read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- А еще что?
Никакого ответа. Потом она смиренно сказала:
- Они обещали ввести меня в рай.
Если лица действительно выражают то, что у людей на душе, то на лицах
многих в эту минуту мелькнуло подобие раскаяния и страха: а не занимаются ли
они здесь преступной травлей избранницы и вестницы божьей? Интерес еще более
усилился. Движение и шепот прекратились; напряженная тишина почти угнетала.
Вы, вероятно, заметили, что почти с самого начала характер вопросов,
задаваемых Жанне, показывал, что в значительной степени спрашивающий заранее
знал то, о чем спрашивал. Вы также, должно быть, заметили, что они обычно
знали, как и где именно выискивать ее секреты, что она в сущности так или
иначе знали ее главные тайны - чего она никак не подозревала - и лишь
стремились разными коварными методами заставить ее публично выдать их.
Вы помните Луазелера, этого лицемера, священника-предателя, пешку в
руках Кошона? Помните, что на исповеди Жанна свободно и доверчиво призналась
ему во всем, кроме лишь тех немногих божественных откровений, о которых
"голоса" запретили ей сообщать кому бы то ни было, и что бесчестный судья
Кошон, спрятавшись, все время подслушивал ее исповедь?
Вам понятно теперь, что эти инквизиторы могли придумывать бесчисленное
множество мелочных, каверзных вопросов, - вопросов, тонкость, точность и
изощренность которых были бы просто необъяснимы, если бы не был известен их
источник - подлая проделка Луазелера.
Ах, епископ города Бовэ, как ты проклинаешь теперь свою жестокость и
вероломство, пробыв столько лет в аду! Кто поможет тебе? Кто заступится за
тебя? Лишь одна душа, среди душ, искупивших грехи свои, может пожалеть тебя
и, протянув руку милосердия, извлечь тебя из геенны огненной - это душа
благородной Жанны д'Арк! Быть может, она уже спасла тебя.
Но вернемся к процессу.
- Они давали тебе еще какие-нибудь обещания?
- Да, но этот вопрос не предусмотрен актом. Теперь я не могу этого
сказать, но не пройдет и трех месяцев, как все станет известно.
Судья, по-видимому, знал то, о чем спрашивал; его выдал следующий
вопрос:
- Сообщили ли тебе твои "голоса", что через три месяца ты будешь
освобождена?
Жанна часто обнаруживала некоторое удивление при удачных догадках
судей; она не скрыла своего удивления и на этот раз. Меня же приводило в
ужас, что мой разум (который я не мог контролировать) критически относится к
этим "голосам" и внушает мне: "Они тут как тут и советуют ей говорить смело,
то есть делать то, что она сделала бы и без посторонней помощи, но когда
следовало бы предостеречь ее, например, объяснить ей, как эти заговорщики
умудряются так ловко проникать в ее дела, - их нет, они отсутствуют,
оставляя ее одну". Я от природы богобоязнен, и когда такие мысли приходили
мне в голову, я трепетал от страха, а когда случалась в ту пору гроза с
громом и молнией, я чувствовал себя таким больным и разбитым, что с трудом
мог принудить себя оставаться на месте и продолжать свою работу.
Жанна отвечала:
- Этого нет в обвинительном акте. Я не знаю, когда буду освобождена, но
кое-кто из тех, кто желает, чтобы я покинула этот мир, сами уйдут из него
раньше меня.
Это заставило некоторых судей вздрогнуть.
- Сказали тебе твои "голоса", что ты будешь освобождена из тюрьмы?
О, наверное они говорили, и судья хорошо это знал.
- Спросите меня об этом еще раз через три месяца, и тогда я отвечу вам
точно.
Она умолкла, и лицо ее просветлело, озаренное счастьем - лицо
измученной узницы! А я? А Ноэль Ренгессон, притаившийся там в углу? Да мы
были просто захлестнуты волною радости, окатившей нас с ног до головы! Не
знаю, как мы смогли усидеть и удержаться от роковой ошибки - неосторожным
движением выразить свои чувства и выдать себя.
Через три месяца она выйдет на свободу. Таков был смысл ее слов; так мы
ее и поняли. Так сказали ей "голоса", и сказали правду, даже сообщили день -
30 мая. Но теперь мы знаем, что они милосердно скрыли от нее, как именно она
будет освобождена; и она пребывала в неведении. Вернется домой! - вот как мы
с Ноэлем тогда поняли ее слова, об этом мы только и мечтали, и теперь мы
готовы были считать дни, часы, минуты. Они пролетят быстро; не успеешь
оглянуться - и все кончится. Мы на руках принесем домой наше божество, и
там, вдали от суетного шумного света, заживем прежней счастливой жизнью, как
некогда в детстве, - на свежем воздухе, согретые солнцем, в дружбе с
кроткими овцами и добродушными людьми, в своем кругу, среди прелестных
лугов, лесов и рек, в блаженном спокойствии. Да, об этом мы мечтали все эти
три месяца, вплоть до страшной развязки, самая мысль о которой, мне кажется,
убила бы нас, если б мы знали о ней раньше и если б нам пришлось хранить эту
горькую тайну в своих сердцах хотя бы даже в течение половины тех тяжелых
дней.
Мы толковали ее предсказание так. В душе короля все же заговорит
совесть, и он вместе со старыми боевыми друзьями Жанны, ее соратниками -
герцогом Алансонским, бастардом Дюнуа и Ла Гиром, решит спасти Жанну, и что
ее освободят в конце этого трехмесячного срока. Итак, наши мысли были
подготовлены, и мы надеялись принять в этом деятельное участие.
На нынешнем и на последующих заседаниях от Жанны требовали, чтобы она в
точности назвала день своего освобождения, но этого она не могла сделать.
Этого не разрешали ей "голоса". Более того, "голоса" не называли ей точной
даты. Но после того как исполнилось пророчество, я всегда был убежден, что
Жанна видела свое избавление в смерти. Но не в такой смерти! Исполненная
божественного наития, неустрашимая в бою, она все же оставалась человеком.
Она была не только святой, не только ангелом; она была также девушкой из
плоти и крови, - такой же точно земной девушкой, как и всякая другая, полной
нежности, чувствительности и любви. И вдруг - такая смерть! Нет, мне
кажется, она не могла бы прожить те три месяца, предвидя такой исход. Вы
помните, что когда она впервые была ранена, она испугалась и заплакала, -
точно так же, как сделала бы всякая другая семнадцатилетняя девушка, хотя
она и знала за восемнадцать дней вперед, что будет ранена в тот самый день.
Нет, она не боялась обычной смерти, и, как мне думается, обычная смерть была
в ее представлении лишь таинственной гранью перед просторами жизни вечной,
ибо на лице ее было выражение радости, а не ужаса, когда она произносила
свое пророчество.
Теперь объясню, почему я так думаю. За пять недель до ее пленения в
сражении под Компьеном "голоса" уже предсказали ей то, что должно было
случиться. Они не назвали ей ни числа, ни места, но сказали, что ее возьмут
в плен и что это свершится накануне праздника святого Иоанна. Она просила:
если смерть неизбежна - пусть она будет мгновенной, если плен неизбежен -
пусть он будет недолгим, ибо душа ее возлюбила свободу и не приспособлена к
ограничениям. "Голоса" не дали ей никаких обещаний, а лишь велели ей
мужаться и твердо переносить все невзгоды и испытания. Но так как они не
отказали ей в скоропостижной смерти, то такое полное надежд юное существо,
как Жанна, естественно, удовлетворилось и этим, лелея свою мечту о жизни
будущей. И теперь, когда ей внушили, что она будет "освобождена" через три
месяца, мне кажется, она поверила, что умрет внезапно на своей постели в
тюрьме; вот почему она была так счастлива и довольна - перед ней открывались
врата рая, она навсегда избавится от бренных забот; и срок был так краток, и
награда так близка... И это придавало ей силы, она выдержала и довела бой до
конца, как и подобает солдату - спасай себя, защищайся, борись до последней
возможности, а если ее нет, умри храбро, лицом к врагу.
Уже потом, когда она обвиняла Кошона в попытке отравить ее рыбой,
убеждение (если только у нее было такое убеждение, а я уверен, что оно у нее
было), убеждение, что ее "освободит" смерть в тюрьме, должно было
значительно укрепиться, и это понятно.
Но я увлекся и отошел от главной темы. Жанну попросили точно назвать
время, когда она будет освобождена из заключения.
- Я много раз повторяла, что мне не разрешено обо всем говорить вам.
Меня освободят, но я должна испросить у моих голосов позволения сообщить
вам, в какой именно день это будет. Вот почему я хотела бы, чтобы с этим не
торопились.
- Так что ж, - твои "голоса" запрещают тебе говорить правду?
- Быть может, вам желательно узнать что-либо о короле Франции? Я
повторяю еще раз, он вернет свое королевство. Я это знаю так же твердо, как
и то, что нахожусь в вашем присутствии. - Она вздохнула и, после краткой
паузы, добавила: - Меня бы уже не было в живых, если бы не это откровение,
которое всегда утешает меня.
Ей задали еще несколько незначительных вопросов об одеждах снятого
Михаила и его внешнем виде. Она отвечала на них с достоинством, но было
заметно, что это ей причиняет обиду. Помедлив немного, она сказала:
- Я счастлива при его появлении; когда я вижу его, я чувствую, что
пребываю вне смертного греха... Иногда святая Маргарита и святая Екатерина
позволяют мне исповедоваться им, - добавила она совсем наивно.
Судьям опять представилась возможность расставить сети перед этой
детской наивностью.
- Скажи, когда ты исповедовалась, думала ли ты, что находишься под
бременем смертного греха?
Но ответ ей нисколько не повредил. Тогда судьи еще раз обратились к
откровениям, ниспосланным королю, - к тем тайнам, которые они столь упорно
пытались выведать у Жанны, но всегда безуспешно.
- Итак, королю явилось знамение...
- Я уже говорила, что ничего не скажу вам об этом.
- Знаешь ли ты, какое это было знамение?
- Не спрашивайте. Ответа не будет.
Речь идет о секретной встрече Жанны с королем; переговоры велись с
глазу на глаз в присутствии лишь двух-трех посторонних. Стало известно - с
помощью Луазелера, конечно, - что знамением этим явилась корона,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 [ 72 ] 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.