительно.
- Разумеется. Но на это потребуется время. Полагаю, раньше следующего года ты на арене не появишься. Пизона мы как-нибудь одолеем. Но что нам делать с твоим гением?
- Тебе еще не надоело вмешиваться в мои дела?
- Я не могу отстраниться. Я чувствую в происходящем угрозу Риму, - с грустью проговорил сенатор.
- Элий, ты ужасен! Я начинаю понимать, почему столь многие тебя ненавидят!
Говорю тебе - отвяжись. Когда тебе вслед за ногами отрубят руки, ты вспомнишь о моем дружеском совете, - предостерег Вер.
Элий осуждающе покачал головой:
- Надеюсь, твои пожелания боги не слышат.
- Ладно, прости, друг... Меня никто уже не слышит, кроме тебя. Хорошо бы сейчас надраться до потери сознания. Жаль, не могу.
Напиться, чтобы заглушить гнев. Опять только гнев. Где же другие чувства? Впрочем, и напиться он не может. Вино его не пьянит, а вот голова поутру раскалывается, как с похмелья. О боги! Наверное, он самый несчастный человек в Риме.
- Ты когда-нибудь бывал в гостях у Гесида? - поинтересовался Элий.
- Нет. Это кто-нибудь знаменитый? - В своем роде. Хотя вряд ли он знаменит среди гладиаторов. Он кондитер из первой Римской центурии хлебопеков. Его пиры славятся на весь Рим. Поэтому я и решил, что вряд ли ты с ним знаком. Но сегодня нам с тобой надлежит отправиться к нему в гости.
Вер предпочел бы в этот вечер никуда не ходить, а то ненароком убьет кого-нибудь.
Он заметил, как вокруг головы Элия вспыхнула красная аура, затем, угасая, сделалась оранжевой и наконец золотой. Вер знал, что означает это свечение - Парки спешно меняют узор на своем полотне. Вер своим вмешательством полностью изменил судьбу друга. Новая фиолетовая вспышка обвела контуром тело Элия. Сам сенатор не замечал, что с ним происходит. Помертвевший взгляд Вера он истолковал
по-своему и принялся, как мог, утешать гладиатора. Вер не слушал. Сердце его застыло - только теперь он понял свою роковую и непоправимую роль в людских судьбах. Сегодня он перекроил всю жизнь Элия на новый лад.
Поток нарядных людей катился по улице Триумфаторов, выливаясь из Колизея и направляясь теперь в сторону Большого цирка, где вечером при свете прожекторов должны были проводиться состязания колесниц. Пурпурная машина сенатора медленно двигалась в людском потоке. Справа остался храм Юпитера Статора. Слева за деревьями проплыл ярко раскрашенный фронтон храма божественного Клавдия. Они проехали под акведуком Нерона, и тогда справа выступили вперед сверкающие золотом дворцы Палатина. В Риме более четырехсот храмов, но ни один из них не может сравниться по роскоши с Палатинским дворцом императора. Власть - вот истинный бог Рима.
Ехать быстрее водитель не отваживался - на углу стоял дорожный патруль.
Согласно закону, десять процентов со штрафов дорожные инспектора отдают в храмы Меркурия. Элий давно собирался заняться проверкой этого факта. По его подсчетам, храмы Меркурия должны быть выстроены из чистого золота.
Наконец машина выехала на Аппиеву <Первая римская мощеная дорога, построенная Аппием Клавдием Слепым, ведет из Рима в Капую, и далее - в Брундизий.> дорогу и рванулась вперед. Через полчаса она остановилась перед загородной виллой, окруженной великолепным садом.
Криптопортик тянулся вдоль фасада, четыре колонны ионического ордера с лихо закрученными рогами капителей поддерживали покрытый густой позолотой фронтон, на котором была начертана та же фраза, что и над входом в "сады Эпикура", - "Гость, тебе будет здесь хорошо: здесь удовольствие - высшее благо".
Едва замер вкрадчивый шорох шин, как дверь отворилась, и на пороге возник сам хозяин - невысокий толстяк с круглым лицом. Он был на вид так же сдобен, как дрожжевой пирог с птицей, который выпекал по праздникам в своей кондитерской и за которым хозяйки Рима присылали ранним утром своих служанок.
- Приветствую тебя, доблестный муж Элий! - воскликнул Гесид. Голос у него был низкий, с хрипотцой. - Издали заметил твою тогу. Я же сказал - обед домашний, и тога совершенно ни к чему.
- Без нее я чувствую себя раздетым. Или на арене, - признался Элий. - И не бурчи, старина. Сегодняшний вечер слишком важен, чтобы портить его стариковским брюзжанием.
- Это кто здесь старик? - наигранно возмутился Гесид. - Я всего лишь на десяток годков тебя старше, а ты еще воображаешь себя юнцом.
Элий приподнял край тоги и поставил ногу в специальную нишу в стене, чтобы смыть под краном пыль. Мальчик, такой же полный и кругленький, как и хозяин дома, вытер гостю ноги бумажным полотенцем.
- Ты что, носишь брюки под тогой? - удивился Гесид. - Смотри, не узнал бы об этом Серпион - он живо накатает на тебя эпиграмму.
- Разве меня когда-нибудь волновали эпиграммы Серпиона? - пожал плечами Элий. - Меня больше волнует - подадут ли сегодня к столу твой знаменитый пирог.
- Тс-с... - Гесид прижал палец к губам. - Не говори об этом так громко, иначе тут же явится сотня-другая незваных гостей.
- Тогда шепни мне об этом на ухо.
- Будет, конечно.
- Я ухожу, - сказал вдруг Вер. - Мне не хочется веселиться.
- Кто сказал, что пир будет весел? - Элий наигранно изобразил удивление. - Это будет самый грустный пир на свете, поверь мне. Но при этом нам предстоит решить очень важную задачу, - и, взяв Вера за локоть, он ввел друга в триклиний.Вместе с хозяином было девять пирующих, по три человека на каждом из трех лож. А вот блюда... Самому Апицию не могли пригрезиться яства, подаваемые за столом Гесида.
Надо отдать хозяину должное - он был мастер устраивать пиры. Пища изысканная, гости остроумные. Был приглашен подающий надежды поэт Кумий - юноша лет двадцати трех с мягким круглым лицом и золотистыми, слабо вьющимися волосами. Рядом с Кумием возлежала молодая женщина, очень красивая и к тому же неглупая, на точеные ножки и аппетитную попку которой постоянно бросал взгляды сочинитель. Красавица поощрительно и кокетливо улыбалась. Но при этом старалась делить свои улыбки, взгляды и остроты между гостями поровну и всем очень тонко льстила. Обедающие как бы невзначай, но при этом очень тактично старались развлечь Вера, считая, "что душа гладиатора должна разрываться от боли. И Вер старательно хмурил брови, изображая мрачное состояние духа. Лишь один гость не обращал на гладиатора внимания. Красавчик неопределенных лет, хорошо сложенный, с гладкой и нежной кожей и черными густыми кудрями, в венке из роз за весь обед не проронил ни слова. Зато он непрерывно подкладывал новые куски на свою тарелку и медленно жевал, прикрывая глаза и наслаждаясь вкусом подаваемых яств. Ничто на свете его больше не интересовало. Вер все чаще и чаще смотрел на этого человека. И чем больше смотрел, тем сильнее его раздражал блеск безукоризненных белых зубов незнакомца, и мягкие апатичные движения, и равнодушный взгляд из-под полуприкрытых век, и его привычка постоянно промакивать салфеткой губы.
- Кто это? - спросил Вер.
- Гений объединения кухонного персонала города Рима, - ответил шепотом Элий.
- Настоящий гений? А где его платиновое свечение?
- Чтобы вкушать человеческую пищу, ему пришлось принять полностью человеческий облик. Он сейчас и летать не может, а только ходить по земле как обычный человек.
- Гесид принимает у себя в доме гения кухонного персонала? Неудивительно, что Гесид печет самые вкусные пироги в Риме. Но я всегда думал, что гений питаются амброзией, как и боги.
- Именно так. Наши предки считали гениев смертными, будто бы они рождаются и умирают вместе со своими подопечными. Они правы и не правы. Если этому гению полторы тысячи лет - смертей он или нет, как считать? А гении людей пьют воду Леты вместе с людскими душами и вновь возвращаются на землю. Чем старше гений, тем легче ему принимать людское обличье и вкушать людскую пищу. В отличие от богов гении обожают наши яства. К тому же, когда подадут фрукты, он начнет говорить. Ради этого я привел тебя сюда. Его речь будет цветиста, а фразы витиеваты. Любой ритор не поставил бы ему зачета за подобный симпозиум, но в данный момент нас волнует не форма, а содержание.
- Надеешься разузнать у него о моем покровителе?
- И как ты догадался? Хвала богам, на арене тебе не отшибли последние мозги.
- Говорить остроумно и говорить умно - две большие разницы, мой друг сенатор.
Элий улыбнулся, давая понять, что он оценил шутку.
- Совершенная правда, - вмешался в разговор их сосед, почтенный оратор, чье лицо примелькалось и казалось по-дружески знакомым, но имя почему-то никак не желало выныривать из закоулков памяти. - Рим постепенно утрачивает свои бесценные сокровища культуры. Обратите внимание прежде всего на красноречие. Из нашего словаря уходят многие прекрасные слова. Язык беднеет. И уже никто не в силах его возродить. Что мы будем делать, когда язык умрет?!
- Общаться знаками, - предложила красавица и тронула губы кончиком языка.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.