read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



вашей зарплаты и пенсии вашего мужа?
- Вопрос не относится к делу, - повторил Сорокин.
- В таком случае я умолкаю, - заявил адвокат и развел руками, как бы
демонстрируя свое бессилие перед бесцеремонным ущемлением судом
конституционных прав и свобод граждан.
- Свидетельница свободна, - объявил Сорокин.
- Мне уйти? - робко спросила она.
- Можете остаться.
- Уйди, - глухо проговорил Калмыков. - Уйди!
- Хорошо, Костя, я уйду. Как скажешь. Она прошла к
выходу. Судебный пристав открыл перед ней дверь. Она обернулась и
выкрикнула, как больная птица:
- Прости меня, Костя! Спасибо тебе! Прокурор заявил
ходатайство о приобщении к делу доку- ментов о приобретение квартиры на
имя свидетельницы.
- Есть ли возражения у защиты? - спросил судья.
- Нет, ваша честь, - ответил Кучеренов. - Я не утверждаю, что исход
этого процесса предрешен. Нет, этого я не утверждаю. Но не считаю нужным
затягивать дело. Зачем?
- Суд удаляется на совещание, - объявил Сорокин.
Совещаться, собственно, было не о чем. Показания свидетельницы были
убийственными для подсудимого. Десятого мая фирма "Прожект" оформила на ее
имя квартиру стоимостью семьдесят тысяч долларов. Пятнадцатого мая Калмыков
доложил заказчику, что закончил работу. Двадцатого мая неизвестный мужчина
сообщил по "О2", что видел в окне старого дома на Малых Каменщиках высокого
худого человека со снайперской винтовкой в руках.
Семьдесят тысяч долларов за квартиру - это был гонорар за убийство
Мамаева. И никак иначе трактовать это было нельзя.
"Мамаев может быть доволен, - подумал судья Сорокин. - За него
заплатили достойную цену".
Судьи выпили по чашке кофе и вернулись в зал заседаний.
- Суд принял решение приобщить к делу документы о покупке квартиры,
представленные обвинением, - объявил Сорокин.
Для всех, кто хоть что-то понимал в судопроизводстве, это означало
неизбежный обвинительный приговор.
Но главная неожиданность ждала впереди: адвокат Кучеренов объявил, что
его подзащитный признает себя виновным.

IV
Процесс подошел к концу. Можно было начинать писать приговор. Этим
судья Сорокин и решил заняться, вернувшись в свой кабинет и сняв мантию. Но
не лежала у него душа к этому делу. Не лежала.
- К вам господин Перегудов, - сообщила секретарша. - Говорит, что вы
хотели его видеть.
- Пригласите, - распорядился судья, даже обрадовавшись предлогу
отсрочить тягостное занятие.
- Вас удивила моя просьба зайти? - спросил он, жестом предложив
посетителю кресло перед письменным столом и с интересом рассматривая его.
- Не очень, - последовал спокойный ответ.
- Чем, по-вашему, она вызвана?
- Будет лучше, если вы скажете сами.
- Что ж, резонно, - согласился судья. - Почему вы заинтересовались этим
процессом?
- Калмыков был моим пациентом.
- И что?
- Для врача каждый больной - как ребенок для матери. Чем тяжелее он
достается, тем дороже. Калмыков был очень тяжелым больным. Он страшно
бредил. Сутками. Он держал меня за руку и бредил. Я не мог отойти. Он бы
умер. Почему-то я был в этом уверен.
- Его оперировали вы?
- Нет. Я военный хирург, но уже давно не практикую. Я больше года
пытался вернуть его к жизни.
- Вам это удалось?
- Да. Он вернулся к жизни. Он даже начал улыбаться. Эта история убила
его.
- Кто эти молодые люди, которые сидят с вами? - продолжал судья,
пытаясь понять, что показалось ему необычным и даже странным в этом докторе
Перегудове и в его молодых приятелях. - Пастухов, Хохлов, Злотников, Мухин,
- перечислил он, заглянув в принесенный охранником листок.
- Мои друзья. Мы вместе воевали в Чечне.
- Кто они?
- В прошлом - офицеры-десантники. Сейчас кто кто. У Пастухова небольшой
деревообрабатывающий цех в Подмосковье. Хохлов и Мухин - совладельцы
частного детективно-охранного агентства. Злотников - актер.
- Высокий, русый, на красной иномарке - он?
- Он.
- Вспомнил, - сказал судья. - Он мелькал в каких-то рекламных роликах.
То ли про стиральные порошки, то ли про жевательную резинку. Я не ошибся?
- Правильно, про "Стиморол", - с усмешкой подтвердил доктор Перегудов.
- Только не говорите ему об этом. Его очень тяготит бремя славы.
Нормальный человек. Плотный, сильный. Спокойный. Нормально, с
достоинством, держится. Судья понял: а вот как раз это и было странным - их
нормальность, обычность. Эти молодые люди были из обычной жизни, из ее
середины, не затронутой ни психозом современной рок-культуры, ни
лихорадочным азартом бизнеса, жизни на грани фола. Ни спесью богатства. Ни
гордыней бедности. Чувство собственного достоинства? А почему это странно?
Это тоже нормально!
Судья Сорокин вдруг осознал, что это не они, а он живет в странном
мире. Привычный для него мир наверняка кажется странным и даже, возможно,
жутковатым человеку из обычной жизни. То, что нормально, рутинно для него,
может выглядеть совсем иначе при взгляде со стороны. И потому он задал
вопрос, задавать которого вовсе не собирался:
- Что вы думаете обо всем этом?
Доктор Перегудов неодобрительно покачал крупной головой с залысинами,
делавшими его лоб обширным, монументальным:
- Ничего хорошего.
- Вы сказали следователю, что не верите в виновность Калмыкова, -
напомнил Сорокин. - Так записано в протоколе. Вы и сейчас не верите?
- Нет. Он не убийца. Вы и сами в это не верите.
- Но он признал себя виновным.
Доктор Перегудов пожал сильными, обтянутыми коричневой кожаной курткой
плечами.
- Не знаю, почему он это сделал.
- Что же, по-вашему, все это значит?
- Похоже, его использовали как рычаг давления на Мамаева. А потом
сдали. Если бы не всплыла эта квартира, его бы оправдали?
- Вряд ли. Дело, скорее всего, было бы возвращено на доследование.
- Вот вам и ответ. Кто-то очень этого не хотел. Судья
Сорокин сумрачно усмехнулся. В этом и была разни- ца между ним и
человеком из обычной жизни. Доктор Перегудов мог строить любые, самые
фантастические предположения. Они могли быть верными или неверными, это не
имело никакого практического значения. А от оценок судьи зависела судьба
конкретного человека. Судьи - всегда реалисты. Такая профессия.
- Почему дело Калмыкова заинтересовала ваших друзей? спросил Сорокин. -
Вас - понимаю. А их?
- Он наш.
- Что значит ваш? Вы вместе воевали?
- Нет. У нас была другая война. Но он все равно наш. Не знаю, как вам
это объяснить.
- Не затрудняйтесь, я понял. Вы хорошо знаете его?
- Мне кажется, да.
- Он вам рассказывал о себе?
- Немногое. Его не назовешь разговорчивым человеком.
- Почему же вы уверены, что хорошо знаете его? Он говорил о себе в
бреду?
- Я не знаю, о чем он говорил в бреду. Он говорил не по-русски. Я
записал его на диктофон и прокрутил запись лингвистам. Он говорил на пушту и
хинди.
- Вот как? Откуда он знает эти языки?
- Он пропал без вести в Афганистане в восемьдесят четвертом году. В
госпиталь его привезли с таджикско-афганской границы в девятосто третьем
году. Где он был эти девять лет? Там и научился говорить на пушту и хинди.
Причем, на том наречии хинди, на котором говорят только в Тибете.
- Вы не спрашивали его, что с ним было за эти годы?
- Спрашивал. Он не ответил. Сказал, что не хочет об этом говорить.
- Странная судьба, - заметил Сорокин. - Вы знали, что у него есть жена
и сын?
- Да. Об этом он рассказал.
- Что он рассказал? Это не праздное любопытство. Я не понимаю его. Он
наглухо закрыт. Мне это очень мешает.
- Это невеселая история, - помедлив, ответил Перегудов. После ранения
несколько месяцев он был без сознания, потом год не вставал. Только с
полгода назад я начал отпускать его в Москву. Сначала ездил с ним. Потом он
стал уезжать один. Он дежурил у своего дома в Сокольниках. Смотрел издали.
На сына, на жену, на ее мужа. Он видел, что тот заботлив, дружит с пасынком,
любит жену. Ей с ним спокойно. Он понял, что не имеет права разрушить их
жизнь. Вот, собственно, и все.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.