read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



вы не слышали о девушке, которую должны нынче вечером повесить за попытку
отравить свою мать?
- Да, но эта девушка, - моя сестра; это она дарила тебе наслаждение, а
эта казнь - дело моих рук.
- Ты ошибаешься, Жером, это моя работа.
- Негодяй! - воскликнул я, бросаясь на шею друга. - Теперь я вижу, что
мы молча действовали одними и теми же средствами, разве это лучше всего не
доказывает, что мы созданы друг для друга? Спешим, толпа собирается, сейчас
наших сестер приведут к эшафоту, пойдем насладимся их последними
мгновеньями.
Мы взяли экипаж и не успели приехать на площадь, как привели наших
жертв.
- О Фемида! - возликовал я. - Как любезно с твоей стороны, что ты
послужила нашим страстям!
У Александра, как кол, топорщился член, я начал ласкать его, он оказал
мне ту же услугу, и мы, глядя в лорнеты на обвязанные веревкой шеи обеих
наших потаскух, залили бедра друг друга спермой как раз в тот миг, когда
бедные игрушки нашего злодейства благодаря нашим заботам умерли самой
ужасной смертью.
- Вот истинное удовольствие, - сказал мне Александр, - нет на свете
ничего слаще этого.
- Да. Но если такое необходимо в нашем возрасте, что мы еще придумаем,
когда угасающие страсти потребуют более сильных стимулов?
- Что-нибудь да придумаем, - ответил Александр, - только ни за что не
станем воздерживаться от удовольствий в призрачной надежде прожить подольше,
ибо это полнейшая чепуха.
- А твоя мать жива? - спросил я своего кузена.
- Нет.
- Тогда ты счастливее меня: моя еще дышит, и я собираюсь разделаться с
ней.
Я побежал домой и сдержал слово: преступление было совершено моими
собственными руками. И благодаря этому двойному злодеянию я провел ночь в
море уединенных наслаждений в тысячу раз более острых, нежели те, что
предлагает нам распутство в окружении самых сладостных предметов своего
культа.
В последние годы жизни матери наша коммерция шла довольно вяло, и я
решил продать то немногое, что имел. Это должно было дать мне средства на
три или четыре года приличного существования. Затем я собрался
попутешествовать, оставил в пансионе дочь, рожденную кузиной, с намерением
когда-нибудь бросить ее в жертву своим удовольствиям, и отправился в путь.
Полученное мною образование давало мне возможность найти место учителя, хотя
я был еще слишком молод для этого; я приехал в Дижон и в этом качестве
устроился в доме советника парламента, у которого было двое детей: сын и
дочь.
Профессия, которую я избрал, как нельзя лучше подходила для моих
сладострастных упражнений, и в своем воображении я уже видел вокруг себя
многочисленных жертв своей страсти в лице порученных мне воспитанников. Ах,
как будет приятно, думал я, злоупотреблять доверием родителей и наивностью
их чад! Какое благодатное поле открывалось для этого чувства внутренней
озлобленности, которое меня пожирало и требовало отомстить самым жестоким
способом за оказываемое мне расположение! Надо поскорее напялить на себя
мантию философии, и она вскоре станет для меня прикрытием всех пороков...
Такие мысли одолевали меня в двадцать лет.
Имя чиновника, у которого я устроился, было Мольдан, между прочим, он
сразу оказал мне самое полное доверие. Мне предстояло заняться воспитанием
пятнадцатилетнего юноши по имени Сюльпис и его сестры Жозефины, которой было
только тринадцать. Признаюсь вам, друзья мои, без всякого преувеличения, что
никогда до тех пор не встречал я столь красивых детей. Поначалу на моих
уроках присутствовала гувернантка Жозефины, затем эта предосторожность
показалась хозяину излишней, и оба прелестных предмета моих страстных
желаний оказались в полном моем распоряжении.
Юный Сюльпис, которого я внимательно изучал, продемонстрировал мне две
своих слабых стороны: во-первых, огненный темперамент, во-вторых, чрезмерную
страсть к сестре. Прекрасно! Так подумал я, как только обнаружил это,
теперь-то я совершенно уверен в успехе. О милый мальчик! Как я желаю разжечь
в тебе факел бурных страстей, и твоя очаровательная наивность послужит мне
фитилем.
С самого начала второго месяца моего пребывания в доме господина де
Мольдана я готовил первые атаки: поцелуй в губы, рука, будто случайно
засунутая в панталоны, очень скоро обеспечили мой триумф. Сюльпис находился
в адском возбуждении и при четвертом движении моих пальцев плутишка обрызгал
меня спермой. Я тут же сторицей отплатил ему. Боже мой, какой зад! Передо
мной был зад самого Амура: какая белизна! Какое изящество! Какая
упругость!.. Я осыпал его жаркими ласками и принялся сосать его небольшой
очаровательный член, чтобы дать мальчику необходимые силы выдержать новый
натиск. Сюльпис вновь пришел в возбуждение, я поставил его в соответствующую
позу, увлажнил языком отверстие, которое жаждал обследовать, и за три
движения оказался в его заднем проходе; конвульсия, встряхнувшая его тело,
возвестила о моем торжестве, и скоро его увенчали потоки семени, сброшенного
в глубину задницы моего прелестного ученика. Воспламенившись страстными
поцелуями, которыми я, не переставая сношать его, покрывал свежие сладостные
уста моего прекрасного любовника, спермой, которой он поминутно окроплял мне
руки, я снова ощутил твердость в чреслах, и четыре раза подряд мой мощный
орган оставил в его потрохах неоспоримые свидетельства моей страсти к нему.
И тут случилось невероятное: по примеру школяра из Пергамо Сюльпис посетовал
на мою слабость.
- Неужели это все? - вопросил он.
- Пока все, - ответил я, - но не волнуйся, любовь моя, нынче ночью я
тебя загоняю. Мы ляжем вместе, никто не будет нам мешать, и в постели я
надеюсь доказать тебе свою силу, которая вряд ли тебя разочарует.
И вот она наступила, эта желанная ночь, но увы, Сюльпис, я уже
насладился тобой, и с глаз моих спала повязка; я достаточно познакомил
слушателей со своим характером, чтобы вы поняли, что с исчезновением иллюзии
в моем сердце разгоралось новое желание, утолить которое могло только
злодейство. Однако я сделал над собой усилие: Сюльпис десять раз подвергся
содомии, отплатил мне пятью заходами, еще семь раз пролил мне в рот и на
грудь свою кипящую сперму и на следующее утро оставил меня в чувствах,
которые, надо сказать, были далеко не в его пользу.
Между тем мои планы все еще тормозила осторожность: я получил только
половину добычи, и чтобы присовокупить к ней Жозефину, мне требовалась
помощь Сюльписа. Через несколько дней после наших последних утех я заговорил
с ним о его сердечных делах.
- Увы, - ответил он, - я безумно хочу насладиться этой очаровательной
девушкой, но мне мешает робость, и я не смею признаться в своих чувствах.
- Эта робость, успокоил я его, - не что иное, как детская причуда; нет
ничего плохого в том, чтобы желать свою собственную сестру, напротив, чем
теснее наша связь с предметом нашего желания, тем больше оснований
удовлетворить его, ибо нет ничего священнее страстей, и противиться им -
большой грех. Я уверен, что ваша сестра испытывает к вам те же чувства,
какие сжигают ваше сердце, смело признавайтесь ей и увидите, с какой
радостью она вам ответит; однако не надо долго тянуть, так как решительность
есть залог успеха: кто щадит женщину, теряет ее, кто действует решительно,
может рассчитывать на победу, и впредь остерегайтесь давать дамам время на
размышления. Только в одном я опасаюсь за вас: я имею в виду любовь. Вы -
пропащий человек, если вздумаете играть в метафизику. Запомните, что женщина
создана не для того, чтобы любить ее, у нее нет никаких достоинств, дающих
ей право претендовать на это: она существует лишь для нашего удовольствия,
только для этого она и дышит. И только под таким углом зрения вы должны
рассматривать вашу сестру, сношайте ее на здоровье, а я помогу вам по мере
своих возможностей. Чем больше воздержанности, тем больше детской слабости:
добродетель губит юношу, только порок красит его и служит ему.
Сюльпис, ободренный моими советами, обещал мне серьезно взяться за
дело. С того дня я старался создать для него благоприятную обстановку и
вскоре убедился, что самые первые его попытки были чрезвычайно успешны,
однако, оставаясь в плену у робости, он не сумел ими воспользоваться. Он был
любим - это все, что он знал достоверно, и несколько стыдливых поцелуев были
тому залогом. Когда я попенял Сюльпису за его непростительную
неповоротливость, он сказал:
- Друг мой, я был бы смелее с представителем своего пола, но эти
проклятые юбки меня смущают.
- Отнесись к ним благосклоннее, дитя мое, - сказал я этому
очаровательному юноше, - этот признак негодного, слабого и презренного пола
дает нам понять еще лучше, как низко должен ценить его всякий разумный
мужчина. Задери повыше юбки, которые тебя отпугивают, и насладившись, ты
лучше оценишь то, что под ними скрыто. Но не ошибись, - продолжал я с тайной
ревностью, желая сохранить для себя содомитские розы восхитительнейшего
зада, который предполагал у Жозефины, - и помни, что не между ягодицами, а
спереди, между бедрами, природа поместила храм, где мужчина должен воздавать
почести женщинам. Вначале ты испытаешь небольшое сопротивление, но пусть оно
еще сильнее распалит тебя: толкай, дави, разрывай, и очень скоро ты
восторжествуешь.
На следующий день я с искренним удовлетворением узнал, что операция
была сделана, и что в изящных руках своего брата прекраснейшая из дев
наконец сделалась женщиной. Оказалось, что Сюльпис вовсе не испытал того
пресыщения, последствия которого были столь устойчивы во мне, и после
первого наслаждения влюбился в сестру в тысячу раз сильнее, и я, снедаемый
ревностью, увидел, что мне не остается иного средства для достижения цели,
кроме хитрости и коварства. Я спешил: мой ученик мог получить от своего
воображения советы вкусить блаженство в том месте, где я собирался сорвать
первые цветы, а этого я бы никогда не простил ему. Их свидания происходили в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 [ 72 ] 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.