read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



дом идти не хочется. Так что поговорим здесь.
Я подробно рассказал о результатах моей рекогносцировки. Он внимательно
выслушал, потом заметил:
- Полностью с вами согласен. Хотя мне не повезло на такого
словоохотливого сержанта. Но выводы у нас одинаковые, а это самое важное. В
вас будут стрелять не раньше, чем будет убит губернатор, - помолчав,
продолжал он, нещадно дымя "Мальборо". - Практически одновременно. Но не
раньше. Иначе акция теряет смысл и всем будет непонятно, кто же убил
губернатора, если террорист был уже мертв. Это для нас важно. Кто,
по-вашему, будет стрелять в губернатора?
- Думаю, Миня. Самый молодой и маленький из них. Молодой, маленький,
неприметный. Там есть такой Гена Козлов, так любое его движение сразу
фиксируется окружающими. Он крупный. А Миня - неприметный.
- Согласен. Я специально наблюдал за этим Миней. А кто будет стрелять в
вас?
- Думаю, сам Егоров.
- Почему вы так решили?
- Это всего лишь предположение, - счел нужным оговориться я. - Для всех я
- начальник охраны Антонюка. И ребятам нужно объяснять, почему меня нужно
застрелить. Ну, все можно объяснить. Даже приказать. Но это не так-то
просто. Чем больше людей знают о деталях операции, тем больше риск. Зачем
его увеличивать? Есть и более важный момент. Егоров руководит операцией.
Если все будет сделано без него, без его непосредственного участия, это как?
С Комаровым он прокололся. С Салаховым просто обоср... Чем-то он должен
доказать Профессору свою незаменимость и ценность? Думаю, что именно поэтому
он и будет стрелять в меня сам. Тем более что он - как ему кажется -
достаточно хорошо меня знает. Мы проводили с ним учебный бой на полигоне в
моем бывшем училище.
- Он выиграл?
- Да. Но только потому, что я дал ему выиграть. Мне важно было не
выиграть, а прокачать его.
- И что вы о нем можете сказать?
- Он не в форме. Курит, слишком много пьет. Миня - да, проблема. Егоров -
нет.
- А остальные?
- Подстраховка. Перебросить ствол, вложить его мне в руку, создать панику
в толпе, чтобы отвлечь внимание от происходящего. Я думаю, что они даже не
посвящены в суть операции. Знают все только двое - Миня и сам Егоров. Да и
Миня - лишь в рамках его задачи.
- И Профессор, который непосредственно будет руководить операцией, -
подсказал Столяров.
- Он вечерним спецрейсом улетел в Москву.
- Откуда вы это узнали?
- Мой человек следил за ним.
- Артист?
- Да.
- Похоже, я его перехвалил. Впрочем, с Профессором очень трудно тягаться.
Когда-то он был самым лучшим оперативником КГБ. Годы, конечно, дают знать
свое, но опыт - это опыт. Профессор не улетел. Он вошел на трап, самолет
вырулил на взлетную полосу. После этого Профессор из грузового лючка пересел
в машину аэродромного сопровождения, а самолет улетел без него. А вам Артист
с чистой совестью доложил, что объект наблюдения отбыл в Москву. Вы хотите
спросить, откуда я это знаю? Скажу. Я сам за ним следил. Я не верил, что
Профессор улетит. Не мог он оставить на Егорова операцию такой важности. Да
еще тогда, когда посыпалась куча неожиданностей. Причиной многих
неожиданностей были вы. Но главное, почему он не улетел, было то, что здесь
я.
- И он это знал. Вы с ним встречались на маяке. Артист зафиксировал эту
встречу.
- А я и не делал из нее секрета. Теперь о деле. У наших противников будут
портативные рации. У нас их не будет. Не потому, что мне жалко на это денег.
Нет, каждый должен знать свои действия назубок. Рация отвлекает, все время
подмывает получить указание или подтверждение руководства. А это - секунды,
за которые может решиться все дело. У нас нет этих секунд. У них - тоже, но
они об этом не знают. Не мне вам говорить, что успех операции определяется
не в ее ходе, а в ее подготовке. Завтрашней операцией буду руководить я. И
мы просто позорно провалим все дело, если хотя бы одно мое указание не будет
выполнено.
- Я вас внимательно слушаю.
- Указаний немного. Собственно, всего два. Вы и ваши ребята из охраны
Хомутова блокируют по мере возможности людей Егорова. Самого Егорова -
Артист. Не спорьте. Он достаточно опытен и главное - темный. А вас всех все
знают. Один ваш фингал чего стоит!
- Кто блокирует Миню? - задал я самый важный для меня вопрос.
- Никто.
- Но...
- Я повторяю и прошу отнестись к этому предельно серьезно. Миню не
блокирует никто, у него будет полная свобода передвижения. Максимально
полная, - повторил Столяров.
- Но он же пристрелит губернатора! Он затешется в первый ряд митингующих
и выстрелит. Как раз тогда, когда Хомутов отойдет к перильцам покурить.
Между ними будет не больше десяти метров. И ни единой души между ними. Наш
единственный вариант - блокировать Миню и не дать ему выстрелить. Иначе
Хомутову конец. Вы этого хотите?
- Если бы я этого хотел, меня давно бы уже здесь не было. Нет, Сережа,
Хомутова не пристрелят. Это уже моя забота.
- Извините, Александр Иванович, вам пятьдесят с чем-то лет...
- Пятьдесят четыре.
- И вы рассчитываете противостоять двадцатипятилетнему чистильщику с
подготовкой боевого пловца?
- Важен не возраст, Сережа. Важен опыт. И еще кое-что.
- Что?
- Не очень уверен, что вы поймете меня. Он пожал мне руку.
- До завтра. Ребят проинструктируйте самым тщательным образом. Повторяю:
никакой самодеятельности. Ни малейшей. Я тоже буду на площади. Но мы, скорее
всего, не увидимся. Когда все закончится, садитесь в свой "пассат" и
приезжайте к маяку. Фиксировать ваши передвижения уже будет некому и
незачем.
- Вы так уверены, что нам все удастся? - спросил я.
Он усмехнулся:
- Знаете, Сережа, что нужно, чтобы достичь успеха?
- Ну, много чего...
- Да, много чего. Даже очень много. Но самое главное - верить в успех.
Он кивнул мне и скрылся в темноте мола. А я побрел к освещенному зданию
пароходства мимо стоявших на рейде и у причалов судов, обозначенных
клотиковыми огнями и чуть выгнутыми световыми линиями иллюминаторов. И
только одно понимал: что мне этот человек прикажет, то я и сделаю. Без мига
промедления. Сначала сделаю, а потом уж, если будет возможность, попрошу
объяснений.
Потому что я ему верил.
Почему?
А чем, собственно, вера отличается от доверия? Тем, что в вере вопроса
"почему" нет.
VI
Рано утром я проснулся от шквальных ударов дождя по просторным стеклам
моего номера. Светало, еще не были погашены уличные фонари. Деревья и кусты
внизу пригибались едва ли не к самой земле от порывов ветра. Мой номер на
двенадцатом этаже "Вислы" напоминал капитанскую рубку судна, попавшего в
восьмибалльный шторм.
Первым моим чувством было облегчение. При такой погоде не будет никакого
митинга и, следовательно, ничего не будет. Но следующая мысль была
неприятнее. Они все равно что-то предпримут. А до дня выборов оставалось
слишком мало времени. И мы не могли рассчитывать, что сумеем проникнуть в их
планы. Сейчас ситуация была острокритическая, но в общем понятная. А какая
сложится в другом варианте?
Но мои опасения оказались напрасными. К полудню шквальные порывы шторма
стихли, прекратился дождь, потом с Балтики потянуло довольно сильным, но
ровным и даже не слишком холодным ветром. А к двум часам дня, когда начался
митинг на площади Свободной России, вообще посветлело, словно бы вернулось
в"дро, об окончании которого так сожалел вчерашний милицейский сержант.
Должен признаться, что я недооценил гражданского энтузиазма
демократически настроенных жителей города К. Людей было, конечно, не
столько, как на митингах Антонюка, и вовсе уж не пятнадцать тысяч, как 7
ноября на площади Победы. Но человек триста-четыреста набралось, вся
площадка вокруг трибуны была заполнена. И, как я вчера и вычислил, все
жались к правой части трибуны, не желая подставляться ветру, тянувшему из
прорана.
Появление губернатора Хомутова в окружении целой свиты приближенных
встретили аплодисментами. По команде Эдуарда Чемоданова, руководившего, как
я и предполагал, съемками, оператор снял проход губернатора по аллейке от
подъезда бывшего обкома к трибуне, потом сделал несколько планов толпы,
приветствующей своего избранника или кумира, не знаю уж, как лучше сказать.
В кадр случайно попал и я, пришлось поулыбаться и поаплодировать, хотя мне
было не до улыбок и тем более не до аплодисментов.
Все мои ребята были еще вчера поздним вечером соответствующим образом
проинструктированы. С Мухой и Боцманом было вообще просто, я позвонил в
пансионат "Европа", мы встретились и немного покатались по городу на их
"хонде", которую я для них купил, проверив, естественно, на предмет "жучков"
и прочих насекомых. Встретиться с Артистом было, понятное дело, сложнее. Но
мы все же пересеклись в пригородной электричке и сумели спокойно поговорить.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 [ 71 ] 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.