read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ГЛАВА 65
Дмитрий воротился из Орды весной, с новым ярлыком на великое
княжение, подтвержденным Ногаем. Еще прежде того дошли вести, что на Русь
поставлен в Царьграде новый митрополит, родом гречин, Максим*. Митрополит,
слышно, едет в Киев, и тоже собирается прежде в Орду, к Ногаю, за ярлыком,
а в Суздальской земле ждать его надо не скоро.
_______________
* Дмитрий воротился весной 1284 года. Митрополит Максим
рукоположен в 1283 году, но сперва отправился в Орду и лишь потом в
Киев, куда уже в 1284 году вызывал русских епископов.
Андрей, прослышав об Дмитриевом возвращении, кинулся к Новгороду.
Дойдя до Торжка, вызвал в Торжок посадника, Смена Михайлова, и старейших
бояр, заключил с ними ряд: <Яко стати всем заедино, ему, Андрею, не
соступатися Новгорода, а новгородцам не искати иного князя, но быти всем
вместе, в добре и во зле>. Отпустив новгородцев, он устремился в
Суздальскую землю собирать рать, но рать собирать было не из кого. Узнав о
ханском ярлыке, все отворотились от Андрея. Земля устала от разоренья и
татарских грабежей, земля хотела мира и законного главы.
Дмитрий, выждав время и дав Андрею самому убедиться в том, что все
против него, вызвал брата в Переяславль. Спорить Андрею уже не
приходилось. Оставя Семена в Костроме, а Олфера в Нижнем, он с малою
дружиной и с тестем Давыдом Явидовичем поехал к Дмитрию мириться и
соступаться новгородского стола.
И вот они сидят вдвоем, одни, два уже стареющих человека, родные
братья. В том доме, где они оба родились и выросли. Потемневшие бревна
кое-где заменены новыми, кое-что перестроено, иное снесено, но все ж это
тот же дом, тот же терем, те же хоромы, строенные отцом Александром
Ярославичем Невским. И тень их матери, Александры, еще витает здесь, меж
горниц, клетей и повалуш. Дмитрий (ему осторожно советовали это сделать)
может и задержать брата у себя. Переменить его бояр, всех или некоторых, -
и не хочет этого делать. Устала земля, и он сам слегка устал.
- Здравствуй, Андрей! - сказал он ему просто в ответ на уставной,
затрудненно-вежливый поклон брата. (И Андрей знает, что его или кого из
бояр могут тут задержать, не пустить назад, и что все это еще может
произойти, пока идут переговоры).
Слуги вносят подносы, ендовы и чаши. Слуги подают с поклонами, молча.
Неслышно входят и выходят. Дмитрий не хочет сейчас чрезмерной близости с
братом. Хотя в свои годы он уже многое понимает, чего не понимал раньше, и
многое может простить, чего бы раньше никогда не простил. Дмитрий уже
знает, что Андрей укреплялся с упрямым Новгородом взаимною клятвою, и
клятву эту Андрей обязан забыть и должен, ежели новгородцы проявят
строптивость, вместе с ним идти в поход на Новгород. И об этом сейчас
толкуют бояра Андреевы с его, Дмитриевыми, великокняжескими боярами в
малой думной палате... И не об этом речь, хотя это очень и очень важно, и
через это, через подчинение великого города вновь объединится земля. Но не
для того, не для тех речей зван Андрей на беседу с глазу на глаз со
старшим братом. А главное сейчас вот что. Главное, что Андрей - брат.
Родной. Как же мог, как же посмел именно он, не ростовский и не
ярославский князь, а именно он, как же покусился на такое? <Когда
восстанет брат на брата> - не сказано ли в святых книгах, что то случится,
когда придут последние времена? Или они уже наступили? А мы только не
видим, едим и пьем, носим цветное платье, величаемся, ратимся и миримся, а
времена последние, времена распада, разлада и гибели, когда уже и родные
не в родство, и ни детям отцы не нужны, ни братья, ни сестры друг другу,
когда все и вс° - как песок, как прах и тлен, - может, эти времена уже и
пришли? Может, уже скачет всадник на бледном коне, истребить четвертую
часть земли?!
- Помнишь наши клятвы, Андрей? Как ты мог?! Мы оба были готовы грех
Каинов взять на души своя. Не вспомнил ты слов: <Разве я сторож брату
моему?> И что тогда ответил Господь? Да! Клялся! Святым Евангелием! На
книге этой, ю же сочинил Христос! Ему сулили царство надо всей землей: <и
поклонятся цари земные!> И что ответил он? <Отыди, сатана!>
Взгляни, Андрей, на круги планет, на творение божие, в хоре светил, в
хорах ангельских, и земля, и все произрастание земное: сколь чудно видом и
стройности полно, и до малой травинки, что лечит недуги. Божий мир! И
всякое дыхание в нем славит Господа! А мы? А наша земная жизнь? Погляди,
как мал век! И в летописце некоем разогни листы и виждь: родился, ходил
походом на касогов, созиждил храм, успе... И тут вся жизнь! И это о князе!
Мы избраны. А прочие? О коих и слова нет? Миг один - наша жизнь! А живет
народ. В тех, в безвестных жизнях! Зрел ты трупы пахарей на дорогах? Внял
плачу жен и детей стенанию? Почто створилось сие?
Власть должна быть обязанностью, а в тебе - похоть власти. Власть
должна быть отречением, Андрей, я уже говорил тебе. Как в церкви:
священник, простой иерей, пребывает в браке, но архиерей обязан
безбрачием. И вся власть высшая, и митрополиты, и патриархи - мнихами
пребывают! Хотя и несть греха в жизни брачной, хоть и великое благо видеть
детей у ног своих...
- Я лишен этого блага, Дмитрий.
- Ты опять не понял. Ты лишен детей судьбой, несчастьем твоим. Но как
князь, в отличие от епископа, ты не лишен этого блага отнюдь!
- Не я, так другой, хочешь сказать!
- Да. Живет не <я> и не <ты>, а <мы>. Живет народ, и надо только так
и судить себя, вкупе с прочими! Зри в поучениях: князь напитал или спас,
обогрел или инако упокоил вдовицу убогую. Что за князь? Какой земли, языка
и орды? Индии ли богатой, Грецкия ли земли, Ниневии, Антиохии? В Сирийской
ли пустыне, в Ефиопии, в горах ли Таврийских? И что за вдовица? Вдовица
всегда безымянна. Должен приветить любой и всякий князь и всякую вдовицу!
Чти слово о Тифоне и Озирисе, царях египетских! Милость к меньшим - опора
царя! Власть стоит правдою. Князь всегда в ответе перед землей! Мало
крикнуть: я могу и хочу взять власть! Я не устрашусь обязанностей, ибо не
думаю о них вовсе... Погоди, Андрей! Я знаю все, что ты хочешь сказать и
помыслишь. Ты втайне будешь думать, что потом, захватив престол, сделаешь
всех счастливыми, что все сложится как-нибудь... Не важно, как! Ты даже
можешь хотеть добра, быть может, ты и хочешь его, но взвесил ли ты все
грядущее на весах совести своей? Убедился ли, что достойнее меня? Знаешь
ли это? И даже, ежели так, ежели уверен, что знаешь и сможешь, подумал о
том, Андрей, стоит ли слеза матери над трупом дитяти всего твоего
княжения? Или полагаешь, погубив одного, осчастливить десять?! Чем? И как?
И потом, ежели можно одного за десять, почему нельзя и двоих, и троих, и
пятерых... Стоит только начать! Почему нельзя вырезать шесть городов ради
семи прочих?
А о том ты не подумал, что достойные власти могут быть не только
князья? И почему, однако, все решили, что только князья? Что и среди
прочих - бояр, ратников, даже смердов - достойных можно отыскать сколько
угодно! Но ежели начать выбирать каждого достойного, да еще с помощью
татар, то и все останние друг друга перережут! Ты о себе подумал, а о
каждом, кто может сказать: <я тоже достоин!>, подумал ли?
И как и чем привлечешь ты к себе народ? Будешь наводить татар или
льстить черни, крича о свободе? Вот сейчас нужно усмирять Новгород. Опять
кровь! Добром они не уступят. Кто виноват? Я или ты, наобещавший того, что
не можешь дать или что даешь за чужой счет, отобрав у кого-то! А подумал,
что без новгородского серебра великому княжению не стоять? Новгород - это
ворота Руси!
Я мыслил опереться о море, о торговлю; быть может, мыслил неверно. Но
твоя Орда... Эти овцы, стада коней... Да, они храбры, да, быть может, и
примут когда-нибудь нашу веру. Но с ними Русь отступит назад. Когда-то -
чти летопись - и наши князья ели конину, не мылись, ночевали в поле да
пили из вражеских черепов. Но уже триста лет, как над нашей землею воссиял
свет Христа. И вот: терема и храмы, и не в поту и в пыли, а в цареградской
парче, на столе золотом восславлен русский князь!
- И восславились. И погубили Русь! - глухо, не подымая головы,
отмолвил Андрей. - Что эти смерти! Объединение нужно паче всего. Ты сам
так сказал! И будешь проливать кровь в Новгородской земле!
- Да. И все-таки ты не прав. Духу надлежит ныне подняться на Руси. Не
в силе, не в наших княжеских трудах, а в духе, в духовном судьба страны.
Без духовного возрождения Русь спасена не будет. Борьба нас, князей, за
власть лишь усиливает недуг и усугубляет язвы земли. Не ты и я, не Восток
и Запад, не Орда и Новгород, а - будет ли свет веры Христовой на Руси,
воссияет ли вновь? Вот то, что нас спасет или погубит!
- Тогда углицкий князь Роман лучше нас с тобой, и меня и тебя!
- Может быть, и так, Андрей. Мы темные с тобой. И ты, и я. Нам еще,
может, и не узреть земли обетованной... И еще вспомни покойного
митрополита Кирилла! И еще Серапиона вспомни! И еще вспомни <Слово о
законе и благодати> митрополита Иллариона, первого законоучителя русского.
И вспомни святых князей, Бориса и Глеба.
- Да! И как вынимали очи Васильку Теребовльскому, и как резались дети
Ярослава! Я тоже читал Нестора!
- Но над нами двое святых, единая мысль, единая доблесть коих - не
поднять руки на брата своего! И найди, где еще, в каких землях, у каких
народов и государей есть такие святые?! Святые братья-князья, не
возжелавшие розни братоубийственной до того, что сами предпочли смерть! И
будем в крови, и в смраде, и во всяческой скверне, но сияет паче звезд,
паче светлых лучей над нами их двуединое горнее торжество! Я ведь чуть не
восхотел убить тебя, Андрей! Вот что содеяли советчики твои - их же
пригрел ты на груди своей.
- Советчики всегда плохи, когда не удаются их замыслы, и всегда
хороши, когда добиваются своего. Тебе тоже кто-то посоветовал пойти к



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 [ 71 ] 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.