read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Алкид опасен, - не слыша Амфитриона, бесцветно прошептал Лукавый. -
Он опасен... и я люблю его. Лавагет, запомни мои слова и никогда не
повторяй их! - это не только твои дети! Хирон прав: я плохой бог... очень
плохой. Что делать, лавагет?
- Ты - отличный бог, - улыбнулся Амфитрион. - Во всяком случае,
лучший из тех, кого я знаю. Поэтому я открою тебе одну страшную тайну -
родители не убивают больных сыновей. Они их лечат!
- Что делают? - изумился Гермий.
- Лечат! Ты что, не знаешь, что это значит?!
- Плохо, - признался Лукавый. - Я ведь... я ведь никогда ничем не
болел.
- Ничего, это поправимо! В конце концов, у нас впереди подвиги, а это
отличное лекарство для больных и отличная болезнь для здоровых! И те, кто
приносил Алкиду человеческие жертвы - посмотрим, как им понравится наш
мальчик в качестве жреца! Где, ты говоришь, сейчас находится "Арго"?
- Возле Мизии.
- Лети туда и забирай Ификла. Хоть за уши тащи! - чтоб завтра был
здесь. Или спрячь его где-нибудь недалеко и возвращайся за мной. По-моему,
пришла пора освобождать Алкида от клятвы, которую он дал мне пять лет
назад!
- Тебе? - не понял Лукавый.
- Ну да! Конечно, мне! Ты что, не помнишь? - я еще тогда погиб под
Орхоменом...

Оставшись один, мальчик зябко поежился, подобрал смятый пеплос и стал
кутаться в шерстяную колючую ткань, стараясь не стучать зубами от озноба.
Всю уверенную силу, которая только что звенела в нем, заставив
Лукавого взмыть в небо и исчезнуть в воронке распахивающегося Дромоса, как
дождем смыло.
- Эх, Гермий, Гермий, - мальчик с сожалением потряс пустой кувшин и,
так и не добившись от него ни капли, зло пнул кувшин ногой. - Зря ты,
дружок, с нами связался! Любить выучился - так, глядишь, и умирать
научишься... Странно: у такого отца и такой сын! В деда ты, видать, пошел,
Лукавый, в Атланта-Небодержателя... ой, холодно-то как! Нет, домой не
пойду - там у Алкмены этот сидит, жених критский... пусть его сидит, а я
погуляю. Авось, не простужусь!.. похожу-поброжу...
Мальчик встал и принялся вразвалочку выхаживать туда-сюда, волоча
края пеплоса по раскисшей земле.
- А Эврисфей, - бормотал он, едва шевеля синими от холода губами, -
ну и пусть Эврисфей... Главное, чтоб его веления и наши желания в одной
постели умещались! Впрочем, если ему и взбредет в голову какая блажь -
выполним и ее. Надеюсь, что наш микенский ублюдок не станет блажить
слишком часто... а то есть на том свете такое поганое место - Острова
Блаженства называется...


11
Этот юродивый оборванец явился в священные Дельфы с востока.
Высокий буйноволосый мужчина более чем крепкого сложения, он
непрестанно озирался по сторонам, горбясь и вжимая затылок в широкие
плечи, словно его преследовали разом все три Эринии, сестры-мстительницы
Алекто, Тисифона и Мегера, родившиеся из капель крови оскопленного Урана.
И воспаленные глаза юродивого испуганно моргали.
В процветающих Дельфах всегда нашлась бы работа - а значит, и верная
лепешка-другая в день - для такого здоровенного раба, захоти юродивый
продаться кому-нибудь из удачливых торговцев или искусных ремесленников.
Город богател с каждым днем, и жители Дельф не забывали ежечасно
благодарить сребролукого Аполлона-Стреловержца за то, что именно здесь, на
перекрестке многих дорог близ гордого Парнаса и неподалеку от Коринфского
залива, солнечный бог поразил ужасного Пифона и основал дельфийский
оракул.
О том, что оракул был силой отобран не то у Гестии, не то у самой
Геры-Мачехи, предпочитали помалкивать.
Лучшее место для торгового города с гаванью в Крисах трудно было
придумать - иначе быть бы Фокиде, западной области с центром в Дельфах,
вечной падчерицей гораздо более плодородной Беотии.
А так - славься в веках, Феб-Аполлон сребролукий!
Впрочем, в самих Дельфах юродивый задержался в лучшем случае на
полдня, почти сразу же смешавшись с толпой очередных паломников и
отправившись к оракулу.
Там оборванец быстро прошел мощеной дорогой от центральных ворот ко
входу в храм, ни на миг не остановившись у восточной скалистой стены, где
в каменную нишу стекала божественная вода Кастальского источника,
предназначенная для омовения паломников. Также не привлекли внимания
странного гостя многочисленные сокровищницы храма, уступами
располагавшиеся на южной стороне; равнодушен он остался и к статуям,
стоявшим вдоль дороги, и к иным красотам - плоду мастерства великих зодчих
Агамеда и Трофония, любимцев Аполлона.
Юродивый и в храм-то даже не попытался войти, а сел, скрестив ноги, у
памятника Фебу-Сверкающему, высившемуся у мраморных храмовых ступеней, где
и просидел до самого вечера.
На закате к человеку с глазами загнанной лошади подошла одна из
старших жриц - властная женщина средних лет.
- Ты должен покинуть территорию священного округа, - приветливо, но
твердо сказала она. - Если хочешь, приходи завтра.
Юродивый молча встал и побрел по дороге.
"Немой", - подумала жрица, проникаясь непонятным сочувствием к этому
могучему и еще совсем молодому человеку, столь страшно искалеченному
судьбой.
- Погоди! - она догнала юродивого и пошла рядом. - Кто ты? Как тебя
зовут? Если не можешь говорить, то покажи знаками!
Юродивый, не останавливаясь, пожал плечами.
Жрица видела за свою жизнь немало паломников: и пришедших вознести
мольбы, и желающих очиститься от скверны, и просто любопытствующих; она
видела зевак, фанатиков, братоубийц и раскаявшихся разбойников - но никто
не возбуждал в ней такого интереса, как сегодняшний гость.
"Он похож на безумного бога, - обожгла жрицу кощунственная мысль. -
Или, скорее, на павшего титана. Олимпийская сила с печатью Тартара,
выжженной в душе! Боги, как жаль..."
- Если ты хочешь остаться, - удивляясь самой себе, предложила она, -
то за стеной, левее, есть заброшенные постройки. Во время Пифийских игр
там останавливаются рапсоды и кифареды, приехавшие состязаться. Но это
случается раз в год, а в остальные месяцы там никто не живет.
Юродивый кивнул без малейших признаков благодарности и прибавил шагу.
Назавтра он снова сидел у ног мраморного Феба.
Паломники, явившиеся к оракулу за пророчеством, огибали его и шли
дальше, воспринимая сидящего как часть храмового павильона. Неподвижность
юродивого и впрямь была сродни неподвижности изваяния; служители Аполлона
тоже привыкли к нему и, когда на десятый день он остался на территории
священного округа на ночь, все отнеслись к этому спокойно, как к чему-то
само собой разумеющемуся.
Груженая повозка застревала в колдобине - юродивый подставлял плечо,
и колесо мигом освобождалось из плена; оползень грозил засыпать Кассотиду,
второй священный источник Дельф - юродивый работал как проклятый, таская
такие валуны, что жрецы-мужчины только переглядывались между собой;
обветшали некоторые постройки - он клал крышу, вкапывал опорные столбы...
Его кормили.
С ним пытались заговорить; вернее, его пытались разговорить -
безуспешно.
Молоденькие жрицы не раз подглядывали за пришельцем, когда тот
купался, и опять же не раз совершали попытки увлечь этого грандиозного
самца в заросли - Феб-Аполлон, сам немалый бабник, поощрительно относился
к такого рода забавам, в отличие от своей сестры Артемиды-девственницы -
но женщины, похоже, совершенно не интересовали юродивого.
В отместку жрицы прозвали его Женишком, Любимчиком Геры,
покровительницы брака, утверждая, что на Женишке лежит печать супруги
Громовержца, берегущей Женишка для себя. Жрицы Аполлона вообще позволяли
себе великие вольности по отношению к Златообутой Гере - знали, негодные,
что Аполлон-Мусагет терпеть не может мачеху-ревнивицу, так и не простив
жене Зевса преследований собственной матери Латоны с двумя
богами-младенцами на руках.
Так и закрепилось за юродивым новое имя - Геракл.
Отмеченный Герой.
- Эй, Геракл, сбегай-ка в кладовую за мешком сушеных абрикосов!
- Геракл! Где тебя носит?! Иди сюда, пособи укрепить скобы на
воротах!
- Где Геракл? Старый Фрасибул слег, надо к лекарю тащить, а такую
тушу и втроем-то...
И никто не знал, что ночами юродивый беззвучным призраком проникает в
сокровенную часть храма, куда не допускались паломники и младшие жрицы -
только пифия-пророчица, хлебнув воды из Кассотиды и пожевав листьев лавра,
входила туда и садилась на золотой треножник над расщелиной скалы, вдыхая
поднимающийся снизу терпкий туман, рождающий грезы о будущем.
Юродивый присаживался на край расщелины, отодвинув треножник в
сторону, и часами глядел в клубящийся бездонный провал.
В эти минуты он и впрямь походил на безумного бога, с отрешенной
улыбкой заглядывающего в Тартар собственной души.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 [ 71 ] 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.