read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



слово.
- По мне так можете употреблять его.
- Благодарю за любезное разрешение. Это, однако, не очень приятное
слово.
- Но оно есть в словарях.
- И у него весьма неприятный смысл. Не будете ли вы так любезны
сообщить суду, почему вы избрали именно ату непотребную тему для своей
работы?
- Возможно, я руководствовался неким прецедентом.
- Каким же это прецедентом, сэр?
- Примером старых итальянских мастеров, как вы, следуя классическим
канонам, изволили назвать их, - ведь вы питаете к ним такое уважение и так
восхищаетесь ими. Они постоянно прибегали к этой теме.
- И вы ждете, что мы вам поверим?
- Я не жду от вас ничего, кроме невежества и предубежденности. Тем не
менее это правда. Например, Тициан, самый старый из старых итальянцев - он
дожил до девяноста девяти лет и был погребен с великой пышностью, хоть и
был художником, - неоднократно использовал эту тему, причем наиболее яркое
свое выражение она получила в "Похищении Европы". Его же кисти принадлежит
"Похищение сабинянок" - одна из знаменитейших в мире картин; потом есть
еще картина Прудона "Похищение Психеи". Все эти полотна висят в Лувре, вы
там, конечно, бывали и не можете не согласиться со мной, что эта галерея
пользуется весьма почтенной репутацией. Да взять хотя бы одну только тему
соблазнения Данаи - она была использована Тицианом, Корреджо и
Рембрандтом. Правда, этот последний не принадлежал к старой итальянской
школе, однако был небезызвестным художником, а у него Даная изображена в
виде женщины, которая лежит на постели, совершенно нагая и ничем не
прикрытая.
Воцарилось молчание. У Шарпа был несколько смущенный вид, на щеках его
проступили багрово-красные пятна, и он взглянул на судей, как бы взывая о
помощи. Председатель, посовещавшись со своими коллегами, посмотрел сквозь
очки на Стефена.
- А кто такая эта Даная, на которую вы тут ссылаетесь?
- Дочь царя Акрисия.
- И она была жертвой... м-м... такого насилия?
- Да.
- Со стороны кого же?
Тут Стефен на свою беду увидел возможность свести счеты. С ледяной
усмешкой он ответил:
- Со стороны Зевса... который накрыл ее золотым дождем.
На галерее захихикали, но Глин, стоявший теперь в толпе у дверей и
напряженно следивший за происходящим, даже не улыбнулся. Он увидел, как
судья вспыхнул от досады, и понял, что Стефен испортил все дело. Шарп,
который не дремал, быстро воспользовался благоприятным моментом:
- Господа судьи, я считаю, что эти исторические анекдоты не имеют
никакого отношения к делу. Вернемся к разбираемому вопросу. - И он
повернулся к Стефену: - Вы признаете, что намеренно нарисовали эту сцену?
- Что значит намеренно? А как же, по-вашему, могла она попасть на
полотно - случайно?
- Мистер Десмонд, - сурово вмешался председатели, - я должен
предупредить вас, что считаю тон ваших ответов совершенно недопустимым.
- Эго только означает, ваша милость, что я и в самом деле такой, каким
вы меня считаете: ведь именно в этом меня и обвиняют.
- Продолжайте, мистер Шарп.
- Ваша милость, я пытаюсь добиться от обвиняемого прямого ответа на
вопрос о том, почему он изобразил сиену изнасилования.
- Вы будете отвечать, сэр?
- Я изобразил ее потому, что мне хотелось подчеркнуть зверства и ужасы,
которые сопутствуют всякой войне, однако быстро забываются и изглаживаются
из памяти или, что еще хуже, прославляются во имя патриотизма.
- Должен ли я понять вас так, что вы считаете и наших солдат повинными
в подобных преступлениях?
- А чем они лучше других людей? Разве только противник способен быть
палачом и варваром?
- Бы сейчас сказали "противник". Но вы ведь его и в глаза не видели.
- Нет.
- Отчего же - поджилки тряслись?
- Чтобы быть художником, требуется тоже немало мужества.
- Причем тут мужество?
- А притом, что приходится терпеть людское глумление.
- Разве это имеет отношение к делу, мистер Шарп? - вмешался один из
судей. - Ведь мы не обвиняем мистера Десмонда в трусости.
- Ваша милость, - воскликнул Шарп, - заслуги ответчика в военное, или,
точнее, в мирное, время хорошо известны и говорят сами за себя. Но я
больше не буду этого касаться, раз вам так угодно. Однако, - и он снова
повернулся к Стефену, - я хотел бы задать вам еже один вопрос. Какое вы
имеете право навязывать пашен мирной богобоязненной общине свой
извращенный взгляд на жизнь?
- Это не только мой взгляд. Многие художники в своих произведениях
выражали протест против войны - и Калло, и Делакруа, и Верещагин. В
литературе - Толстой и Золя. Это же стремился отобразить в своих офортах
"Ужасы войны" Гойя.
- Гойя - это, должно быть, француз?
- С вашего разрешения, испанец.
- Это одно и то же. Вы, видно, только и считаетесь с иностранцами.
- Потому что, к сожалению, у нас в Англии было очень мало по-настоящему
больших художников.
- Вы, вероятно, забываете про себя.
- Мне кажется, у меня действительно есть талант. Иначе я не избрал бы
тяжкую жизнь художника, с ее разочарованиями и лишениями, и сейчас не был
бы вынужден выслушивать ваши дешевые издевки.
- Дешевые? Они могут обойтись вам дороже, чем вы думаете. Вместо того,
чтобы строить из себя мученика, вы бы лучше отвечали на вопросы. Вы вот
употребили слово "ужасы". Зачем вам понадобилось их изображать?
- Зачем? - Измученный и затравленный, словно заяц, по следам которого
гонится свора псов, Стефен забыл всякую осторожность. - Я хотел, чтобы мои
картины ошеломили зрителей и навсегда отбили у них охоту воевать.
- И вы избрали для этого весьма сильный способ воздействия. Почему же
вас так удивляет реакция публики?
- Когда я работал, меня занимал лишь процесс творчества. Однако сейчас
я не удивляюсь. Все новое в эстетической мысли и ее воплощении всегда
вызывало издевки. Всякий значительный сдвиг в искусстве подвергался
сначала осмеянию и порождал яростные нападки невежд. Но я ни о чем не
жалею. И если бы мне пришлось писать эти картины заново, я написал бы их
точно так же.
Шарп злорадно усмехнулся:
- Господа судьи, предоставляю вам самим судить об этом заявлении
ответчика, в котором нет ни капли раскаяния. Думаю, мне нет надобности
что-либо к этому добавлять.
И он сел под аплодисменты присутствующих, которые, впрочем, тотчас
смолкли. Председатель полистал какие-то бумаги и уже отнюдь не
сочувствующим взглядом посмотрел на Стефена сквозь очки.
- Вы хотите еще что-нибудь сказать? Если желаете, можете сделать
заявление суду.
- Я мог бы многое сказать. Но все это ни к чему. А потому я и не стану
говорить.
Он вдруг почувствовал себя совершенно разбитым, мучительно заболела
голова, неудержимо захотелось присесть, но сержант, дотронувшись до его
плеча, дал понять, что садиться не разрешается.
Среди воцарившейся тишины председатель, просмотрев лежавшие перед ним
записи и обменявшись несколькими словами с другими судьями, а также
секретарем, поднялся для вынесения приговора.
- Мы выслушали, - сказал он, - с величайшим вниманием и - учитывая
недопустимые выходки кое-кого из присутствующих - с чрезвычайным
долготерпением всю аргументацию сторон. Мы также с необыкновенным тщанием
изучили вещественные доказательства - картины. И мы не можем признать
разумным тот довод, что, коль скоро эти панно являются превосходными
произведениями искусства, они не могут в соответствии с положениями закона
считаться непристойными. Во-первых, кто со всею непреложностью докажет
нам, что эти работы действительно превосходны? Их автор - никому неведомый
художник, совершенно неизвестный у себя на родине. Это не Констебл и не
Лендсир. Это и не сэр Джошуа Рейнольдс. Если же подходить к его
произведениям с обычной меркой, то, скажем, с точки зрения такого простого
человека, как я, их никак нельзя назвать шедеврами. Краски какие-то
кричащие, все туманно, запутанно, ни изящества, ни утонченности. Нет, этим
картинам, по-моему, далеко до шедевров. И потом, даже если предположить,
что перед нами шедевры, это, как я уже пытался доказать, не исключает их
непристойности. Ведь с каким бы мастерством ни была написана картина, если
она посвящена похотливой или грязной теме, она подпадает под положения
закона. Образно говоря, это будет шедевр непристойности.
Далее, вся история работы над панно, равно как и вызывающее поведение
обвиняемого, осмелившегося их выставить, говорит не в его пользу. Вместо
того чтобы стремиться выполнить пожелания тех, кто дал ему заказ, время от
времени советоваться с ними и пытаться создать произведения, вполне
приемлемые для них и для всех порядочных граждан нашего города - а ведь
для их блага и просвещения прежде всего и были заказаны эти панно, -
обвиняемый умышленно задумал и создал такие картины, которые, как он сам
сейчас признал, не могли не вызвать возмущения публики. Короче говоря, он
задался целью шокировать зрителей, вызвать у них чувство отвращения - и
вполне преуспел в этом.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 [ 72 ] 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.