read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Вы ложитесь, - повторила Павла в сто первый раз.
Ложиться он не стал.
Но позволил себя закрыть глаза - и сразу провалился в черную яму без дна, в
крепкий сон среди света, и музыки, и вертящихся фонариков, крепкий сон без
Пещеры...
Когда он проснулся, было темно и тихо. Настолько темно, что ясно видно
было, как в щелях между шторами занимается серый рассвет.
- Павла?!
Он вскочил со своего кресла, будто ошпаренный кипятком; ему привиделось
неподвижное тело, скорчившееся в углу дивана.
- Павла?! Ты...
Тихий всхлип.
Судорожно шлепая рукой по стенке, он нашлепал в конце концов выключатель.
Павла лежала, свернувшись клубком, в обнимку с черной мужской курткой. Глаза ее
были раскрыты, совершенно бессонные глаза;
Раман обернулся- упаковка стимулятора была надорвана, и половины таблеток
как не бывало.
- Я оставила его... они его... забрали... я бы хотела его увидеть, но
поздно - они ведь сразу забирают... сон его был глубок... я бы хотела еще
когда-нибудь, еще хоть раз его увидеть.
От ее спокойного голоса волосы зашевелились у Рамана на голове.
- Он умер, чтобы я прожила эти двое суток... И я... знаю, Раман. Я знаю,
как. Я все знаю.
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
Они стояли на лестничной площадке, где даже перила навеки пропитались
сигаретным дымом.
Павла ничего ему не обещала. Она ничего не могла предложить в качестве
платы - она просто рассказала Саве о своей просьбе и замолчала, не отводя глаз.
И молчала так десять долгих минут, пока Сава, прищурившись, курил. И
закуривал вторую сигарету от огонька первой.
Что она в конце концов знала об этом высоком парне?
Что он казался ей похожим на пилота космического корабля? Что она любила
его восторженной щенячьей любовью, в то время как он не помнил ее имени и не
здоровался в лифте?
Что когда он наконец заметил ее и стал здороваться, - ей уже было не до
того?
Что он пришел к ней на свадьбу и спьяну бормотал об утраченных
возможностях?
Чего она от него ждет?..
- Черт, - сказал Сава горько. - Ты, Павла... на тебе лица прямо нет. Может,
в кафе?.. Она отрицательно качнула головой.
- Черт, - повторил он обеспокоенно. - Попрут ведь с работы... Придется на
пляже красоток фотографировать, ты как думаешь, а?
Она молчала.
- Павла, - сказал он шепотом. - Ты вообще-то... Поежился под ее взглядом.
Пустил вверх толстую, как кошачий хвост, струю дыма. Открыл рот, желая что-то
сказать, - и закрыл снова.
- Сава...
Вот тогда он и сказал свое "да". И Павла перевела дыхание.
- Да, - повторил Сава. - Может, я за этим только и перешел на ваш четвертый
канал... Может, только и толку от меня в жизни...
Павла встала на цыпочки и поцеловала его в щеку. Ей сделалось весело.
Безмятежно и весело, и совсем не хотелось спать.
Утром при виде ее Лора скорчила плаксивую рожу - то есть она, вероятно,
думала, что именно так выглядят все, кто высказывает соболезнования; Павла
пресекла ее старания, бросив сквозь зубы холодно-насмешливое:
- Помолчи.
Лора осеклась, и глаза у нее сделались как велосипедные колеса.
Телефон на столе Раздолбежа был демонстративно отключен. Трубка лежала
рядом с аппаратом на столе, лежала на спинке, как дохлый жучок, короткими
гудками вверх.
Раздолбеж тоже хотел сочувствовать - но Павла не позволила. Пресекла сопли
на корню, напористо спросила, какова судьба анонсированной передачи, и услышала
именно то, что ожидала услышать. Раздолбеж приседал и извинялся, сопереживал
Ковичу и извинялся снова, но какой смысл делать презентацию спектакля, которого
уже, по сути говоря, нет?!
Павла сдержалась, и поэтому Раздолбеж не узнал, какой он трус и предатель.
Поощренный ее молчанием, он даже счел возможным поинтересоваться^ "А что,
спектакль действительно такой потрясающий, как говорят? То есть был такой
потрясающий?.."
Павла сдержалась снова.
В приемной измученная Лора билась над неумолкающим телефоном, будто молодая
мать над орущим младенцем.
- Я не могу уже... обрывают... всем интересно, выйдет передача или нет...
- А ты что говоришь?- равнодушно спросила Павла.
Лора пожала плечом:
- А что я могу... Говорю, передача "Портал" будет по расписанию, а о
содержании спрашивайте господина Мыреля...
Павла усмехнулась.
За утро в дверь Рамановой квартиры четырежды звонили соседи. Казалось,
взбудоражен весь город- по дороге на студию Павла наслушалась разговоров в
автобусе. Все были в курсе дела, но никто ничего не знал точно; молва упрямо
твердила, что передача о запрещенном спектакле состоится при любых условиях, что
желающие смогут задавать вопросы по телефону - режиссеру, актерам и
представителям Триглавца...
Павла слушала эти разговоры, уши ее пылали, а по дороге вслед за автобусом,
не обгоняя, но и не отставая, тянулась серая, такая серая машина. А в машине -
Павла была в этом уверена - полз зеленый светлячок по окну монитора...
- ...вот и я говорю, - обиженно заключила Лора.
Кассета с "обзорной экскурсией по театрам столицы" извлечена была из
каких-то дальних кладовых, то был действительно обзор, причем прошлогодний, но
хорошего качества; сообщив начальству, что намерена работать сегодня, как
всегда, Павла добросовестно отсмотрела кассету, а потом заказала монтажную,
чтобы свести основной блок с заставкой передачи "Портал".
В монтажной ее ждал Сава.
И, плотно закрыв снабженную звукоизоляцией дверь, Павла вытащила из-за
пазухи- из складок огромной, не по росту, мужской куртки - одинокую
немаркированную кассету.
Передача шла в эфир в шесть.
Режиссеры-эфирники ужинали, не покидая боевого поста; собственно, ужин этот
плавно произрастал из обеда. Эфирники любили поесть и ели постоянно; в половине
шестого Павла, бледная, с красными пятнами на щеках, позвала Раздолбежа в
маленькую просмотровую комнату номер девять. Ей срочно надо было показать шефу
некий интересующий его материал.
Раздолбеж не понимал, к чему такая спешка, - но пошел; усадив его в кресло,
Павла вспомнила, что забыла в кабинете материалы для просмотра.
Раздолбеж не удивился - странным было бы, если бы Павла Нимробец ничего не
забыла; извинившись, Павла выбежала из просмотровой, оглядела пустой коридор и
заперла комнату номер девять снаружи.
Звукоизолированную комнату номер девять. Закрепленную - Павла специально
смотрела журнал - сегодня до полуночи за господином Мырелем.
Электронные часы над дверью показывали без двадцати шесть.
Говорливые эфирники разом умолкли при ее появлении. Все знали, что
отмененную передачу готовила именно Павла и что на скандальном спектакле
присутствовала тоже она; всем так и хотелось спросить:
"Ну как?"
Впрочем, эфирники всегда были самыми равнодушными людьми на студии, и
замешательство скоро сменилось ворчанием- почему ДО СИХ ПОР кассета с передачей
не на месте?!
Она извинилась, сослалась на внезапные изменения в планах, пожаловалась на
мымру Раздолбежа; ее поддержали. Эфирники традиционно не любили Раздолбежа;
жилистый парень, развалившись в вертящемся кресле, протянул руку:
- Давай!
И Павла вложила в эту руку кассету.
С передачей "Портал".
И уселась рядом, на свободный стул. В правом верхнем углу пульта прыгали
цифирки, демонстрирующие выборочную статистику; передачу о садоводстве смотрели
сейчас три процента возможной аудитории. Впрочем, от подобных передач многого и
не требовали.
Без двенадцати шесть эфирники шумной толпой собрались пить кофе прямо в
аппаратной; Павла наморщила нос и объявила, что не потерпит сигаретного духа. На
нее покосились удивленно, однако поворчав, решили наведаться в ближайший
кафетерий, тем более что выпускающий - жилистый парень - не курил.
Без восьми шесть, когда на магнитофоне уже светились все полагающиеся
лампочки, в дверь заглянул возбужденный Сава:
- Славек, на минуту!
- У меня эфир, - недовольно проворчал выпускающий Славек.
- Павла, подстрахуй его... Славек, ну на минуту же!..
- С меня премию снимают за небрежность в эфире...
- Да на секунду! Выйди, будь человеком... Тут такое дело... Потрясающее!
Без трех минут шесть Сава вернулся. Непочтительным жестом втолкнул в
аппаратную бледного до желтизны Рамана Ковича. Провернул колесико, отрезая
замкнутый мирок пультов и светящихся экранов от прочего, большого, враждебного
мира.
- Где он? - отрывисто спросила Павла.
- В туалете, - сказал Сава чуть виновато. - Он... в общем, в туалете.
Кович молчал. Стоял, как сутулый призрак, безучастный, раздражающе
апатичный; вся его энергия выплеснулась вчера. Сегодня, кажется, ему было уже
все равно.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 [ 72 ] 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.