read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



полторы тысячи лет на Земле не существовало никаких денег или иных
"эквивалентов" человеческого труда. Чем бы ни занимался человек, он получал
от общества все, что было ему нужно. Так .происходило из века в век, и люди
перестали замечать какую-либо разницу в исполняемой работе. Член Верховного
Совета науки и рядовой раскопщик археологической экспедиции, выдающийся
инженер и строитель нового дома ничем не отличались друг от друга в смысле
"оплаты" своего труда. Каждый имел право на все, что производилось силами
всего общества.
Из поколения в поколение люди привыкали к такому положению вещей, оно
казалось им естественным и единственно возможным. Иные отношения между
людьми, о которых говорили им учителя в период начального обучения,
воспринимались ими так же, как в двадцатом веке воспринимались отношения
людей в Древнем Египте, или еще раньше. Они понимали возможность таких
отношений, но только теоретически.
И психология людей тридцать девятого века имела мало общего с психологией
людей двадцатого. Для них вопрос, мучивший Волгина -какую профессию выбрать,
- звучал как бессмыслица. Человек должен заниматься тем, что ему нравится,
тем, что ему по душе. А чем именно, абсолютно все равно.
Но Волгин думал иначе. Пойти на завод, стать к простейшему станку,
исполнять почти автоматическую работу, не требующую от человека творческой
(с его точки зрения) мысли, не казалось ему позорным: он привык уважать
любой труд , - но просто несовместимым с его исключительным положением в
мире. Он думал, что достоинство и честь века, который он представлял здесь,
в новом мире, требуют от него чего-то другого, чем быть незаметным винтиком
общей машины. Подсознательно он хотел доказать, что человек двадцатого века
способен ко всему, что могли делать люди теперь.
Архимед был великим, гениальным ученым, но, очутившись в двадцатом веке,
не смог бы стать даже учителем физики в начальной школе. Ньютон показался бы
в тридцать девятом веке неучем.
Волгин не хотел понять этого, он даже не думал о таких сравнениях. Он сам
не был не только ученым, но даже и инженерам, но, несмотря на это,
намеревался одним скачком одолеть бесчисленные ступени, по которым с
затратой огромного труда прошла наука Землян за девятнадцать веков.
И это происходило не потому, что Волгин был глуп или самоуверен, а только
потому, что он судил по мерке своего века и не знал еще качественных
изменений в науке и технике, видел и понимал только количественные. Если бы
знания людей изменились только количественно, Волгин осуществил бы свое
намерение, с большим трудам, но достиг бы уровня знаний нового века. Но он
не мог еще понять (слишком мало времени пробыл он в новом мире), что самое
вещество мозга людей стало иным, чем в его время, что за прошедшие века
образовались и окрепли новые мозговые центры, качественно отличные от
прежних. Колоссальное наследство веков мог вместить в себя мозг Ио, Люция и
других людей, но не мог мозг Волгина. Он не обладал нужным для этого объемом
и весом. Недаром же все люди, окружавшие Волгина, были выше, крупнее и
массивнее его. Развившийся мозг потребовал иного вместилища, голова стала
крупнее, а за нею последовало и все тело. Новые современники Волгина
отличались от прежних и умственно и физически.
Но Волгин еще не осознал этого.
С легким сердцем готовился он к предстоящей ему работе, С огромным
интересом отправлялся он в свое путешествие, которое должно было послужить
своеобразной зарядкой.
Внешние условия жизни нового общества, насколько он был знаком с ними, не
смущали Волгина. За четыре месяца он привык к ним и почти перестал замечать.
Он принимал их как факт. в этом сказывалась свойственная людям способность
приспособляться к любым условиям и быстро приноравливаться к ним. Не
понимая, на чем основаны комфорт и удобства окружающей его жизни, Волгин
пользовался ими как чем-то само собой разумеющимся. Он даже научился
управлять биотоками своего мозга, научился бессознательно, как научаются
дети двигать руками и ходить. И биотехника тридцать девятого века, по
крайней мере в пределах ее применения в доме Мунция, безотказно подчинялась
ему, потому что была очень проста.
В первое время, подходя к двери и невольно желая, чтобы она открылась
перед ним, Волгин каждый раз вздрагивал, когда дверь действительно
открывалась. Теперь он не обращал на это внимания. Ему никто не объяснял,
как именно надо привести в действие невидимый механизм; это пришло само
собой и быстро превратилось в условный рефлекс. Подходя к двери или
наклоняясь к крану, чтобы умыться, он не думал о том, что дверь должна
открыться, а вода потечь. Он просто желал этого, даже не замечая своего
желания. И возникающий в его мозгу соответствующий желанию биоток
улавливался скрытым в стене приемником, преобразовывался в другую энергию,
способную по своей мощности произвести нужное действие, и вода текла, а
дверь отворялась.
И это уже не казалось ему странным, а наоборот, естественным, хотя пока и
непонятным.
Не достигнув своей первоначальной цели, Волгин все же был достаточно
подготовлен к тому, чтобы ориентироваться в ожидавшем его мире и не
поражаться на каждом шагу тому, что увидит в нем.
ГЛАВА ВТОРАЯ 1
- Ты наметил себе какой-нибудь маршрут? - спросил Владилен.
- Да, - ответил Волгин. - Я не ставлю целью объехать все континенты
3емли. Это можно будет сделать впоследствии. А сейчас я хочу прежде всего
добывать на моей родине, там, где раньше находилась Россия, - пояснил он. -
Я знаю, что Ленинград и Москва существуют. С них мы и начнем. Затем я хотел
бы посетить место, где находилась моя могила (Волгин заметил, как Мэри
вздрогнула при этом слове).
Потом мы отправимся в Париж, посетим Нью-Йорк, Сан-Франциско, Японию... -
Он заметил, что его собеседники переглянулись, и пояснил: - Была такая
страна на востоке Азии. Как она называется сейчас, я не знаю. И через
Сибирь... Ну, как же сказать вам? Через Азию, что ли, отправимся в Египет...
И этого слова вы не знаете?
- Нет, почему же? - ответил Владилен. - Мы учили древнюю географию Земли.
Сибирь, Египет. - теперь я вспомнил. Ты так легко произносишь эти
названия! Из тебя мог бы получиться замечательный лектор по древней
географии.
Волгин рассмеялся.
- Я намерен избрать другую профессию, - сказал он. - А после Египта мы
вернемся сюда. Вот и все. Остальное меня пока не так интересует.
- Этот путь займет немного времени, - сказала Мэри. Она помнила просьбу
своего отца: задержать Волгина как можно дольше в его путешествии. Но сам
Волгин, по-видимому, не собирался задерживаться. - На Земле много интересных
для тебя мест, кроме тех, которые ты назвал. Ты не учитываешь современных
средств передвижения. Арелет будет переносить нас с большой скоростью.
- Но в каждом новом месте мы будем задерживаться на неопределенное время,
- возразил Волгин. - С теми городами, которые я назвал, я буду знакомиться
основательно. Так что мы вернемся не столь уж скоро.
- Как хочешь, - сказал Владилен.
Он тоже знал о просьбе Люция, который объяснил ему мотивы этой просьбы.
Но что они могли сделать? Волгин высказал свое желание достаточно
определенно.
Оставалась надежда, что в пути он передумает.
"Его увлечет путешествие, и он захочет увидеть больше", - думала Мэри.
Отлет был назначен на следующий день утром. Трехместный арелет, красивого
темно-вишневого цвета, изящный и отделанный, как игрушка, уже стоял у дома,
перед верандой. Человек, доставивший его по просьбе Люция, не спрашивая
никого, взял один из арелетов Мунция и улетел обратно, как будто не обратив
никакого внимания на Волгина. Вероятно, он думал, что Волгин еще не решил
войти в мир.
Бесцеремонность этого человека, без спроса воспользовавшегося чужим
имуществом, удивила Волгина, но он ничего не сказал никому и не задал
напрашивавшегося вопроса. Вероятно, так поступали все. У Мунция было три
арелета, ему самому мог быть нужен только один, но ведь Мунций жил с другими
людьми, например, с Волгиным. Прилетавший человек не мог знать, сколько
арелетов нужно иметь обитателям дома, он должен был спросить, но не сделал
этого.
Здесь проявлялась одна из черт современной жизни, незнакомая Волгину, и
он думал об этом, стараясь понять. В конце концов он пришел к убеждению, что
все дело заключалось в том, что Люций, прося доставить арелет, ничего не
сказал о способе для доставившего вернуться обратно. Из этого тот сделал
вывод, что может воспользоваться арелетом хозяина дома, и поступил согласно
этому выводу. Не предполагал же Люций, что человек вернется пешком!
Впоследствии Волгин узнал, что правильно понял этот случай.
Люди всегда и во всем думали о других, заботились о них, а не только о
себе. И привыкли к вниманию. В том, что любой человек, высказывая ту или
иную просьбу, позаботился об исполнителе, никто не сомневался и даже не
задумывался над этим.
Так было всегда, на протяжении многих веков, и стало второй натурой
человека.
Так поступали все.
Волгин волновался накануне отлета и плохо спал ночью. Не в сферическом
павильоне острова Кипр и не в доме Мунция, где он жил в одиночестве,
началась его вторая жизнь. Она должна была начаться именно завтра, когда
ничем не связанный, свободный, как птица, он бросится в жизнь мира подобно
тому, как до этого бросался в волны Средиземного моря. Но с морем он умел
хорошо справляться, сумеет ли справиться с океаном жизни?
У него были любящие и верные друзья, на которых он мог опереться в первое
время.
Они не дадут ему утонуть, научат) как надо плыть. И укажут правильное
направление.
"Все будет хорошо", - подумал он, засыпая под самое утро.
День настал ясный и безоблачный. Для Ривьеры это было обычным явлением,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.