read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Завечерело. Ущелье затянуло туманом. Не сговариваясь, расседлали коней,
нашли свое старое пепелище и поставили костер. Племянник Телеусова увел
коней на лужок, замеченный саженях в полтораста.
Мостик мы сильно раскачали. Вроде ничего. Скрипит, но держится.
Власович обвязался веревкой, хотел идти. Только ступил, как вниз полетела
доска. Вот, нельзя. И мы вернулись назад.
Уселись у костра, погрелись, взялись за чан, особенно вкусный после
жесткой солонины, стали вспоминать довоенное время. Я рассказал об Улагае,
Семене Чебурнове и его брате - колченогом. Телеусов кивал, смотрел
задумчиво, вздыхал. Нету покоя на Кавказе! А с врагами, что ж... Привычное
дело. Встретим, если надо.
Сделалось морозно и темно. Накинули бурки. Костер разгорелся. Так и
уснули у огня, привалясь друг к другу. А с рассветом ополоснулись в ручье,
поели горячего, оглянулись на мостик слева и потянулись к перевалу.
Знакомые, дорогие места. За вторым перевалом - кордон Умпырь.
Шапошникова с Коротченко на кордоне не оказалось, но по всем приметам
они жили тут не один день. Дом протоплен, еда приготовлена. Куда-то
отъехали.
Мы отдали коней хлопцу, и он повел их на выгревы, где зеленела трава. А
сами прошли шагов триста на гору и поднялись на вышку, устроенную еще до
войны на старой огромной сосне.
Эко нам повезло! Сразу увидели зубров. Два стада отдыхало за рекой в
редком грушовнике. Еще одно - левей, на спуске Сергеева гая. Лежали,
пригретые солнцем. Снизу из долины хорошо видать все горные склоны. Взялись
считать. Один, другой, третий. Сошлись на том, что зубров здесь сто
одиннадцать. При довоенном подсчете было сто семьдесят девять. Мрачноватая
статистика.
Вот тогда Алексей Власович и сказал:
- Слышь-ка, на Молчепе я нашел только одно стадо. Семь штук, из них
один теленок.
При Кухаревичах там паслось тридцать девять.
Главное дело нашей жизни заметно шло к закату. Война. Все та же война.
Она уже закрывала небо над Кавказом, но и до того успела уполовинить
зубриное стадо. Что дальше? Как сохранить зверя?..
Подавленные, мы молча возвращались на кордон. В чащу леса, откуда вдруг
донеслись голоса, звон стремян, вошли скрытно и тихо. Не двое там... Сняв с
плеча винтовки, мы осторожно шли от дуба к дубу. И, лишь увидев на крыльце
черноволосого Шапошникова, вздохнули свободно и пошли полным шагом.
Шапошников присел на крыльцо, закурил. Заметив нас, обрадованно
взмахнул руками.
- Где вы пропадали? Заждались...
В сенцах стояли сложенные снопом винтовки. Семь или восемь. Как на
фронте.
- Было дело? - спросил я.
- Еще какое! Казаки устроили гай на зубров по реке Бескесу, вот до чего
обнаглели! Из Преградной, с Урупа собрались. Сперва выследили быков, потом
собрали человек до двадцати и пошли на них. Всю охоту мы не видели, да и не
хотели видеть, куда нам с такой оравой биться. А восьмерых застукали в
засидке*. "Руки вверх!" - оружие и коней поотобрали, и валяй топай из
пределов Народной охоты.
______________
* Засидка - засада.
Я представил себе Шапошникова и Коротченко в лесу против жадных до
крови, озверевших восьмерых. Смело действовали!..
- Зубры пострадали?
- Двух они успели завалить. А в гай попало семнадцать, их гнали на
выстрелы. Не подскочи мы, могли уполовинить стадо. Ой, беда, Михайлович!
Идти в Преградную агитировать нам нельзя. Озлили казаков. Но и они
поостерегутся за Большую Лабу ходить.

"4"
Теплый май пришел и на высоты в верхнем течении реки Шиша, что впадает
в Кишу. Дубовые и грабовые рощи стояли тут полупрозрачные, юно-оголенные, но
на южных покатостях деревья уже бросали густую тень, а травы поднялись на
добрую четверть. Всюду запахло весной, цветами, устойчивым теплом. Везде
журчала вода. Глубокий покой стоял в этой глухомани. Казалось, весь мир
радуется солнцу, все в улыбке и нет места ни злу, ни беде.
На стоянке у Козликиной поляны Шапошников пошел было к реке, но
вернулся и поманил нас. Шагов за сто крикнул:
- Вы только гляньте, что они тут наделали!
Через редкий лес и поляну шла крепко утоптанная дорога аршина* в три
шириной, уже подсохшая и довольно ровная. Это натоптали зубры. Сколько их
прошагало здесь?
______________
* Аршин - русская мера длины, равная 0,711 метра, применявшаяся до
введения метрической системы.
- К солонцу. - Телеусов показал на ручей, окрасивший камни в ржавый
цвет. Ручей вкатывался в речную извилину, возле которой и обрывалась дорога.
- Гляньте, тут и свежие следы. Весной им такая водичка особливо по душе:
трава молодая, сладкая, да и матки вот-вот разрешатся, соль дюже нужна им в
это время.
За три дня ходу по тропам скального района мы увидели довольно много
оленей и серн, туров на каменных хребтах. Раза четыре в бинокль ловили
вдалеке черные силуэты зубров то на опушке леса, то в молодом папоротнике.
Уже за княжеским балаганом подняли стадо голов в пятнадцать - все зубрицы с
однолетками. А к исходу дня заметили и дымок над кордоном.
Василий Васильевич Кожевников в расстегнутой телогрее, разморенный
теплом, сидел на крыльце, а рядом скорым шагом ходил туда-сюда неизвестный
нам человек в военном кителе без погон, в сапогах, коренастый, широкоплечий
и, судя по его движениям, очень нервный. Он непрестанно говорил, помогая
себе жестами, забрасывал руки за спину, прижимал к лицу. Что за добрый
молодец заявился к нам?
Увидев караван, Кожевников бодро поднялся, захватил огромными ладонями
бороду и протащил ее через ладони, спрямляя и причесывая. Незнакомец резко
повернулся, по губам его я увидел, как спросил нетерпеливо: кто такие?
Кожевников что-то коротко ответил ему и двинулся навстречу.
- Знал, что возвернетесь сюда, - прогудел он. - И сюрприз для того
случая приготовил. Да и вы - смотрю и не верю, - будто с войны идете. Вона,
сколь у вас коней, оружия! Пушки еще не хватает.
Незнакомец стоял рядом. Перехватив мой взгляд, щелкнул каблуками.
- Задоров, Борис Артамонович. Честь имею!
- Вы офицер?
- Бывший прапорщик. Одиннадцатая Новгородская стрелковая дивизия.
- Почему же бывший? Офицерский корпус еще существует. У Деникина.
- С ними покончено. По крайней мере, для меня. Нет прапорщика. Перед
вами просто человек, ищущий покоя и труда.
- Все мы ищем и то и другое.
Тем временем расседлали коней, сняли вьюки, занесли в помещение
винтовки. Загон с молодой травой манил уставших лошадей. Они так и кинулись
к широкому проему в жердевой ограде.
- Чем порадуешь? - спросил я Кожевникова.
- А сколь ты хочешь? - в свою очередь спросил он, зная о чем речь.
- Чтобы побольше ста... Помню, было девяносто шесть.
- Нет, Михайлович, этого не обещаю. Чего нет, того нет. Размножались,
конечно, и без нас. Но такие годы, сам знаешь. Вчерась пошел в сторону
Сохрая, два шкилета белеют в лесу. Прошлого, видать, году. В общем, чтобы не
дразнить тебя, скажу. Насчитал я зверей всего семьдесят семь. Може, и не
всех узрел, но мы вдвоях считали, у Бориса Артамоновича глаза помоложе,
подправлял.
Итак, можно подводить черту.
Всего на заповедной территории к лету 1918 года осталось двести
двенадцать зубров, менее половины того стада, которое мы опекали до 1914
года. Мы ожидали, что зубры без защиты не расплодятся, станут добычей
браконьеров. Но чтобы так... Больно и тяжело.
Немного позже, уже в помещении кордона за чаем, Василий Васильевич
сказал:
- Да послухай ты мово помощника, Михайлович! Сидит как на иголках, так
и ест тебя глазами!
- Как вы попали сюда? - спросил я новичка.
Он вскочил, стиснул ладони. Красивый крепкий хлопец, похоже, из
северной Руси - такой румяный и светлоглазый, волосы мягкие, русые. Добрыня
Никитич. Но очень порывистый, издерганный.
- Четыре года я воевал. Почти четыре. В Пруссии. У Брусилова. Потом
пятился перед немцами по Украине, ходил в атаки по крымским степям, позже -
в Добровольческой, перешел к Автономову, сиречь к красным, угодил в плен к
Деникину, был, можно сказать, расстрелян, чудом остался жив. И вот тогда
сказал себе: довольно! Не пролью больше ничьей крови. Не для того рожден!
Неужели на свете не осталось места, где можно жить спокойно, работать,
пахать землю, пилить дрова, улыбаться детским шалостям? Пошел куда глаза
глядят. Вы не представляете, как я крался по Кубани, избегая встреч с
людьми. Не буду об этом. Оказался здесь, в горах, дней десять бродил по
чаще, оглушенный тишиной, спал на голой земле, что ел - не помню. И понял:
вот она, мирная земля.
- А ведь пропал бы ты в этой благодати, если б я не нашел... -
Кожевников со смешком огладил свою бороду.
- Да, это так. Я двое суток тогда ничего не ел, ослабел и едва тащился



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 [ 72 ] 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.