read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Вроде того. И власть здесь моя. :
- Полная?
- Полная - у Господа. У меня - достаточная.
То, что Ларсен - персона высокого ранга, понятно.Судя по всему - вор в законе. А может, чего повыше, -в этих титулах и должностях я профан.
- Если бы Ральф мешал, я бы его устранил - безо всех этих выкрутасов. Так что - в "молоко" попал.
- Прокрутим такой вариант, - предлагаю я. - Должность у Ральфа доходная, работка - не сильно пыльная. И вот объявляется в городке группка, находит некий сверхприбыльный бизнес, организационно самостоятельна...
- Плохо ты знаешь нашу сферу. Если мы в городе работаем, любые новички на виду, торчат, как карандаш в заднице.
- А я и не говорю, что их не заметили. Но Ральф был мужчина занятой, мог поручить разобраться ближнему помощнику какому, вот хоть бы Бесту. Помощник потолковал, смекнул свою выгоду. Доложил Ральфу: дескать, "таможня дает добро", ребята готовы сотрудничать, выплачивать немалый процент и все такое. А на самом деле процент идет мизерный, ребята расширяются и претендуют на главенство в городке. И помощник Ральфов им - не чужой человечек уже.
- Не связывается. Если это помощник, вот хоть бы Бест, - Ларсен хмыкает, - то он знает, что за Ральфом мы стоим. При таком раскладе для него на чужих начать работать - все одно что под "вышку" подписаться. Только без судебных проволочек.
- Связывается. Помощник убирает Ральфа, начинается крутая разборка с чужаками, которую они якобы и затеяли, и тут наш двойничок имеет полную возможность проявить себя: с непритворным рвением отстоять ваши интересы, перестрелять верхушку чужаков и заслуженно занять место Ральфа. А ваши потери компенсируются прибылями от дела, какое чужаки уже поставили на ноги. Красиво?
- Твоя роль?
- Детонатор. Меня подставляют, я начинаю активничать и расшевеливаю обе стороны. Потом меня убирают, а с "жмурика" - какой спрос? И еще: у меня вопрос.
- Ну?
- На кого работает Кузьмин?
- От многия знания многая печали, - вздыхает дедок.
- Кузьмич - правильный мент, - не обращая на дедка внимания, отвечает Ларсен. - Нас он устраивает.
- Так правильный или устраивает?
- Потому и устраивает, что правильный. Беспредела никому не нужно, ни ему, ни нам. Ты закончил?
- Пока да.
- Чайку?
- Хорошо бы.
Закуриваю, прихлебываю чифирек. Чем не милая компания? Мучает лишь один вопрос: как мне с ними расстаться к обоюдному удовольствию?
- Что скажешь, Бест? - спрашивает Ларсен.
- Связно излагает. У меня к тебе, Дрон, тоже вопрос: на кого работаешь ты?
Вспоминаю давнишнее пожелание Кузьмина и отвечаю честно:
- А я не работаю. Отдыхаю.
- Ну отдыхай. Пока. И послушай, что я скажу.
Наконец-то молодец разговелся: хлопнул рюмочку коньячку и закусил долькой лимона.
- Все, что ты тут изложил, имело бы смысл, если бы Ральфа убрали тихо и разборка проходила втихую, между заинтересованными сторонами. Скажем, скончался бы Ральф "от сердечного, приступа". А так в разборку замешиваются еще две официальные силы; милиция и служба безопасности. Что опасно и для пришлых, и для нас. И в любом случае - невыгодно. Это - первое.
Второе: кому-то выгодно не просто завязать разборку, а в ходе ее уничтожить все существующие в городе структуры, можешь назвать их криминальными - от этого суть дела не меняется.
Третье: официальные власти вряд ли начнут операцию с убийства председателя горсовета. Но люди, обладающие властью и стремящиеся подчинить себе криминальную сферу с ее источниками доходов, вполне могут нанять человека для этой цели. Стороннего или своего.
- И нанятый - это я?
- Судя по всему, да.
- Я что, кажусь таким придурком, чтобы встревать в полную безнадегу?
- Деньги.
- Жадность, милок, не одного фраерка сгубила, - встревает старичок.
- Бест, я в городке третий год ошиваюсь, и если бы мне нужны были деньги...
- А я не сказал, что тебе нужны деньги, - обрывает Бест. - Тебе нужны очень большие деньги. Я не знаю твоих раскладов, но, возможно, сейчас у тебя появилось желание отвалить за бугор, а это хорошо делать не пустому. За очень большие деньги и с перспективой отвалить - можно и рискнуть.
- Риск - дело благородное, - вставляет Ларсен. - Да и парень ты, судя по всему, рисковый.
- А в то, что тебя решили подставить, - вовсе ни к чему было тебя же и посвящать.
Излагает он красиво - так, что и самому поверить хочется. А уж про очень большие деньги - так просто приятно. Вот только где они?
- Хорошо, - говорю я, - предположим, меня действительно уломали сумасшедшею суммой, я плюнул на риск и шлепнул мэра. Тогда что я делаю у вас? Мне положено сейчас как минимум отдыхать на борту посудины, мирно плывущей в Турцию, ну а как максимум - в аэроплане по пути в Штаты.
- Все просто: тебе не заплатили. Или всю сумму, или большую ее часть. Ну а поскольку голову в петлю ты уже засунул, есть смысл рисковать дальше, чтобы деньги все-таки получить.
- Ну как тебе такой расклад? - спрашивает Волк Ларсен.
- Не важно, - честно отвечаю я.
Ситуация анекдотическая.
"Владимир Ильич, что будем делать с заложниками?" - "А как вы полагаете, Феликс Эдмундович, что мы должны сделать с этими пгислужниками мигового капитала?" - "Думаю, расстрелять!" - "Агхипгавильно! Вот только сначала напоите-ка их чайком. И непгеменно с сахагом!"
- И четвертое, - резюмирует Бест. - Спецназ появился в городе до убийства Ральфа. Кто-то готовил операцию, кто-то, обладающий большой властью. Может, ты нам поможешь прояснить?
Поможешь... Мне бы кто помог...
Но самое смешное, что Бест, по-видимому, прав. Единственное дополнение: никто ни маленькой, ни большой суммы мне так и не предложил. Использовали, как газету "Суровая правда" в нужном месте.
- Коньяку можно?
- Глотни.
Коньяк отменный, с привкусом мускатного винограда.
- Что скажешь?
- Меня сыграли втемную.
- Что-то не похож ты на слепого кутенка, - снова ка верзничает дедок. - У тебя тут оборудования одного - на диверсионную группу! - Старик с интересом изучает извлеченные из моих карманов ампулки без маркировки. Из оружия при мне - два метательных ножа и стилет Но при таком раскладе и при Хасане за спиной весь этот металлолом бесполезнее бронепоезда в Антарктиде.
- Слушай, а ты часом не шпион? - радуется дед.
- Ага. Сенегальский.
- Ты храбрый человек, Олег, - медленно произносит Ларсен. - И мне симпатичен.
"Взаимно", - думаю я, но как-то без энтузиазма. Володя продолжает:
- То, что тебя отыграли втемную, - вполне может быть. Но ответь мне на один вопрос. Только правду.
- Да?
- Каким ветром тебя занесло загорать на тридцатый километр? Тебе что, у дома или на набережной - моря" показалось мало?
- "Седьмой", я "третий", прием.
- "Третий", "седьмой" слушает.
- "Первый" завершил ситуацию по штатной схеме. Но с осложнениями.
- Серьезность?
- Уровень "би".
- Что объект?
- Временно вне зоны контроля.
- Опасность?
- Нас могут высветить.
- Активизируйте подготовку варианта "Коллапс".
- Можно провести немедленно.
- Нет. Провести по полной схеме. Максимально напряженный вариант. По моей команде.
- Есть.
Глава 11
То, что я дебил, - в доказательствах теперь не нуждается. И можно жаловаться на трудное детство, недостаток витаминов, мокрые штаны и скользкие подоконники... Ума это, увы, уже не прибавит. Особенно в моем возрасте.
Аналитик недоделанный... Я почему-то решил, что события начались с появлением амбала на пляже. Понятно, эмоциональная встряска. Но потом-то голову мою мог посетить такой простецкий вопрос, что примитивно сформулировал Ларсен: "Тебе у дома или на набережной моря показалось мало?"
Володя-Ларсен ждет ответа. Правдивого. А я врать и не собираюсь, - судя по всему, от того, как отвечу, зависит моя жизнь. Для кого-то, может, и пустячок, а для меня "агхиважно"!
Задумавшись, краем глаза наблюдаю, как дедок манипулирует моими ампулками. Похоже, он решил, что там морфий. Взбивает содержимое и... ловко обламывает кончик. Я успел зажмуриться и задержать дыхание полусекундой раньше.
В ампулке - сжиженный газ, стенки - из особого стекла и только потому не лопаются. За секунду газ испаряется полностью и заполняет собой помещение. Комнатка небольшая, так что концентрация достаточная. Отсчитываю десять секунд. Еще пять - контрольных. После этого газ распадается или аннигилируется - это уже не моя епархия. Главное, становится безвреден.
Выдыхаю, открываю глаза... И понимаю, чего я ждал пятнадцать долгих секунд, - стука упавшего тела. Трое боссов за столом уронили головы на руки, а Хасан - стоит в трех шагах от меня, закрыв глаза. Он успел уловить мою реакцию ("редкого таланта мужчина, особенно в своем роде") и повторить ее. Сейчас он стоит, весь обратившись в слух, как пишут в романах.
Легонько вытягиваю нож из-под штанины, стараясь нешуметь. Движение пустяшное, но Хасан услышал. Открыл глаза. Бросил мгновенный взгляд на стол. То, что боссы не мертвы, а лишь усыплены, - вряд ли меня оправдает. Хасан улыбается, взгляд его стекленеет...
Бросаю нож - чтобы выиграть время, выхватываю второй из-за спины, передвигаюсь к стене. Хасан уходит от броска артистично-легким наклоном, слегка перемещается ближе ко мне, мягко, как кот на задних лапах. Двумя пальцами правой руки перебирает снятый с пояса нож: вверх - вниз, вверх - вниз...
Шансов у меня против него - один из ста. Но упускать этот один я не собираюсь. Внимательно контролируя его ноги, замахиваюсь, словно для броска, и с силой втыкаю нож в электропроводку...
Вспышка - и темнота. Полная.
Успеваю сделать шаг в сторону - страшный удар в плечо, падаю и чувствую летящее на меня упругое тело. Перекатываюсь, роняю правую руку резко вниз и крепко сжимаю холодную сталь стилета. Прыжок, противник летит на меня, и я вслепую бросаю кулак вперед. Тело сшибает меня навзничь, отточенное лезвие ножа скользит от плеча к груди, разрезая кожу, по телу пробегает судорога... Кончено. Хасан мертв.
Вытягиваю стилет, на ощупь вытираю и разжимаю кулак, - жало послушно скользит в рукав.
Чиркаю зажигалкой и осматриваюсь в слабом свете. Тело Хасана лежит рядом, голова - в луже крови, повернута набок... Покойник словно смотрит на меня мутным зрачком...
Живот сводит судорога, и меня выворачивает. Кое-как встаю и на ощупь двигаюсь к столу. На секунду чиркаю кремнем, беру со стола бутылку водки и в темноте начинаю тщательно отмывать палец за пальцем... Одна рука, вторая... Прямо из горлышка плескаю на порезанное плечо - обжигает огнем. Рэмбо подобную рану, помнится, портняжьей иголочкой зашивал и суровой ниточкой.
Снова запаливаю огонек, беру со стола коньяк и жадно прикладываюсь. Пью, пока бутылка заметно не полегчала. Но становится лучше. Закуриваю.
Коньяк подкатил тут же. Жадно курю, рука чуть подрагивает, и преследует искушение снова взять бутылочку, но за горлышко, и настучать как следует ребятам по затылкам. Ладно, проехали. Больше одной истерики за ночь много даже для прыщавой институтки. А я свою одну уже отработал - на квартире у Леночки. Леночка... Вот с кем следует немедля поговорить. Если еще не поздно.
Да и мне здесь рассиживаться - ни к чему. Чайку попили, коньяку пригубили, спасибо этому дому. Так сказать, за приют и ласку. Впрочем, зла я на этих ребят не держу - работа у них такая. Меня сейчас больше интересуют другие. Которых я не знаю, но которые так хорошо знают меня.
Как там говаривал товарищ Штирлиц? "Важно знать, как войти в разговор, но еще важнее, как из него выйти. Запоминается последняя фраза".
Хорошо, что в эту комнатушку без приглашения не входят. Но и покинуть ее без разрешения, надо полагать, тоже не просто. А именно это мне и предстоит сделать. И сочинить последнюю фразу. Чтоб запомнилась.
Снаряжение снова на мне. Даже бестолковые "пээмы" рассовал по карманам куртки. Ампулки бережно собираю при свете пламени и кладу их в карман с суеверным уважением. Надо бы заныкать поудобнее, на похожий случай. Свой "дакский меч" тоже возвращаю в "сбрую". Как сувенир. Поскольку пользы пока от него, как от девственника в первую брачную ночь.
"Ю-а ин зе ами нау..." Ты снова в армии. Прибайкальский военный округ к войне готов! Последний штрих: подхватываю полегчавшую бутылочку и допиваю коньяк. Ни капли спиртного противнику! Ни пучка овса! Был бы мост - обязательно взорвал!
Забираю со стола конфискованный еще при входе "Калашников" - полновесный, без дураков. Передергиваю затвор. Опускаю вниз предохранитель.
Дверь двойная. Первую открываю на себя - тяжелая, с прокладкой стального листа. Вторая попроще. Выбиваю ногой и шагаю в освещенный проем.
- На - пол!
Трое охранников и девчушка-секретутка укладываются на палас. Направленный на них ствол придает резвости, а тишина и темень в комнате боссов - уверенности в том, что я не задумаюсь пустить автомат в дело. Осторожно обхожу лежащих по периметру комнаты.
- Мусора у входа оборзели в натуре... - Коротко стриженный "кожаный мальчик" открывает дверь в коридор, не договорив, резко вскидывает укороченный "акаэм"... Моя очередь перерубает его пополам, "кожаный" тяжело падает навзничь.
- Лежать! - кричу я и не узнаю собственного голоса. Провожу очередью над головами приникших к полу охранников, стреляю вдоль коридора и - вперед! Комнатуха-кабинет тоже без окон, но дежурящие в машине служивые характерный стрекот "Калашникова", думаю, расслышали. У меня - минута от силы.
Очередь вдоль лестницы, и - вниз. Знакомый коридорчик: никого. Последний поворот. Еще очередь, не высовываясь. Выскакиваю. Пусто. Развороченная дверь закрыта на засов и для верности приперта палкой. Распахиваю, во дворике - никого. Бросаю автомат и мчусь в конец дворика, к мусорным бакам. Падаю ничком. Вытягиваю из-за пояса "узи". Замираю.
Вовремя. Двое служивых появляются с автоматами наизготовку и попеременно движутся к двери, прикрывая друг друга. Дверь - на прицел, но не входят. Ждут подкрепления. Так: в машине было четверо, двое у главного входа, двое здесь. Все. И главное, им сейчас не до меня.
Тенью выскальзываю из дворика, на секунду замираю. Тихо. Пока. Пересекаю улицу - и бегом к оставленному милицейскому "уазику". К - удивлению, он на месте. Открываю дверцу. Леночка мирно почивает в той же позе, в какой я ее покинул.
Надеваю форменную фуражку, прокатываю по улице и сворачиваю к морю. Щелкаю тумблером рации:
- Я "четвертый", вызываю все свободные машины. В "Трех картах" началась разборка. Контролируем оба входа. Нуждаемся в подкреплении...
Так, ребята доложились, и, видно, не в первый раз, сейчас здесь будет от ментов густо. А я похож на дезертира, трусливо драпающего с места схватки. К морю. С девушкой.
Машину оставляю на тихой зеленой улочке у самого моря. Надеюсь, ее не обнаружат до утра. А сам с девушкой на руках спускаюсь к пляжу.
Невдалеке пансионат. Леночку бережно укладываю на песочек и отправляюсь к стоящим на берегу сборным щитовым домикам, окруженным сетчатым заборчиком. Символические ворота украшает надпись: "Лазурный берег". То, что я ищу, находится рядом с первым же домиком. Средство передвижения. В данном случае - допотопный мотоцикл "восход", прикованный цепью к стояку турника. Судя по всему, кто-то из местных ловеласов приехал "забомбить" скучающую приезжую шлюшку. Надеюсь, ему не отказали и помех не будет.
Вот блин! Стая полубродячих собачонок выскочила откуда-то из-под соседнего домика и залилась разноголосым лаем.
- Мя-я-а-а, - проорал я самозабвенно, надеясь обмануть не собак, а обитателей домиков: - Мя-я-а-а!..
Цепь я попросту перерубил своим жуткого вида ножом. Собаки тявкали вовсю. Одна особенно наглая шавка скалила пасть и заливалась лаем, перешедшим уже в собачью истерику. Соблазн достать ее ножом велик, но такая уж их собачья работа - гавкать. Отец буржуй - дите невинно! Потому двинул шавке башмаком по зубам и выкатил мотоцикл за ворота.
Под уклон катить легко. Как и следовало ожидать, стая за мной не увязалась: потявкав для порядка и пробежав метров десять, вернулась досыпать. Владелец же мотоцикла, скорее всего, спал уже, утомленный вином и сексом. В любом случае ему легче, чем мне.
Леночка спит. Думаю, она хорошо отдохнула. Можно, конечно, перебросить ее через сиденье и везти так. Ежели что, спасет отговорка: "В соседнем районе жених украл члена партии!" Но на джигита я не похож и в город не собираюсь, так что будущие отговорки мне ни к чему. Да и шестое чувство подсказывает, что особенно поболтать мне уже не даст ни одна из "воюющих сторон": а открывать рот только с тем, чтобы поймать пулю, - это упражнение для йогов, и то по предварительной договоренности. Но куда ни кинь, с Леночкой пообщаться надо. Пусть говорит она, буду молчать. Пора будить.
Достаю из аптечки одноразовый шприц - "стручок" и ловко укалываю ее в бедро. Секунд через тридцать она открывает глаза.
- Я что, уснула?
- Ага. Коньяк-то марочный.
- Где мы?
- Ты удивишься, радость моя, но на море. - Судя по выражению лица, она проснулась полностью и ничего не забыла.
- А где машина?
- Смотря которая, - хмыкаю я.
- "Волга".
- Поменял. Махнул не глядя. На железного коня, - ласково хлопаю "восход" по сиденью. И добавляю: - Поехали.
- Куда?
Вот, блин, глупая привычка - дорогу закудыкивать!
- Как всегда, в Париж.
Я уже оседлал мотоцикл. Девушка поднялась с песка, застыла в нерешительности:
- Ты... пьяный...
Терпение меня покинуло. Тоже, Лигачев в юбке!
- Сс-садись! - гаркнул я табельным голосом морского офицера и рванул ногой стартер. Мотоцикл тоже команду воспринял - завелся сразу. Леночка прилепилась к спине, забросив сумку на плечо. - Эх, прокачу! - И дал газ.
Мы мчались по самой кромке песка, омываемого ночным прибоем. В местечко, которое я на данный момент посчитал самым тихим.Со времени появления новеллы Эдгара По, в которой важное письмо спрятано на самом видном месте, этот сюжет обыгрывался и Конан Дойлом, и бессчетным количеством иных литераторов. Но люди ищущие читают те же книжки, что и люди прячущие. А потому спрятать что-либо или спрятаться самому стало проблемой. К тому же впитанный с детства пионерский девиз "Кто ищет, тот всегда найдет!" прибавляет бодрости лишь одной стороне.
У меня же положение двоякое. С одной стороны - пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что. Вернее, кого. И при этом не попадись сам.
Но руль-то я направляю на самое "видное" место. Понятно, не к горсовету и ни к райотделу милиции. К моей скромной хибарке. И движет мною вовсе не литературное воспоминание. Просто к этому часу у хижины, полагаю, побывали уже все интересующиеся стороны, обнаружили пустой тайничок и следы пребывания всех, кто побывал до того, и порешили, что делать мне здесь просто нечего. И я сюда не вернусь.
Решение правильное на все сто. И я бы никогда сюда не вернулся, если бы не желание уединиться. С девушкой.
Когда до хижины остается с километр, глушу мотор. И кладу мотоцикл в море. Найти его можно легко, если посмотреть утречком с обрыва. Понятно, при спокойном море. Надеюсь, погодка разыграется с ветерком.
Мы поднялись на берег и бредем садиками и огородами. На ходу заглотал новую пару бодрящих таблеток. Естественно, для бодрости, а не с наркотическими целями.
До дома Степана Тимофеевича метров сорок. Девчушку укладываю в ложбинку и для верности притискиваю ее голову к земле рукой. Вытаскиваю "лжеузи". И - начинаю насвистывать с присущей мне беззаботностью: "Ю-а ин зе ами нау..." Раз. Еще.
Темная тень выныривает из ночи бесшумно и тыкается в лицо горячим языком, Джабдет, старый друг! Это недвижимость у нас с Тимофеичем разная, а пес - общий.
Вот теперь можно идти спокойненько.
К дому экс-шахтера мы выбираемся со стороны сада. Хозяева спят. Забираемся по узкой лесенке на чердак, служащий одновременно и сеновалом.
- Джабдет, охраняй, - шепчу я псу на ухо и поднимаюсь вслед за девушкой. Джабдет смотрит на меня понимающе, склонив набок лобастую голову. Но - не осуждающе. Что ни говори, кобель кобеля всегда поймет, особливо в щекотливом положении!
Я поднимаюсь, смотрю вниз, - пес уже растворился в ночи. На чердаке, кроме сена, лежит еще здоровенный тюфяк, рядом - небольшой транзисторный приемник. Чердак - Сережкины владения. Здесь он спит с ранней весны до осени. Надеюсь, что не один. Ну а сегодня, по настоянию Тимошенко-отца - оставлен дома. В связи с облавой в хибарке и беспределом в городке. От греха подальше.
- Мы где? - спрашивает Леночка.
- Тес... Говори шепотом. Мы - в гостях.
- Без ведома хозяев?..
- Ты думаешь, было бы правильнее их разбудить?
- Нет. Интересно, который теперь час? - Часы мои стоят. У Леночки их вообще нет. Так что мы счастливые люди.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.