read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



мотала головой, что хвост каштановых волос носился за спиной, со свистом
задевая стенку. И кулачки полупрозрачные закаменели, и она трясла этими
бессильными кулачками, как будто этим могла что-то объяснить
остолбеневшему Широкову и вдруг утратившей азарт Изабо. Карлсон крепкой
лапой обнял ее за плечи, унял дрожь, пододвинул к ней чашку с остывшим
кофе и принялся вполголоса уговаривать выпить и успокоиться.
- Твоя пьеса в таком виде интересна только нам троим, и она даже не
пьеса, - сурово говорила тем временем Изабо Широкову. - В ней нет действия
и не предвидится. Всего два персонажа...
- Но Чесс задумывал именно так - Александр Пушкин и Мария Волконская!
Я точно знаю.
- Откуда мы знаем, что он задумывал! Он рассказал тебе про Пушкина и
Волконскую, потому что вычитал о них в "Вопросах литературы" какую-то
гипотезу. А потом стал фантазировать дальше.
- Я пытаюсь разгадать, что хотел сказать этой пьесой Чесс, - не
унимался Широков.
- И вообще можно съездить за цветами и шампанским! - нес ахинею
Карлсон, и это непостижимым путем успокаивало Верочку. - Ты когда-нибудь
пила шампанское в бане? Ну, в недостроенной? Я сейчас подгоню машину и
рванем за бутылкой! Извиняй, Анатолий, слушатели из нас никудышные. Вот
когда твою пьесу поставят и по телевизору покажут, я под нее даже
бутерброд жевать не буду, честное слово!
- Мне убрать рукопись? - спросил Широков.
- Давай сюда! - приказала Изабо. - Мы лучше прочитаем все по очереди.
Так будет умнее всего. И без всякого балагана.
Она покосилась на Верочку. Но та уже пила остывший кофе, преданно
глядя в глаза симпатяге и специалисту по дамской истерике Карлсону.
Дальнейший разговор был самый бестолковый - одновременно Широков
пересказывал содержание следующей сцены, где Пушкин рассуждал о своей
несостоявшейся дуэли с Толстым-Американцем, цитировал наизусть здоровенные
куски из дуэльного кодекса и клял друга-демона, отравившего всю его жизнь,
- Раевского; Верочка вспоминала что-то типографское; Изабо требовала от
Карлсона, чтобы он наконец врезал ей новый замок; Валька делил торт. В
разговоре этом выяснилось, кстати, что Микитин уехал из города на месяц и
вернется к началу июня, не раньше. Валька понял, что и эта поездка в
мастерскую была в сущности бесполезна. Он засобирался домой.
Услышав слово "теща", Карлсон проникся к нему неслыханным сочувствием
и обещал доставить прямо к дому на своем "Москвиче", все-таки не час на
дорогу, а в худшем случае двадцать минут. Он предложил свои услуги и
Широкову, тот не отказался и вопросительно посмотрел на Верочку, но она
сообщила, что переночует в мастерской, им есть о чем поговорить вечером с
Изабо.
Сообщение это явно не обрадовало ни Карлсона, ни Широкова. А Валька
решил для себя, что его эти проказы не касаются и ему они безразличны.
Карлсон выбрал объездную дорогу, которая под вечер была совершенно
пустынна.
Валька с Широковым, сидя на заднем сиденье, говорили о дизайнерских
курсах, когда Карлсон вдруг остановил машину и повернулся к ним.
- Разговорец есть, - решительно сказал он.
Широков отвернулся и уставился в окошко.
- Ты, Валентин, парень умный, - задушевно начал Карлсон, - и все
поймешь без рассусоливаний. Тебе лучше больше не появляться в мастерской у
Гронской. Лучше для всех...
Валька посмотрел на Широкова, но тот приклеился взглядом к окошку.
- Вот и Анатолий подтвердит, - жестко сказал Карлсон.
Широков неохотно повернулся и набычил круглую голову. Это, видимо,
означало кивок.
- А что случилось? - как можно хладнокровней и независимей спросил
Валька. - Я поперек дороги кому-то встал? Или кого-то обидел? Так я
вернусь и извинюсь!
Он стал шарить по дверце, ища ручку.
- Ничего не случилось и никого ты не обидел, - пряча взгляд, удержал
его Широков.
- Просто из-за тебя тут может большая каша завариться, - сказал
Карлсон. - Анатолий, объясни-ка ты ему художественно, что ли?
- Я тебе пример приведу! - оживился Широков. - И ты все поймешь.
Знаешь, как устроена атомная бомба?
Валька пожал плечами. А Карлсон посмотрел на Широкова с большим
подозрением.
- В ней имеется определенное количество, скажем, урана, - деловито
заговорил Широков. - Если добавить еще хоть грамм, начинается реакция
деления - так?
- Предположим, - туманно поддержал его Карлсон.
- И происходит взрыв. А пока этот грамм туда не попал, количество
называется критической массой. Ну вот, ты можешь оказаться этим граммом...
- Приятно послушать образованного гуманитария, - ехидно заметил
Карлсон.
- Ну, я уж тогда не знаю, как объяснять, - обиделся Широков.
- А чего там объяснять! Значит, встал поперек дороги, - брякнул
обиженный этим дурацким объяснением Валька.
- Ну, считай, что так, если так тебе понятнее, - поморщился Карлсон.
И Валька понял, что ревность тут действительно ни при чем.
Но ведь тогда, в столовой, Изабо искала его взгляда, и сама позвала в
мастерскую, и чего-то же она от него хотела!..
Очевидно, все упиралось в странную дружбу между Изабо и Верочкой или
же в то, что завязывалось между Изабо и Валькой. Иного объяснения он пока
не видел. Хотя чувствовал, что в этой истории Широков душой на его
стороне, и только понимание непостижимой правоты Карлсона заставило его
плести ахинею про атомную бомбу.
- Значит, договорились, - твердо подвел итог Карлсон. - Насчет своих
дизайнерских курсов не беспокойся, ближе к экзаменам я ей напомню, она
позвонит Микитину, ты сходишь к нему на консультацию и так далее. Это даже
надежнее. Сама она закрутится и наверняка забудет. А я ей точно напомню.
Так что извини... Не твоя вина. Ситуевина, Валентин Батькович... Ну,
говори, куда тебя дальше везти-то?..

В понедельник прямо с заводской проходной Валька отправился на
колокольню.
Это была еще одна территория под юрисдикцией парторга - то есть, с
недавнего времени на птичьих правах. Но, как и Валькину "мастерскую" в
конуре, ее пока не упраздняли.
Колокольней заводчане прозвали кирпичную башню, венчающую
заводоуправление. Там под самой крышей разместился радиоузел. Хозяйничал в
нем пожилой фанатик Алик, которого так и звали - Алик с колокольни.
Хозяйство он наладил отменное, даже с герметически закрывающейся
студией для "прямого эфира". А в его фонотеку не брезговали обращаться
профессионалы из городского радиокомитета. На заводе раньше устраивали в
обеденный перерыв радиоконцерты по заявкам, и Алик удовлетворял все вкусы,
от романсовых до хард-роковых. Одновременно с исчезновением экрана
соцсоревнования сгинули и радиопередачи. Но Алик оставался верноподданным
Дениса Григорьевича, и тот, зная это, оказывал ему мелкие услуги, как
второму верноподданному - Вальке.
- Привет! - сказал Алик, когда Валька вошел в "колокольню". - Ну, что
сломалось? Маг? Радио? Утюг?
Он подрабатывал ремонтом, как Валька - оформлением свадебных
альбомов.
- Хуже, - серьезно ответил Валька. - Голова не в порядке. Склероз
буянит. Слышал песню, а что за песня - не могу вспомнить.
- Напой! - потребовал Алик.
- С моим голосом без бутылки не поют, - намекнул Валька.
- С твоим голосом и после цистерны лучше не петь, - съязвил Алик,
добывая из тайничка пиво.
Потом Валька, как умел, исполнил ему кусок куплета про Торкватовы
октавы.
- Понял! - обрадовался Алик. - Это у меня есть!
Он снял с полки бобину и насадил ее на штырь огромного пульта.
Валька прослушал песню два раза, потом потребовал конторскую книгу,
где Алик вел учет своего музыкального хозяйства.
- Ну вот, "Баркарола", - показал Алик пальцем нужную строчку. -
Романс. Слова написал Иван Козлов, был такой слепой поэт в начале прошлого
века. Музыка Глинки. Что тебе еще надо?
- Бумажку. И ручку.
Валька записал и Козлова, и Глинку.
Вечером, когда домашние приклеились к телевизору, он спросил у тещи,
где у нее могут быть всякие древние русские поэты. Она молча махнула рукой
на полку - там стояло штук шесть одинаковых "Антологий" в ожидании
оптового покупателя.
Валька отыскал "Баркаролу", прочитал ее и задумался. Оказалось, что
Глинка использовал только четыре куплета. Самые жизнерадостные.
- Что же, что не видно боле над игривою рекой в светло-убранной
гондоле той красавицы младой, - негромко пропел Валька, - чья улыбка,
облик милый волновали все сердца и пленяли дух унылый исступленного
певца?..
Пелось легко, слова оказались певучие.
- Вот прекрасная выходит на чугунное крыльцо; месяц бледно луч
наводит на печальное лицо; не мила ей прелесть ночи, не манит сребристый
ток, и задумчивые очи смотрят томно на восток...
Валька встрепенулся - он понял, что за женщина тосковала у окна на
его рисунке. Откуда, каким образом он выловил ее в беззаботной "Баркароле"



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.