read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



нападения со стороны вероятного противника. Буду присутствовать лично.
Передайте Нильсену, пусть приведет в порядок имитатор. И чтобы никаких
регламентных работ, вы меня поняли? Никаких.
- Будет исполнено, господин полковник. Еще что-нибудь?
На этот раз "еще что нибудь" Нуньес пропустил мимо ушей.
- Дежурный... - Он помолчал. - Что вы думаете насчет этих... толчков?
- Северяне долбят тоннель, господин полковник. Это все знают.
- Откуда?
Неопределенное мычание - на другом конце провода дежурный прикусил
язык. Нуньес дал отбой, хмыкнул. Век живи, век учись... а толку? Во всяком
случае уже ясно, какого тона придерживаться в отчете. Закончить и
отправить непременно сегодня: когда начнутся боевые действия, будет
поздно. Границе конец. Какой бы крен ни приняли события, границы здесь уже
не будет. Как это поется: "Вперед, линейная пехота, вперед сквозь огнь..."
Господи, с чем же там рифмуется "огнь"? Надо же, забыл. Ну и ладно...
Нуньес почувствовал прилив сил, захотелось расправить плечи. Рано в
отставку, рано. Конечно, о линейной пехоте пора забыть, но и на
оперативно-штабной работе потребуются офицеры с опытом службы в местных
условиях...
А почему бы, собственно, и нет?

С борта грузовой платформы Симо наблюдал за погрузкой. Грузить было
особенно нечего. Низко над сельвой, крутясь, шла вихревая туча, похожая на
спиральную галактику с четырьмя ветвями. Мини-тайфунчик, сигнальная ракета
перед хорошей атакой.
- Скорее, вы, там! Ливень идет.
Вольфганг, красный от натуги, протолкнул в грузовой люк холодильник с
образцами флоры.
- Готово.
- А скафандры? - спросил Симо. - Скафандры взял?
- Так мы же вернемся...
Верно... Симо кисло улыбнулся, кивнул. Конечно, вернемся... завтра.
Ну, послезавтра. Что я им буду послезавтра врать, подумал он в отчаянии.
Что? Прибегут - растерянные, обманутые... И самым ужасным, отчего
захочется закрыть лицо, будет уверенность ребят в том, что я точно так же
был обманут; они не позволят себе думать иначе, даже Ахмет. Блажен, кто
верует. Чернов тоже верует в то, что сделает все возможное для того, чтобы
двое-трое из нас вернулись из Межзоны со статусом наблюдателей, и господи,
как же мне хочется в это поверить... этим он всех и купил. Но мы не
вернемся. Чернов дал себя уговорить, уже сейчас, должно быть, прикидывает,
какие пружины нажать, с кем переговорить в первую очередь, с кем во вторую
и какие выбрать слова, - он действительно сделает все возможное. Но когда
явно, голо, грубо встанет вопрос, кого ему спасать: вонючих вариадонтов
или старого, хотя и заблуждающегося, друга, можно не сомневаться, кого он
выберет... И мы не вернемся.
- Там опять Третий... - сказал Вольфганг. - Стоит и ждет вас.
- А сам что же? - Симо постарался не встретиться с Вольфгангом
взглядом.
- Он не хочет говорить со мной. Он хочет говорить с вами.
Из бокового люка высунулся Ахмет. Прислушивался с интересом.
- Скажи ему... - по лицу Симо прошла судорога. Он ощутил неожиданную
злость: какого черта... Мало для них сделали? - Скажи ему, что меня нет
дома, что ли...
Взлететь успели до ливня.


1
Лысый. Противно смотреть. Такой лысый, что выть хочется, и мало
радости, что не уникален. Сзади еще кое-что есть, жаль, под шлемом не
видно, но спереди лыс, как глобус. Нет, если набычиться и наклонить
голову, то можно разглядеть, что и не темечке не совсем гладок, осталось
еще, хоть и прорежено. Можно даже поднатужиться и вообразить, что
обзавелся всего-то благородными залысинами, но поди попробуй заставить
поднатужиться окружающих - всем видно, что не залысины вовсе, а
натуральная плешь. Плюс на минус дает минус: плешь благородной быть никак
не может. Даже не одна, а две плеши, и обе умеют за себя постоять, обходят
центральный оазис, норовя сойтись на затылке. Противно. Пора бы уже
привыкнуть, но все равно - противно. И за что? Дурацкий вопрос, между
прочим. Значит, так надо, так уж получилось, а ты терпи и не комплексуй.
Работа у тебя есть и не ври, что неинтересная, быт устроен, Лиза у тебя
есть, чего же больше? Нет, еще и волос хочется, будто Лизе не все равно, и
еще чтобы росточек был побольше, а вид помужественней, чтобы, значит,
гипотетические девочки не воротили носы... Дурак ты, человек, бывший
сапиенс, не видишь ты счастья своего, мимо чешешь и еще рычишь на тех, кто
поправляет. Так и пропрешь мимо.
Шабан сидел на уступе торчащей из снега остроконечной глыбы, с
наслаждением вытянув гудящие от долгого подъема ноги, и смотрелся в
нарукавное зеркальце, потому что больше делать было нечего. Пока
поднимались, прояснилось, низовой ветер отогнал облако в долину и теперь
стали отчетливо видны изломанные пики хребта Турковского, забитые снегом
ущелья, белые шапки далеких вершин и крутые, не удерживающие снега склоны.
- Как думаете, на какой мы высоте? - спросил Роджер.
- Тысячи четыре, - лениво ответил Шабан. - Может быть, четыре сто -
сто пятьдесят. Не больше. Для такой высоты очень хорошая видимость. Обычно
здесь всегда туман.
- Вершины какие-то нереальные, - сообщил Роджер. - Как в мультфильме.
И не приблизились совсем. То же самое, что и с равнины.
Шабан хмыкнул. В их работе Роджер был новичком и к горам относился с
восторженной обидой. Все хорошо, и все плохо. Устал, зато вокруг красиво.
Красиво, но снег пошел. Заблудились, зато уронили в снег и потеряли
спасательный буй и запасную батарею к геолокатору - пять килограммов с
плеч долой! Кнут и пряник. Теперь вот видны все восемь главных вершин,
зато опять издалека, - у Роджера в голосе комбинация восторга и обиды.
- Предположим, нам будут сбрасывать еду и батарейки - за сколько дней
мы дойдем до гребня?
Шабан поковырял ногой снег, раздумывая: отвечать - не отвечать?
Вопрос был дурацким даже для новичка.
- Ни за сколько. Если даже не убьемся на стенах, то просто замерзнем.
- В хитинах?
- Там не поможет. Один дождь тысячах на шести - и часа не протянем.
Было видно, как за стеклом шлема Роджер обиженно заморгал. Справа
вставал мало заснеженный Срединный гребень, выставив над собой, словно
зубы, острые, пятнадцатикилометровой высоты пики. Где-то еще правее,
отсюда не видно, должен быть тот перевал, который он, Шабан, одолел два
года назад, - не пешком, конечно. Пешком никому не одолеть.
Он пошевелился, проверяя, не примерз ли хитин к камню. Нет, не
примерз. В ногах, полузакопанный в снег, работал геолокатор, отмечая
писком повороты луча. Сколько еще? Пожалуй, минуты две-три. Пора,
засиделись. И ветер подымается. С чего бы? Ага, значит, с долины пойдет
верховой поток, погонит облако обратно.
- Я еще хотел спросить, - сказал Роджер. - Правда, что по ту сторону
можно дышать без фильтра?
- Врут.
- Говорят еще, что убегунов там нет.
- Помолчал бы лучше, а? Дай отдохнуть. Нету там убегунов, - с
раздражением сказал Шабан. - И не топчись, пока локатор работает.
- Так ведь снег, снег-то амортизирует, - возразил Роджер, но
топтаться перестал. Стоял, молча смотрел на Шабана. А Шабан, злясь,
подумал, что при всех своих несомненных достоинствах Роджер бывает
труднопереносим: вечный вид по форме "чего изволите", нескончаемые вопросы
типа тех, что задают - и совершенно напрасно - учителям на переменах
примерные ученики, - не для того, чтобы что-то выведать, а просто чтобы
понравиться, - и неистребимое, на лице написанное желание иметь
наставника, такого как Шабан, а ему, Шабану, менторский вид уже ох как
надоел. Вот если бы остался Менигон...
Запищал в снегу локатор, вытолкнул из себя пластиковый листок. Шабан
перехватил вопросительный взгляд Роджера.
- Давай, давай сам, - сказал он. - Посмотрим, чему тебя учили.
Роджер долго разглядывал картинку.
- Ну?
- Значит, так, - неуверенно сказал Роджер. - Значит, разрез по
азимуту сорок четыре и пять, шириной раскрыва девять градусов. Осадочные и
метаморфические породы. На глубине два семьсот - три... три двести -
пегматит. Жилы мелкие, интереса для разработки не представляют. Потом
гранит и... и...
- Все? - спросил Шабан.
- Вот тут, с краю, выгиб. Возможно, недалеко закрытый магматический
очажок. Небольшой.
- Так, - сказал Шабан, разглядывая разрез. - А что прямо под нами?
- Осадочные породы. Доломит, а вот тут, кажется, известняк.
- Правильно. А это что за жила?
- Не знаю, - насупился Роджер. - Глубоко, нечетко получилось.
- Это ринколит. Жилка идет по старому разлому из радиоактивного
горизонта. Сплошные редкие земли. Но, в общем, ты прав, разрабатывать ее
никто не станет. Все. Собирай вещи, мы возвращаемся.
Заелись, подумал Шабан, засовывая пластик в карман - для архива. На
Земле открытие такой жилы считалось бы событием, за право разработки



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.