read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- А то, что главарем и подстрекателем тогда может оказаться совсем другой
человек, а не вы. Вот это первый пункт, Гаврилов, над которым вам стоит
подумать, согласны или нет?
- Подумать всегда стоит, когда к вам попадешь, - резко отвечает Гаврилов,
не поднимая головы, и снова умолкает, словно и в самом деле что-то
обдумывая.
- Правильно, - соглашаюсь я. - Особенно когда к нам попадешь. Тем более,
что есть и второй пункт, над которым тоже стоит подумать, даже побольше,
чем над первым. Второй пункт - это убийство, Гаврилов.
- Чего, чего?! - Он рывком вскидывает голову и впервые смотрит мне в
глаза, со злостью смотрит и с испугом тоже.
- Убийство, - повторяю я. - Накануне кражи. Во дворе.
- Только этого мне не хватает, - переводит дух Гаврилов и насмешливо
говорит: - Вешайте на кого другого. Со мной номер не пройдет. Вам небось
раскрыть побыстрей надо да начальству отрапортовать?
Он стал вдруг разговорчив, этот молчаливый тип, и что-то уж очень быстро
пришел в себя. Последнее мне совсем не нравится.
- Да, нам надо раскрыть и отрапортовать, - спокойно подтверждаю я. - А как
же иначе? Дело-то серьезное. Особо серьезное, Гаврилов...
- Вот и раскрывайте себе. А я тут ни при чем.
- Вполне возможно. Но вот что точно, так это то, что вы связаны с убийцами
другим, уже общим преступлением - квартирной кражей. Тут имеются...
- Да ни с кем мы не связаны, говорят тебе! - грубо перебивает меня
Гаврилов. - Сто раз, что ли, повторять?
- И вот тут имеются доказательства, - не повышая голоса, спокойно
продолжаю я. - Железные доказательства, Гаврилов.
- Брехня, а не доказательства.
Он все-таки нервничает, сильно нервничает, я вижу.
- Ну судите сами, - говорю я. - Первое. У вас обнаружена только часть
украденных вещей. Приблизительно третья часть. У кого остальные?
Гаврилов, насупившись, молчит и опять смотрит в пол. Лишь желваки время от
времени вздуваются на худых, обтянутых скулах, когда стискивает зубы,
словно заставляя себя молчать.
- Это первое, - продолжаю я. - А ведь мы должны не только все найти, до
последней вещи, но и всех, кто их прячет. Теперь второе. Мы знаем убийц.
Один из них арестован уже. Так вот, его перчатку мы нашли в той квартире,
где были и вы. Выходит, третьим на краже был с вами он. Так ведь?
Неожиданно Гаврилов поднимает голову и зло, издевательски усмехается.
- Путаешь, начальник, - говорит он с какой-то непонятной мне радостью. -
Ей-богу, все путаешь. И никогда не распутаешь. Этот, которого арестовали,
в квартирной краже сознался или нет?
- Не сознался пока.
- Ну вот, - удовлетворенно кивает Гаврилов. - И не сознается.
- Почему же?
Что-то все больше настораживает меня, какие-то новые интонации в голосе
Гаврилова, какое-то несоответствие между его положением сейчас и возникшим
вдруг новым настроением.
- Почему же он не сознается? - повторяю я свой вопрос.
- А потому, - нагло ухмыляется Гаврилов. - Больно работаете плохо.
- Не так уж и плохо, - я почти равнодушно пожимаю плечами. - Вот вас же
поймали. Причем с поличным. Так что вы зря радуетесь. И с убийством тем
разберемся. И чем скорее, тем вам же, мне кажется, будет лучше. А сейчас,
Гаврилов, я хочу вас спросить: сколько же было участников кражи, всего,
вместе с вами, а? Только лучше считайте, не ошибитесь.
- Сами считайте, - насмешливо отвечает Гаврилов. - До пяти. В первом
классе проходят.
- Дочка-то как раз первый класс и кончает? - спрашиваю я. - А папа, мастер
на все руки, решил пока что чужими квартирами заняться, так, что ли? И все
доходы на тестя-графа записать?
Гаврилов снова хмурится и молча отводит глаза.
- Не пройдет это, Иван Степанович, - говорю я. - Больше не пройдет. Мы еще
кое-какие квартирные кражи к вам примерим. Уж больно вы крупными
специалистами оказались. По замкам, в частности. Нет тут для вас секретов,
говорят. И потом, связи у вас какие-то оказались. Вон, из другого города
сообщники приезжают.
- Ладно тебе, начальник, лепить-то от фонаря, - хмурится Гаврилов и,
подняв голову, тускло смотрит на меня.
- Почему же - лепить? - возражаю я. - И Колька, и Леха, и сам Лев
Игнатьевич - люди приезжие, сами знаете.
- Ничего я не знаю.
- Ничего или никого?
- И ничего, и никого.
- Ну, ну, Гаврилов. Перчатка Колькина вас намертво с ним связывает. И с
ним, и с... убийством тоже.
Гаврилов по-прежнему смотрит на меня тускло и задумчиво. Я сразу подмечаю
эту его внезапную задумчивость и истолковываю ее в том смысле, что
Гаврилов колеблется, признаться ему хоть в чем-то или нет. До конца он
сейчас признаваться не будет, это ясно.
- Примеривай не примеривай, ничего не подойдет, - говорит он наконец. -
Первая она у нас. Олежка, черт, попутал.
Видно, мысли его все время кружатся вокруг квартирной кражи, и никакая
перчатка его сейчас не волнует и, выходит, убийство тоже. Странно.
- Олежка - что, - я пренебрежительно машу рукой. - Пьяненькому веры-то
мало. Вот Лев Игнатьевич - это другое дело. Если уж он указал на ту
квартиру...
- Не знаю я такого, говорят тебе, - нетерпеливо перебивает меня Гаврилов.
- И Кольку не знаете?
- И Кольку.
- А ведь перчатка его...
- Далась тебе эта перчатка! - неожиданно ухмыляется Гаврилов.
- А как же? Вроде визитной карточки она.
- Ну вот что, - вздыхает наконец Гаврилов и, видимо на что-то решившись,
заключает: - Не вышел номер, значит.
Я молча жду, что он скажет дальше, я боюсь неловким словом что-нибудь
испортить, чему-то помешать.
А Гаврилов на секунду снова умолкает, словно усомнившись вдруг в чем-то,
затем, уже решительнее, говорит, будто споря с самим собой или себя
уговаривая:
- Да нет, не вышел номер, чего уж там. Куда-то даже не туда все поехало.
Короче, - он поднимает голову и смотрит на меня, - перчатку ту я во дворе
подобрал и с собой в квартиру эту самую прихватил. Там и бросил. Вот так
все и было, одним словом.
- Ну да? - недоверчиво спрашиваю я. - Там, значит, и бросил?
- Там и бросил.
- Зачем?
- А чтобы голову-то вам задурить. Думал, убийством займутся, ну, и кражу
заодно им же и пришьют. А тут, я вижу, все наоборот получается. Нам
убийство хотите навесить. А мы тут ни сном ни духом. Вот так.
Я некоторое время молчу, стараясь собраться с мыслями и прийти в себя от
этого неожиданного признания. Неужели это правда? Если так, то все
становится на свои места. Чума и Леха не участвовали в краже, не
участвовали! Один в то утро был у своей Музы, а второй - у Полины
Тихоновны. И перчатку подбросили. Вот это номер! А значит, и Лев
Игнатьевич... И Семанский... Но все это потом, потом. Я заставляю себя
вернуться к сидящему передо мной Гаврилову. А не хитрит ли он случайно? Не
пытается ли сбить? Нет, нет, рано удивляться и радоваться. Тут надо
разобраться спокойно.
- Выходит, двое вас было в квартире? - спрашиваю я.
- Выходит, что так.
- И перчатку ту вы, значит, нашли во дворе. Когда именно?
- Я ее не нашел, я ее подобрал, как они убежали, - снисходительно поясняет
Гаврилов.
- Выходит, вы видели все, что случилось там?
- Все как есть. Я этих голубчиков давно заприметил. Думал даже, - Гаврилов
сдержанно усмехнулся, - не конкуренты ли появились.
- Они тоже вокруг той квартиры кружили?
- Ну да.
- А зачем - как теперь полагаете?
- Кто их знает. Правда, один разговорчик ихний я все-таки зацепил, -
задумчиво сообщает Гаврилов. - Но ни хрена тогда не понял.
- Чей разговорчик?
- Ну, этих, пожилых, значит. Одного потом кокнули. У меня на глазах,
ей-богу. Я прямо чуть не рехнулся.
- А что за разговорчик был?
- Ну, один, который, значит, живой остался, говорит: "Советую убраться и
никогда больше ему на глаза не показываться". А тот говорит: "Это мой
друг, и тебе он ничего не сделает". А тот ему: "Сделает, не бойся". Вот
такой разговорчик был.
Гаврилов охотно и даже как будто с облегчением передает подслушанный им
разговор. Словно давил он его чем-то, беспокоил, и вот теперь эту тяжесть
можно переложить на других. Да, что-то разбередило в душе Гаврилова это
убийство, что-то в душе у него дрогнуло, мне кажется.
- А потом они его убили... - задумчиво говорю я.
- Точно. На моих глазах.
- Крикнул он хоть?
- Не успел.
- А еще кто-нибудь это все видел?
- Не. Один я.
- И не кинулся на помощь, не позвал никого?
- Растерялся я, - виновато говорит Гаврилов. - Все-таки прямо на глазах.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 [ 72 ] 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.