read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Вид Артиста, когда он появился на митинге, мне, честно сказать, не очень
понравился. Я и сам со своим фингалом, прикрытым черной вязаной шапочкой и
темными очками, и близко не напоминал Бельмондо, как и любого другого
киногероя. Но Артист... Хорошо поддатенький молодой мужичонка, одетый
прилично, хоть и далеко не в "фирму", улыбчивый, благожелательный, цеплючий,
как репейник. Когда я говорю "поддатенький", я вовсе не имею в виду
"пьяный". Тех, кто под эту категорию попадал, отсеивали люди майора
Кривошеева еще на подходах к площади. Нет, Артист был совсем не пьяный. Ну,
принял на грудь граммов несколько, торжественный день, почему нет?
Поговорить хочется, пообщаться. Вот он и общался. Сначала прилип к оператору
и попросил его снять на память для всемирной истории. Даже прокричал
довольно натурально: "Да здравствует демократическая Россия!" Потом прилип к
Эдуарду Чемоданову и объяснился ему в любви к демократии. Потом каким-то
образом оказался возле меня и Егорова, угостился у Егорова огоньком (хотя с
Чечни не курил) и начал объяснять, почему все должны голосовать за
демократов, при этом объяснения были частью из расхожих газет и телепередач,
а частью плодом собственного воображения Артиста. Именно эта часть меня
тревожила больше всего. Там были такие завихрения мысли, что любой
нормальный человек с ходу бы насторожился. Но Егоров сразу принял Артиста
именно за того человека, за которого тот себя выдавал, и почти не слушал его
текстов, отделываясь ничего не значащими междометиями.
Я все время с начала митинга находился рядом с Егоровым по его приказу.
Сначала я выразил резкий протест и заявил, что не нуждаюсь в опеке. Но он
показал мне маленькую коробочку рации, величиной в полторы сигаретные пачки,
и объяснил, что могут поступить новые указания от руководителя операции. Он
был, как всегда, собран, точен в движениях, в жизни не подумал бы, что вчера
он выпил почти полную бутылку виски "Джонни Уокер" без закуски.
Ну, у нас в Затопино многие могли бы это сделать. Но пить перед
ответственной операцией, в которой тебе отводится одна из главных ролей! А
что она отводится именно Егорову, у меня не было и малейших сомнений. Гена
Козлов и трое других ребят работали в толпе, не проявляя никакой активности
до тех пор, пока она от них не понадобится, а я Егорову нужен был все время
рядом, чтобы не искать меня потом в толпе. Ему же нужно было не только
пристрелить меня, но и передать переброшенный ему ребятами ствол. И не
просто передать, а вложить в мою хладеющую длань. 0,7 литра виски "Джонни
Уокер" не могут не сказаться на человеке, и в душе я очень рассчитывал на
то, что он потеряет в решающий момент те десятые доли секунды, которые решат
исход дела. А я был уверен, что решать этот исход будут именно десятые доли
секунды.
Миня, который без нашего блока был свободен, как горный орел, сделает
свое дело (если какими-то своими способами ему не помешает смотритель
маяка), остальные чистильщики тоже сделают свое дело, а вот насчет Саши
Егорова я чуть-чуть сомневался. И это была единственная надежда. Ну, и на
Артиста, естественно.
Митинг шел своим чередом. Выступали какие-то валуи, несли обычную в этих
случаях чушь, лозунгами провоцируя то на "ура", то на аплодисменты. Наконец
слово было предоставлено губернатору. Окончание его речи означало для всех
моих ребят сигнал: "Внимание! Готовность - ноль". И, вероятно, не только для
моих. По мере продвижения неприхотливой и довольно стандартной речи
губернатора, основная мысль которого сводилась к тому, что хватит болтать о
демократии, а нужно претворять ее в конкретные дела, ребята Егорова
подтягивались поближе, а Миня, похожий в своей курточке на подростка, уже
был в первом ряду. Я перехватил недоумевающий взгляд Боцмана и еле заметно
качнул головой. Есть приказ, и никаких отступлений от него. Ни малейших.
Хоть этому мне не приходилось ребят учить. Слава Богу, научились в Чечне.
Правда, чего это стоило - лучше не вспоминать.
К концу речи Хомутова, когда вот-вот должны были прозвучать
заключительные лозунги, вдруг оживился Артист.
- Ты русский? - спросил он Егорова с тем воодушевлением, с каким поддатый
человек готовится начать длинный и содержательный разговор.
- Ну, русский, русский, - попытался отмахнуться Егоров.
- И я русский, - заявил Сенька, хотя во всех анкетах писал себя евреем и
по отцу, и по матери.
У меня в Чечне в штабе даже возникли из-за этого небольшие проблемы,
когда я хотел забрать его в свою спецгруппу. Мне даже пришлось привести на
полигон полковника Дементьева, который командовал у нас спецназом, и
попросить Семена немного пострелять из двух "АКМов" на бегу по пересеченной
местности. И если сейчас Артист утверждал, что он русский, для этого у него
были, надо полагать, основания.
- Да, русский, - повторил Сенька. - Так вот и скажи мне, как русский
русскому: можем мы мириться с притеснением наших братьев в Прибалтике?
Речь губернатора уже шла к концу. И Егорову было не до общеполитических
дискуссий.
- Не можем, - сквозь зубы сказал он и незаметно врезал Артисту по печени.
Ну, этот прием со школьником прошел бы, но не с Артистом. Он усилием мышц
блокировал удар и завопил:
- Так почему же об этом никто не говорит?! Никто ни слова не сказал?!
Выступи и скажи, мужик! Тебе миллионы спасибо скажут! Я бы сам сказал, но
язык у меня не с той стороны подвешен! Давай, скажи!
И начал потихоньку оттирать Егорова не столько к трибунам, сколько от
меня.
- Отцепись, не мешай слушать! - попробовал огрызнуться Егоров.
- Да чего там слушать, мы это уже миллион раз слушали, - завопил Артист.
- Ты про дело скажи, про дело!
А сам все оттирал его к трибуне, подальше от меня.
И тут терпение Егорова лопнуло. Он врезал Артисту по почкам так, что
нормальный человек валялся бы, корчась от боли, минут двадцать. Артист и
такой удар умел блокировать, но это выглядело бы подозрительным, поэтому
Артист схватился за бок и спросил:
- Драться хочешь? Я к нему с открытой душой, а он... Ну, сука! Я тебе как
русский человек русскому человеку!
И заехал Егорову в ухо со всего размаха. Это притом, что Артист умел
убить человека всего одним движением пальца.
К дерущимся кинулись дежурившие на площади милиционеры. Но Егоров
остановил их:
- Все в порядке, ребята. Маленькие идеологические разногласия. Мы их уже
уладили. - И обратился к Артисту за подтверждением: - Точно?
А поскольку тому никак не улыбалось покинуть площадь в самый решающий
момент, он радостно подтвердил:
- Ребята, все о'кей. Это немцы на симпозиумах спорят. А мы, русские,
привыкли решать проблемы по-простому, по-нашенски. Извини, друг, немного
погорячился. Со всяким бывает, верно? Очень уж тема для меня больная. Как
подумаю - спать не могу. Не веришь? Жену спроси. Пойдем, сейчас и спросишь,
они на том конце площади в кафе-мороженое! Пошли-пошли, заодно и
познакомишься! И врежем по соточке. Одному мне она не даст, а с другом - как
можно не разрешить?
- В другой раз, - попытался отказаться Егоров, но тут Артист напер с
таким добродушием и доброжелательством, что я даже слегка посочувствовал
Егорову: отвяжись от такого. Егоров, конечно, не просек ситуации: если после
двух таких ударов его противник все еще стоит на ногах и даже что-то
болтает, уже одно это может навести на серьезные размышления. Егорова не
навело, из чего я с чувством глубокого и полного удовлетворения заключил,
что его мысли заняты совсем другим. И даже знал чем.
Я подал незаметный сигнал Артисту, чтобы он оставил Егорова в покое - все
же не Смоктуновский, может и переиграть. А если Егоров хоть что-нибудь
заподозрит - кранты. Артист переключил внимание на остальных слушателей,
какой-то половиной мозга не выпуская из зоны внимания меня и Егорова.
- Да здравствует свобода!
- Да здравствует демократическая Россия!
Это были последние слова в выступлении губернатора.
"Готовность - ноль".
Единственное, что меня сдерживало, - жесткий приказ Столярова. Я видел,
как отошел к перильцам и закурил губернатор. Я видел, как на мгновение
отвернулся Миня, стоявший в первом ряду - как раз метрах в восьми против
того места, где курил Хомутов. Я прекрасно представлял, что он в это время
под своей курточкой делает - взводит курок "беретты". И в то самое
мгновение, когда Миня вновь повернулся к трибуне и я готов был увидеть в его
руках "длинную девятку" или хотя бы "макарку", какой-то человек в сером
плаще и в приплюснутой кепке каким-то неуловимым движением оказался на
постаменте рядом с губернатором, при этом фигура его полностью прикрывала
губернатора. Я даже как-то сразу не врубился, что это смотритель маяка
Столяров, я лишь отметил растерянность, мелькнувшую на лице Мини, который не
успел еще извлечь свой ствол на свет Божий. Каким-то боковым зрением я
отметил, как грамотно вытянулись от Мини к Егорову его ребята, готовые
мгновенно передать ему горячий ствол, но так и оставшиеся в недоуменном
ожидании.
А Столяров между тем стоял на внешнем выступе постамента, облокотившись о
балюстраду, в позе человека, который благодушно осматривает окрестности. Он
даже закурил и перемолвился двумя словами с губернатором. Из их взаимного
обращения друг к другу явствовало, что они незнакомы и разговор этот
случайный и ничего не означающий.
Миня так и не извлек ствол из-под куртки. Он быстро что-то сказал в
рацию, Егоров коротко ответил. Я не услышал слов, но по интонации понял, что
это было что-то вроде команды: "Жди". Потом Егоров отошел в сторону от толпы
и довольно долго разговаривал по рации, пряча ее под курткой от посторонних
взоров. Не знаю, чем закончились его переговоры, но через некоторое время
Миня, Гена Козлов и другие "пловцы" как-то незаметно испарились с площади,
где уже догорал костер политического пожарища.
Столяров сошел с трибуны и замешался в толпе, как только Миня был отозван
со своего боевого поста командой по рации - и ничуть не раньше. Я ничего не



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 [ 72 ] 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.