read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



виду - плечистый головач, брада золотая, в правой руке - лук, в левой
- колчан.], не то Велеса [Велес (берендейск.) - скотий бог.]... Ну,
поймали, кинули в бадью да и вниз... Как сейчас...
Кудыку прошиб озноб.
- А вдруг это не он был?
- Он-он! Я его хорошо запомнила... Да и как не запомнишь - такая
страсть!..
- Да ты погоди, погоди... - забормотал Кудыка, отдирая грязные
пальцы от рукава шубейки. - А как же он из-под земли-то потом
выбрался?
- Ну вот выбрался, значит... Ей-ей, не вру... А только зря ты,
берендей, в жены меня брать не хочешь... Возьми, а?..
Еле отвязавшись от назойливой погорелицы, Кудыка заторопился в
слободку. Был он сильно раздосадован и бранил себя на все корки.
Который уже раз подводило Кудыку его неистребимое любопытство. Взял
вот и отдал берендейку неизвестно за что. Ишь! В жены ее возьми,
чумазую!.. Верно говорят, бабий ум - что коромысло: и косо, и криво, и
на два конца... Надо же что придумала: из преисподней вылез! Хотя
курносый храбр Нахалко тоже вон в кружале говорил, что вылезают...
черные, с кочергами...
Пали быстрые сумерки. Уже подходя к дому, Кудыка заподозрил еще
кое-что неладное и снова полез за пазуху. Так и есть! Второго идольца
тоже как не бывало. Ну, погорелица!.. Одну, значит, берендейку
выпросила, другую - стащила... Плюнул, Кудыка, выругался. Правильно им
сегодня землянки разорили, забродыгам!..

* * *

Старый дед Пихто Твердятич не спал, ждал возвращения внука.
Выслушав рассказ Кудыки, сказал: "Вона как..." - и угрюмо задумался.
- Дед, - затосковав, позвал Кудыка. - А вот, скажем, помер
берендей... Покинул Явь, стало быть... Чистые души идут в Правь, к
солнышку. Нечистые - в Навь, под землю... Это я понимаю. А вот те,
кого волхвы заживо в бадейке в дыру эту опущают... С ними как?
- Да так же... - недовольно отвечал ему дед. - Пока дна достигнет,
со страху помрет...
Кудыка вспомнил глухой негромкий удар, пришедший из черной глубины
колодца, и содрогнулся.
- А потом куда?
- Как "куда"?.. - Дед заморгал. - Так в преисподней и остаются.
Куда ж еще?..
Кудыка аж скривился, представив.
- И что они там?
- Что-что!.. - сварливо отозвался дед. - Мы туда берендейки
опущаем... А они их, значит, солнышку относят, трудятся...
- Так они же нечистые! Души-то!..
- Ну, ясное дело, нечистые, - сердито сказал дед. - Будут тебе
чистые души такую тяжесть таскать!..
Ужинали молча. Поднявшись к себе в горенку, Кудыка долго маялся,
топтал тропу из угла в угол и все поглядывал на дубовый винтовой жом.
Наконец не выдержал, соблазнился. Вынул собранный снарядец, намотал
ремень на валик до отказа и, установив позвонок, пустил колебало.
"Трык-трык... - заскрипело и застучало в горнице. - Трык-трык..."
Может, оно и грех, а все веселее...
Во сне виделось Кудыке черное жерло колодца и пьянчужка, с шальной
улыбкой влекущий куда-то преогромную охапку резных берендеек. "Ты
того... поосторожнее... - забеспокоился во сне Кудыка. - Резьбу
спортишь... Солнышку, чай, несешь!.." "Катали мы ваше солнце!" - с
безобразной ухмылкой ответил ему пьянчужка и ссыпал дробно
загрохотавшую охапку на каменный замшелый пол преисподней. Откуда-то
взялась чумазая белозубая погорелица тоже с идольцами (один -
выпрошенный, другой - украденный), и стали эти двое охально и
бесстыдно разводить костер из берендеек. Тут из стены вышел рябой
волхв, сдвинул брови, грянул посохом, искры из камня выбил. "Видел? -
вопросил он Кудыку, грозно кивнув на пьянчужку с погорелицей. - Стало
быть, тоже грешен. А ну жертвуй еще одну берендейку!.."
Сильно озадаченный сновидением, Кудыка проснулся и обнаружил, что
слюда в косящатом оконце давно уже тлеет розовым. Уставился на
исправно поскрипывающий снарядец. Ремень размотался едва наполовину.
По всему выходило, что эта ночь была, по меньшей мере, вдвое короче
обычной и втрое короче предыдущей. Вот и горница еще не выстыла, как
следует... Придерживая у горла зипун, Кудыка вылетел в верхние сени,
приотворил махонькую ставенку сквозного, не забранного слюдой оконца.
Щеки и лоб ошпарило морозом. Над синеватой зубчаткой далеких Кудыкиных
гор в розовой дымке возносилось в небо светлое и тресветлое наше
солнышко. Несколько мгновений древорез вглядывался напряженно, не
проползет ли по алому лику темное пятно. Нет, не проползло...
Сброшенный в преисподнюю пьянчужка оказался прав. Нечетное вставало
солнышко. Счастливое...

* * *

Утречко, понятно, выдалось славное. Помолясь да позавтракав,
Кудыка взялся за работу. Вырезал пяток берендеек, не больше, когда
стукнуло кольцо на воротах и звонким лаем залились во дворе кобели.
Пришел зажиточный сволочанин из заречного села Нижние Верхи, принес
заказ - дюжину чурок. Обычно селяне к древорезам не обращались и
обтяпывали идольцев сами. Работа, конечно, была грубая, одно слово,
топорная, ну да сойдет для мужика. Не боярин, чай... А этот вот решил
щегольнуть. На вопрос Кудыки, не проще ли самому топориком помахать,
мужик ответил, что дал-де зарок пожертвовать десяток идольцев, причем
настоящих, не самодельных... Не иначе, украл что-нибудь при ясном
солнышке, а теперь вот задабривает... Цены он, во всяком случае, знал:
пять берендеек - заказчику, шестую - древорезу, а щепу и стружки -
пополам.
Чтобы не было сомнений, Кудыка провел его в повалушу [Повалуша
(берендейск.) - холодная клеть.], где хранились готовые идольцы.
Селянин, с виду робкий, а на деле хитрющий мужичонка, ахал и хлопал
себя по коленям, брал то одну берендейку, то другую, чуть на зуб не
пробовал.
- Стружек-то, стружек, чай, от них... - бормотал он, завороженно
оглаживая глубокую красивую резьбу. - Всю зиму одними стружками топить
можно...
Кудыка лишь усмехнулся про себя. Хоть и почитала его слобода
чудаком, а древорез он был преискусный: добрых полчурки иной раз в
стружку улетало...
- И ведь каждую складочку надо было вывести!.. - восхищенно
причитал заказчик, покручивая головой. - Слышь, берендей!.. - Он
оглянулся и замер, приоткрыв рот, чем-то, видать, осененный. - А ведь
ежели вместо сотни махоньких одну большую стяпать... Оно ведь и легче,
и стружек поболе...
- Так когда-то и делали, - снисходительно объяснил Кудыка. -
Особливо кто побогаче. Всяк хотел, чтобы его идол выше других
торчал... Да волхвы, вишь, запретили. Лучше, говорят, числом побольше,
но чтобы каждая берендейка ровно с локоток была. Так-то вот...
Мужичок скорчил недовольную рожу, пожевал бородой.
- Волхвы... - весь скривившись, выговорил он. - Ну, ясно,
волхвы... Верно говорят: сколько волхва ни корми...
Свершив рукобитие, расстались. В один захап перенеся чурки в
горницу, Кудыка полюбовался ими малость и, рассудив, что резать он их
может и вечером, решил сходить на торг. Денек тоже намечался славный,
как и утречко.
Оделся, подпоясался, переметнул через плечо суму с десятком
берендеек - и отправился. Скрипел снежок, дробилось в сугробах
искорками счастливое нечетное солнышко. И берендеи попадались
навстречу тоже все больше радостные, приветливые.
Над рыночной площадью стоял веселый гомон, прорезаемый лихими
криками торгующих:
- Эх, с коричкой, с гвоздичкой, с лимонной корочкой [Коричка,
гвоздичка, лимонная корочка (иноземн.) - заморские пряности.],
наливаем, что ли?..
- Ешь, дружки, набивай брюшки по самые ушки, будто камушки!..
- Чудеса, а не колеса, сами катятся - только повези!..
- С пылу! С жару! Кипят, шипят, чуть не говорят!.. Подь-дойди!..
Торговля шла бойко. Слышался повсюду дробный сухой стук высыпаемых
и пересчитываемых берендеек. По мере того как переметные сумы слобожан
освобождались от резных идольцев и наполнялись покупками, вес их
заметно уменьшался. Тут и там вспыхивали жаркие споры относительно
достоинства вручаемой берендейки. Понятно, что идольцы, резанные
Плоскыней или, скажем, тем же Кудыкой ценились не в пример выше,
нежели работа ленивого красавца Докуки, не говоря уже о самодельных
топорных изделиях сволочан. Греков, случайно попавших на слободской
рынок, это каждый раз сильно забавляло. У них-то у самих - что ясная
денежка, что тусклая - все едино, лишь бы вес и резьба сходны были.
Чудной они все-таки народ. Дед говорит: живут во тьме, за
Теплынь-озером... а с чего же это они смуглые такие?..



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.