read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



передвижения. Нартовая езда практиковалась работниками Севера:
геологами, приискателями, геодезистами.
Сдавленный вопль вырвался у девушки. Боясь, что неведомый ездок
свернет куда-либо в сторону, она закричала испуганно и дико. Совсем
близко, за темной стеной леса, громкий мужской голос ответил ей.
Высокие беговые нарты вылетели из распадка и раскатились по непривычно
широкой для них дороге. Белый беговой олень шарахнулся от черневшей на
дороге машины. На таких оленях ездили в одиночной запряжке. Трудно
было подобрать пару этим сказочным пожирателям таежных пространств,
легко проделывавшим по сто двадцать километров в день сквозь тайгу,
замерзшие реки и ледопады, крутые горные тропы.
Крупная фигура в собачьей дохе вывалилась из нарт, проворно
ухватившись за задние копылья. Первобытный тормоз действовал надежно.
Еще минута - и ездок приблизился к девушке, держа за спиной повод и
загораживая путь рвущемуся вперед оленю, нетерпеливо толкавшему его
мордой. Это был геолог Александров, тогда двадцатитрехлетний начальник
партии, бешено мчавшийся сквозь тайгу с важными пробами из только что
пройденной разведочной штольни. С полуслова геолог понял, что
случилось. Александров умел водить машины и действовал быстро. Белый
бегун, по имени Высокий Лес (все беговые олени имели собственные
имена, в отличие от безыменных трудяг, ничем не выделявшихся из общей
массы), был отведен подальше и крепко привязан. Остывший мотор еще не
успел замерзнуть, и Александров не стал терять время на его
разогревание. Пользуясь своей незаурядной силой, геолог принялся
неистово крутить рукоятку, едва только убедился в исправности подачи и
зажигания. Все было так, как представлялось Вале в ее мечте. Могучая,
широкоплечая фигура, свободно и быстро вращавшая заводную ручку, такую
неподатливую для слабых рук девушки. Мотор сначала не отзывался даже
силе геолога, но потом, как бы очнувшись, фыркнул раз, другой, громко
чихнул и вдруг бодро пошел. Работа двигателя выравнивалась, и, пока он
разогревался, геолог заставил измученную девушку выпить немного спирту
и поесть. Александров отвернул пробку бензобака и слил весь нечистый
бензин с иголками льда, скопившийся на дне бака, чтобы исключить
повторение инцидента. Геолог действовал так уверенно, говорил так
весело, что все происходившее полчаса назад показалось девушке
приснившимся кошмаром. А сейчас разогретый мотор ласково журчал на
малых оборотах, путь до прииска был для исправной машины не столь уж
велик, и поздняя ущербная луна поднималась из-за хребтов.
Валя совершенно ободрилась, даже усталость прошла под спокойным и
приветливым взглядом геолога. Тот обтер руки поданными Валей концами и
протянул девушке крепкую горячую ладонь. Валя схватила ее и, волнуясь,
не зная, как выразить переполнившее ее чувство, негромко сказала:
- Нет такого, чего я бы не сделала для вас! Спасибо вам, хороший!
- Зачем, Валя! А вы? Разнес бы меня Высокий Лес, и сидел бы я на
дороге со сломанными нартами... и тут вы с вашей машинкой! - Геолог
обвел взглядом девушку, такую маленькую, хрупкую рядом с огромной
машиной, заразительно рассмеялся. - Будете трогаться - не забудьте,
что мост застыл, да и коротка...
При лунном свете Валя видела, как он отвязал оленя, и тот сразу
же понесся с места, взяв размашистой иноходью. Геолог едва успел
укрепиться на сиденье, как нарты скользнули за гребень увала и
скрылись в темноте.
- Счастливой дороги! - донесся из мрака голос, абсолютно
уверенный, что никакой другой дороги и не будет, только счастливая.
Этот одинокий геолог с похожим на белый призрак высоким оленем,
как сказочный герой, несущийся в царстве снега и гор, через сотни
километров замерзшей тайги, передал девушке свою уверенность. Крикнув
что-то прощальное, Валя влезла в кабину. С минуту она вращала мотором
застывшую коробку, потом осторожно включила скорость, дав побольше
оборотов. Медленно стронулась тяжелая машина, раза два буксанула на
подъеме и пошла послушно преодолевать перевал за перевалом. Угрюмая
луна освещала такую же мертвую тайгу, но все было уже по-другому.
Сзади мчался, удаляясь, приветливый сильный геолог, а впереди с каждым
перевалом близился прииск. Еще не погасли звезды, а Валя явилась туда
в облаках пара и, несмотря на крепчайший предрассветный мороз, была
встречена всем населением прииска. Сердечное спасибо суровых
приискателей и ласковое гостеприимство явились наградой за
пережитое...
...Валя очнулась от воспоминаний. Дорога свернула в широкую
степную долину, и машина выбросила налево хвост густой пыли. Жаркий
день морил духотой, предвещая дождь, и Валя с тревогой посмотрела на
Александрова. Он совсем навалился на скобу, почти прижимаясь к
ветровому стеклу мокрым от пота лицом. Валя сообразила, что геолог
удерживается на сиденье лишь руками, потому что вся нижняя часть его
туловища лежит, как неживой тюк.
- Может быть, остановимся? - предложила Валя.
- Как хотите... Вы устали?
- Немного, - солгала Валя.
Александров вздохнул с облегчением. Машина остановилась на сухой
просторной поляне, под сенью темных кедров. Валя поставила кипятить
чайник, а геолог, шатаясь и вихляясь на костылях, углубился в заросли
кустов. Его неважное состояние усугублялось тем, что некоторые
естественные потребности превращались в нечто сложное и постыдное
из-за тягостной беспомощности.
Валя украдкой посмотрела ему вслед, и жалость снова резнула ее по
сердцу. Стараясь отвлечься от невольного сопоставления двух обликов
Александрова, она захлопотала с едой. Геолог вернулся багровый от
усилий и почти упал на траву у костерка. Валя постелила пальто,
положила под голову мягкий вещевой мешок, и геолог, полежав на спине,
постепенно ожил. Чашка крепкого чая - и Александров закурил папиросу.
- Вы раньше не курили вроде? - спросила Валя, чтобы как-нибудь
нарушить непривычное для нее молчание.
- Всего месяц, как курю... раньше не требовалось, - натянуто
усмехнулся Александров.
- Вы зачем едете так далеко? Поискать что-нибудь по вашей части?
- Вы угадали, Валя!
- Я так и знала, что вы иначе не сможете... Только как
теперь-то?..
- А ползком! - улыбнулся геолог, и в его лице мелькнула прежняя
непобедимая уверенность хозяина тайги.
Сердце Вали радостно екнуло. Сквозь незнакомую маску она
распознала дорогие черты старого друга.
- Но так ведь нельзя!
- Всем нельзя, мне можно, - в прежнем тоне продолжал геолог. -
Сейчас все зависит от вас! Довезите и помогите разыскать промышленника
или лесника поблизости от Юрты Ворона.
- Чего вам дался этот перевал? Там, говорят, грозы страшные,
нынче как раз время...
- Дело не в перевале, - уклонился Александров. - Ну, это впереди,
а мы еще не поговорили о вас. Как вы, Валя?
- У меня по-старому, Кирилл Григорьевич! Работаю, много читаю,
опять же общественные дела... Словом... без перемен, - ответила Валя
на недосказанный вопрос геолога.
- Жаль! Очень вы хорошая, Валя... и хорошенькая, - грустно и
серьезно сказал Александров.
- А мне не жаль - я вам раньше объясняла. Друзья и товарищи
мужчины, кто по возрасту бы мне соответствовал, - двадцать второго,
двадцать третьего, двадцать четвертого года рождения. Это те самые
годы, что приняли на себя в войну первый страшный удар врага. Мало их
осталось в живых, ну а нас, их подруг, слишком много...
- Ну, а если постарше, разве плохо?
- Кто постарше, вот как вы, например... - Валя вдруг покраснела,
- они давно женаты, кто порядочный, а кто меж двор шатается, за тех и
идти ни к чему. Как иначе? Хороший, да женатый, да с детьми - я так не
могу. Свое счастье с чужого несчастья начинать - не выйдет у меня, а
уж если детишки, то и говорить не о чем. Выходит, на нашу долю, кто
одного со мной возраста, остались мальчишки - тьфу, ерунда! - либо кто
неприкаянный, пьяница да бабник остался! Сами видите, получается такое
замужество... только себя уронишь...
- Но ведь может же встретиться подходящий и... не женатый еще, а
то и вдовец хороший.
- Может, само собой, да не встретился. Ну что говорить, судьба не
привела, - лицо молодой женщины посуровело, - но впереди большая
радость намечается. Жду ее нетерпеливо!..
- Что же такое? - даже приподнялся на локте Александров.
- Решило наше государство важнейшее дело: чтобы каждый мог
получить знания, какие хочет, по собственному желанию и вкусу, - я про
народные университеты. Это дело громадное, и тяга у народа к тому,
чтобы искусство, книги, науку понимать, несказанная. Не для звания там
какого, а для себя, чтобы жизнь интересней стала...
- Эх, Валя, вам бы с Фоминым повстречаться, есть такой старый
горняк, вы ему прямо родная душа... я в больнице лежал с ним.
- С горняком вашим когда встретимся, а в университет этот мне
поступить сейчас - самая большая забота. Говорят, заявлений столько,
что надо еще десять других открывать...
- Я могу написать письмо в Кызыл, чтобы вам помогли. Не помогут
поступить, так посоветуют, где добиваться, а это уже полдела, самое
важное - знать, куда правильно удариться!
- Ой, Кирилл Григорьевич, дорогой, напишите! У меня есть всякие
рекомендации, но у вас будет по ученой линии.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.