read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



признание.
9) Рабы будут жить как илоты у древних лакедемонян. А поскольку
исчезнет различие между рабом и домашним животным, какой смысл наказывать за
убийство первого строже, чем за убийство второго?
- Господин мой, - вставила я, - последний ваш пункт, по-моему, требует
разъяснения. Я хотела бы услышать доказательство, что не существует различия
между рабом и скотом.
- Взгляни на творение Природы, - отвечал этот удивительный философ, - и
суди сама: разве не создала она изначально два разных вида людей? Скажи,
разве у всех людей одинаковый голос, одинаковая кожа или походка, одинаковые
вкусы? Скажи на милость, разве одинаковы их потребности? Никто не убедит
меня в том, что различия эти обусловлены случайными обстоятельствами или
воспитанием и что раб и господин, находясь в чреве матери, неотличимы друг
от друга я тщательно взвесил все факты и внимательно проанализировал
результаты анатомических исследований и пришел к выводу, что нет никакого
сходства между детьми из двух разных слоев общества. Предоставь их самим
себе и ты увидишь, что ребенок из высшего класса обнаруживает вкусы и
наклонности, совершенно отличные от тех, что имеет отпрыск простолюдина, и
поразишься несходству их чувств и ощущений.
А теперь проведи такое же исследование над животными, более всего
похожими на человека, например, возьми шимпанзе, и сравнив эту обезьяну с
любым представителем низшего класса, ты найдешь невероятное количество общих
признаков. Человек из народа - это просто вид, который стоит на одну ступень
выше шимпанзе, и разделяющее их расстояние, если оно вообще существует,
меньше, чем между ним и человеком из высшего класса. Так для чего эта мудрая
и пунктуальная Природа установила столько различий и оттенков? Неужели,
скажем, одинаковы все растения? Конечно же, нет. Разве все животные обладают
одинаковой силой или похожи друг на друга внешне? Тоже нет. Разве придет
тебе в голову сравнивать жалкий кустарник с величественным тополем, мопса с
гордым датским догом, корсиканскую горную лошадь с одухотворенным
андалузским жеребцом? Видишь, сколько различий в одном только виде, так
почему не признать такие же различия между людьми? Ведь тебе не придет в
голову включить в одну категорию Вольтера и Фрерона {Фрерон (1719-1776),
реакционный автор, ярый противник энциклопедистов и Вольтера.} или, скажем,
мужественного прусского гренадера и слабоумного готтентота. Поэтому,
Жюльетта, перестань сомневаться в неравенстве людей и пользуйся им без
колебаний пойми, наконец, что если Природе было угодно, чтобы мы по
рождению принадлежали к высшему классу человеческого общества, надо
извлекать выгоду и удовольствие из своего положения и усугублять участь
черни, заставляя ее служить нашим страстям и нашим потребностям.
- Поцелуйте меня, мой дорогой, - и я бросилась в объятия человека, чьи
доводы так восхитили меня. - Вы мой бог, и у ваших ног я хочу провести всю
свою жизнь.
- Кстати, - заметил министр, поднимаясь из-за стола и увлекая меня на
кушетку, - забыл сказать, что король благоволит ко мне как никогда прежде, и
я только что получил очередное доказательство его расположения. Ему пришло в
голову, что я обременен долгами, и он выделил из казны два миллиона на
поправку моих дел. Половину этой суммы получишь ты, Жюльетта, и если и
впредь будешь уважать мои взгляды и верно служить мне, я вознесу тебя на
такую высоту, откуда ты ясно увидишь свое превосходство над остальными ты
не представляешь, с какой радостью я поведу тебя к сияющим вершинам,
сознавая, что твое величие зиждется на твоем унижении передо мной и на твоей
безусловной ко мне преданности. Я хочу сделать тебя идолом для всех прочих и
одновременно своей рабыней, при одной этой мысли у меня поднимается член...
Давай совершим нынче немыслимые, чудовищные злодейства, мой ангел!
И он впился в мои губы, продолжая ласкать рукой мою куночку.
- Ах, любовь моя, как сладостны преступления, когда нам внушает их
безнаказанность, когда сам долг предписывает их. Как приятно купаться в
золоте и иметь возможность сказать: "Вот средство для свершения черных дел,
для высших наслаждений благодаря ему я могу удовлетворить все свои желания,
все прихоти ни одна женщина не устоит передо мной, и богатство мое служит
закону, а мой деспотизм безграничен".
Я сотнями поцелуев осыпала Сен-Фона и, воспользовавшись его
восторженным опьянением и, прежде всего, его особенно приподнятым
настроением, ловко подсунула ему на подпись указ об аресте, оформленный на
имя отца Эльвиры, который собирался забрать у меня свою дочь кроме того, я
получила от министра еще две-три услуги, и каждая обошлась ему в пятьсот
тысяч франков. А когда он учуял дивные запахи роскошного обеда и когда
вкусил его, Сен-Фон изъявил желание поспать я отвела его в приготовленную
для него комнату, а сама занялась приготовлением к предстоящей ночной оргии.
Сен-Фон проснулся около пяти вечера. К тому времени в салоне все было
готово, и участники драматического спектакля ожидали распорядителя. Справа,
обнаженные, увитые гирляндами из роз, стояли три девушки, предназначенные в
жертву, которых я расставила как на полотне Ботичелли "Три грации" всех
троих я нашла в монастыре в Мелунэ, и красоты они были необыкновенной.
Первую звали Луиза, ей было шестнадцать лет - юная светловолосая
красавица с ангельским личиком.
Вторая звалась Елена - пятнадцатилетняя прелестница, тонкая в талии,
стройная, пожалуй, несколько высокая для своего возраста, с длинными
каштановыми волосами, заплетенными в две косы, с глазами, излучавшими любовь
и доброту. Хотя она была прекрасна, на мой взгляд, еще прекраснее была
Фульвия, очаровательнейшее создание, также шестнадцати лет от роду.
В самом центре для контраста я поставила несчастное семейство, все трое
также были обнажены и опоясаны черным крепом, родители бросали друг на друга
отчаянные взгляды, приготовляясь к самому худшему, у их ног лежала
восхитительная Юлия их тела обвивала тяжелая длинная цепь, и левый сосок
Юлии оказался зажатым в железном звене и сильно кровоточил. Один конец цепи
был пропущен между бедер мадам де Клорис, и железо впивалось прямо во
влагалище. Делькур, которого я облачила в устрашающие одежды демона,
восставшего из глубин ада, и вооружила мечом, предназначенным для последнего
акта, держал другой конец цепи и время от времени дергал его, причиняя
ужасные страдания всему семейству.
Чуть дальше в позе каллипигийской Венеры, спиной к Сен-Фону,
задрапированные в белую с коричневым газовую ткань, через которую хорошо
были видны их ягодицы, стояли четыре молодые женщины.
Первая, двадцати двух лет, великолепно сложенная, настоящая Минерва,
звалась Делия.
Вторую звали Монтальм - двадцатилетнее, в расцвете красоты, юное
создание с атласной кожей.
Девятнадцать лет исполнилось Пальмире. У нее были золотистые волосы и
романтическая внешность девушек той породы, которые особенно обольстительны,
когда они плачут.
У семнадцатилетней Блезины был коварный взгляд, безупречные зубки,
сладчайшие, горящие желанием глаза.
Этот полукруг замыкали два здоровенных, также обнаженных лакея, около
двух метров ростом, с устрашающими членами они стояли лицом друг к другу и
периодически обменивались страстными поцелуями и ласками.
- Восхитительно! - одобрил Сен-Фон, шагнув через порог. - Божественно!
Это доказывает твой талант и ум, Жюльетта. Подведите обвиняемых ближе, -
скомандовал он. Потом приказал мне сесть радом с ним Монтальм опустилась на
колени и начала сосать ему член, а Пальмира, грациозно изогнувшись,
подставила свой зад.
Делькур подвел все семейство к Сен-Фону.
- Все вы обвиняетесь в чудовищных преступлениях, - начал министр, - и я
получил от королевы приказ казнить вас.
- Это несправедливый приказ, - с достоинством отвечал Клорис, - ни я,
ни моя семья ни в чем не повинны, и тебе это хорошо известно, негодяй! (При
этих словах Сен-Фона охватил такой восторг, что он с трудом сдержался, чтобы
не кончить.) Да, ты отлично знаешь, что мы ни в чем не виноваты. Но если нас
в чем-то подозревают, пусть предадут справедливому суду и избавят от мерзкой
похоти злодея, который хочет только удовлетворить свои мерзкие страсти.
- А ну, Делькур, - скомандовал министр, - пошевели-ка цепью.
Палач с такой силой и резкостью рванул за конец цепи, что из влагалища
мадам де Клорис, из груди ее дочери и бедра ее мужа потекла кровь.
- Ты говоришь о законе, - продолжал удовлетворенный Сен-Фон, - но сам
же и нарушил его, и преступление твое слишком серьезно, чтобы ты мог уповать
на его защиту. Теперь тебе нечего ждать, кроме его карающего меча, так что
готовься к смерти.
- Ты - выродок тирана и отродье потаскухи, - гордо ответил Клорис. - И
судить тебя будут потомки.
Сен-Фон пришел в ярость, его член угрожающе зашевелился и увеличился в
размерах. Он шагнул к скованному цепью наглецу и что было сил несколько раз
ударил его по лицу, выкрикивая ругательства, потом плюнул ему в глаза и стал
тереться членом о груди Юлии.
- Я вижу, ты сошел с ума. Не стоит упоминать потомков, лучше позаботься
о себе сейчас. Если ты - мужчина, докажи это.
- Скотина! Будь я свободен, ты бы в панике сбежал отсюда.
- Ты прав. Но ты не свободен и останешься в моей власти, а я получу от
этого огромное удовольствие. Неужели ты собираешься лишить меня
удовольствия? Только попробуй!
- Ты же обязан мне всем, что имеешь, негодяй!
- Тебе остается только себя корить за это, - сказал министр, взялся за
член своего благодетеля и помял его в руке, потом велел мне вдохнуть в него
жизнь. Однако и мои усилия были безуспешными. Увидев это, Сен-Фон повернулся
к Делькуру: - Отведи этого человека в сторону и привяжи к столбу. Королева
предоставила мне самому выбрать пытки, которые будут прелюдией к их смерти.
- Потом обратился к несчастным пленницам: - Сейчас вы узнаете, что такое
настоящая мерзость, и Клорис будет этому свидетелем.
Заметив, что Делькур недостаточно крепко привязал главу семьи, Сен-Фон
исправил оплошность палача и заодно обрушил на беднягу новые удары.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 [ 71 ] 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.