read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Я сам убью его, - сказал он Делькуру. - Я своими руками хочу
выпустить из него кровь.
Будучи всегда аккуратным и пунктуальным в том, что касалось злодейства
и распутства, он наклонился и недолго пососал член Клориса, затем расцеловал
его зад. Потом взял в рот орган стоявшего рядом Делькура. После чего
выпрямился и принялся страстно целовать палача в губы, а минут через пять
сказал мне:
- Это единственное, что по-настоящему разогревает мне кровь.
Затем, после нового недолгого эпизода, насыщенного жестокостью и
мерзостью, он снова перешел к узницам.
- О Господи! - выдохнули обе бедняжки, когда он подошел к ним. - В чем
наша вина, и чем мы заслужили такое варварское обращение?
- Мужайся, дорогая! - закричал связанный супруг. - Скоро смерть избавит
нас от мучений, а этого злодея убьет его собственная совесть.
- Совесть! - расхохотался Сен-Фон. - Это слово совершенно мне
незнакомо, так что оставь его при себе.
Первой развязали мадам де Клорис и подвели к министру.
- Ну что, шлюха, - сказал он, - ты помнишь, какие препятствия чинила на
моем пути? Да, дорогая моя, милая, сладчайшая моя кузина, ты дорого
заплатишь за это.
На эрекцию его было просто страшно смотреть, когда он принялся истязать
прелестное тело женщины: схватив ее за груди, он самым жестоким образом
изнасиловал ее на глазах мужа, чей член, благодаря занятой им позиции,
вложил себе в рот. А я, сделав удобной мишенью министерскую задницу, вонзила
в нее искусственный член. Вокруг Сен-Фона, почти вплотную к нему,
располагались влагалища, ягодицы, мужские органы и женские груди
подстегиваемый демоном жестокости, он судорожно рвал ногтями все, что
попадало под руку, но особое предпочтение оказывал несчастной женщине, на
которую обрушилась вся его ярость.
- Убери отсюда эту тварь, Жюльетта, - сказал он, вытаскивая свой
инструмент из влагалища матери, чтобы тут же вставить его в маленькую норку
дочери. - Я не могу так кончить. А ты, сучка, - встряхнул он невинное
существо, сжавшееся в клубок под его тяжестью, - знай, что я много сил
потратил на то, чтобы трахнуть тебя, и вот сейчас я это сделаю, сейчас ты
горько пожалеешь, что когда-то отвергла меня.
Клориса положили так, чтобы Сен-Фон, насилуя его дочь, мог любоваться
красивым задом папаши, который он щипал одной рукой, а другой месил ягодицы
матери. Он лишил Юлию невинности с моей помощью: я направила его орган в
нужное русло, Сен-Фон напрягся, сильным толчком пробил брешь, и чресла его
окрасились кровью, а в это время вокруг министра белели восемь задниц в
самых живописных позах. Вслед за тем злодею показалось, что Делькур
недостаточно усердно мучает жертвы, он схватил стилет и начал колоть им
грудь матери, плечи дочери и отцовские ягодицы. Через минуту все вокруг было
залито кровью.
- И в этот отвратительный сосуд я не могу кончить, - процедил сатир,
вытаскивая член. - Пожалуй, вот на этом алтаре я принесу свою жертву. - И он
указал на зад Клориса, которого со связанными за спиной руками положили на
роковую кушетку. - Накинь ему петлю на шею, Делькур, и если он хоть пикнет,
затяни ее потуже.
Я внимательно следила за ходом событий и тут же умело направила
пылавший от возбуждения стержень в канал, куда ему предстояло излить свою
ярость, однако Клорис не проронил ни звука. Слева от его головы мы положили
жену, широко раздвинув ей ноги, справа возвышались аккуратные полушария
дочери. Прежде чем проникнуть в вожделенные потроха, министр снова несколько
раз вонзил свой ужасный стилет в лежавшие перед ним прелести, и кровь матери
и дочери забрызгала отцовскую голову.
Тем временем я щекотала мучителю задний проход, а мои служанки кололи
шпилькой его ягодицы.
- Кажется, я опять ошибся, - вздохнул через некоторое время Сен-Фон. -
Моя сперма никак не желает выливаться и в этот сосуд, наверное, все дело в
том, что я недостаточно обследовал остальные задницы этой семейки. А ну,
Делькур, привяжи-ка эту старую скотину к столбу - он никуда не годится,
только испоганил мой член своим дерьмом. Эй ты, - позвал он Монтальм, - поди
сюда и оближи его.
Обнаружив в девушке нежелание повиноваться, бен-Фон приказал Делькуру
немедленно выдать ей сотню ударов, чтобы научить ее послушанию, да чтобы и
другим неповадно было.
- Ах ты, тварь, - ворчал он, пока выполнялся его приказ, - ты брезгуешь
моим членом, потому что он в дерьме? Что же ты будешь делать, когда, совсем
скоро, я заставлю тебя жрать мои экскременты?
Монтальм, примерно наказанная, вернулась совсем в другом настроении
она до блеска отполировала его инструмент и не забыла привести в порядок
задний проход, после чего он преспокойно возвратился к прерванному занятию
теперь он содомировал мать и при этом терзал руками зад отца с одной стороны
и влагалище дочери - с другой. Это продолжалось недолго, затем он вновь
приступил к Юлии.
- Надеюсь, теперь-то получится, - озабоченно заметил он.
Я вновь взяла на себя обязанности распорядительницы и вставила его
утомленный, но ненасытившийся член в заднюю норку девочки, и когда он там
удобно устроился, были предприняты все возможные меры, чтобы выдавить из
него семя, однако - то ли из крайней развращенности и пресыщенности, то ли
из духа противоречия, а, быть может, и от бессилия - он оставил и эту
попытку, заявив, что очень устал и что для восполнения сил должен
подвергнуть издевательствам все семейство сразу. Вначале выпороли
привязанного к столбу отца, затем, пока он истекал кровью, к его спине
привязали жену, и тысяча ударов обрушилась на ее заднюю часть, наконец, на
плечи матери усадили юную Юлию и выпороли таким же образом.
- Развяжите их, - скомандовал ненасытный кентавр, - это был неплохой
спектакль, а теперь полюбуемся на другой: я заново выпорю самую младшую, и
пусть при этом ее держат любящие родители. А вы, Жюльетта и Делькур,
возьмите пистолеты и при малейшем признаке недовольства этих упрямых ослов
вышибите из них мозги.
Я приставила пистолет к виску матери и, признаться, ничего так не
жаждала в тот момент, как обнаружить в ней хоть каплю непокорности, однако,
успокоившись при мысли, что скоро она умрет смертью, не такой легкой, как от
простой пули, я снова пришла в возбуждение - теперь уже от ее униженности. А
бедную Юлию, прежде исхлестанную до полуобморочного состояния, на этот раз
били многохвостой плетью, и кровь ее забрызгала всю комнату. Разделавшись с
ней, Сен-Фон набросился на отца и за три минуты тем же самым орудием
превратил его тело в кровавое месиво. Затем, без промедления, схватил мать,
положил ее на кушетку, как можно шире раздвинув ей ноги, взмахнул плетью, и
первый же, но далеко не последний удар пришелся прямо по раскрытому
влагалищу. Все это время я неустанно помогала ему: и ласкала его и била
розгами, и сосала ему то член, то язык. После того он обратил свою ярость на
дочь и нанес ей два настолько мощных удара, что она рухнула к его ногам на
помощь ей поспешила мате, он, будто ожидая это, ударил ее ногой в живот, и
женщина отлетела далеко в сторону. Клорис дико выкатил глаза, на губах его
запузырилась пена, но он не осмелился произнести ни слова: что он мог
сделать со связанными руками и ногами и с приставленным к виску пистолетом?
Девочку поставили на ноги, Сен-Фон заставил палача овладеть ею спереди, а
сам занялся с ней содомией. В это время я, не переставая говорить ласковые
слова, развязала отца и пообещала ему сохранить жизнь и ему и всей его
семье, если он сумеет совершить акт содомии с министром. Надежда никогда не
покидает душу обреченного, и вот, искусно возбужденное моей умелой рукой,
его трепещущее копье вошло-таки в расщелину. Сен-Фон, почувствовав такой
твердый и горячий предмет в своей утробе, засеменил ногами и начал
извиваться словно ликующая рыбка, брошенная с берега назад в воду.
- О, как это восхитительно, как он надеется спасти жизнь и получить
свободу! - повторял министр. - Судя по состоянию члена он вполне может
прочистить задницу своей дочери.
- Сударь, - обратилась я к нашему гостю, - что вы на это скажете? Вам
предлагают выбор: либо вы изнасилуете свою дочь, либо она умрет в жутких
муках.
- Пусть она умрет!
- Ну что ж, сударь, если вы отказываетесь... Но подумайте еще раз: ваше
глупое упрямство убьет ее.
Не дожидаясь его ответа, одна из моих женщин широко раздвинула ягодицы
девочки, увлажнила языком отверстие, а я поспешно вытащила из задницы
Сен-Фона по-прежнему твердый инструмент и приставила его к входу в пещерку
Юлии, но Клорис яростно взбунтовался и не вошел внутрь.
- Оставь его, Жюльетта, - строго сказал Сен-Фон, - если он не желает
сношаться, мы убьем ее.
Эти ужасные слова сломили, наконец, сопротивление строптивца. Я взяла
его член в руку и насильно втолкнула в девичий анус поскольку были сделаны
все необходимые приготовления, усилия мои увенчались успехом: Клорис, не
пожелавший сделаться убийцей своего ребенка, заклеймил себя инцестом. Делия
порола розгами Сен-Фона, сам он терзал и без того вконец истерзанный зад
матери, умудряясь целовать ягодицы одного из лакеев, а второй содомировал
его. Однако распутник не удовлетворился и этим, семя его все еще оставалось
в чреслах, и от этого его ярость возрастала на глазах: он орал, ругался,
мычал как обезумевший бык, разбрызгивал изо рта пену как только Делькур
выпустил свой заряд во влагалище Юлии, министр заставил его содомировать
мадам де Клорис. Понемногу буря утихла Сен-Фон снова занял свое место в
кресле и приказал мне подвести к нему всех троих девушек, которых он до сих
пор как-то обошел своим вниманием. В продолжение четверти часа он неистово
целовал их ягодицы, то широко раздвигая, то вновь сжимая упругие полушария,
а в это время я не переставала ласкать и возбуждать его всеми доступными
средствами и, должна признать, никогда до этого не видела его орган в таком
воинственном состоянии. Больше других его, очевидно, привлекала Фульвия, и
он шепнул мне, что непременно овладел бы ею, если бы не боялся кончить



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 [ 72 ] 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.