read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



удастся. Поторапливайся! Ступай! - кричит Джуди, топнув ногой. - С вами,
девчонками, столько беспокойства, что вы и половины его не стоите.
Суровая матрона снова принимается за исполнение своих обязанностей -
скупо намазывает масло, режет хлеб, - но вот на нее падает тень ее брата,
заглянувшего в окно. Джуди с ножом и хлебом в руках открывает ему входную
дверь.
- А-а, Барт! - говорит дедушка Смоллуид. - Пришел, а?
- Пришел, - отвечает Барт.
- Опять проводил время с приятелем, Барт?
Смолл кивает.
- Обедал на его счет, Барт? Смолл опять кивает.
- Так и надо. Пользуйся чем только можешь на его счет, но пусть его
глупый пример послужит тебе предостережением. Вот на что нужен такой
приятель... только на то он и нужен, - изрекает почтенный мудрец.
Внук, не выслушав этого доброго наставления с должной почтительностью,
все же удостаивает деда молчаливым ответом, еле заметно подмигнув и наклонив
голову, а потом садится за чайный стол. Все четыре старческих лица парят над
чайными чашками, словно компания страшных херувимов, причем миссис Смоллуид
беспрестанно вертит головой и болтает с таганами, а мистера Смоллуида
приходится то и дело встряхивать, как взбалтывают огромную черную склянку со
слабительной микстурой.
- Да, да, - говорит добрый старец, продолжая мудрое поучение. - То же
самое посоветовал бы тебе твой отец, Барт. Не пришлось тебе видеть своего
отца. А жаль. Он был весь в меня.
Значит ли это, что на отца Барта было очень приятно смотреть, - неясно.
- Он был весь в меня, считать умел мастерски, - повторяет старец,
сложив пополам ломоть хлеба с маслом у себя на коленях. - А умер он лет...
пожалуй, уже десятка полтора прошло.
Миссис Смоллуид, повинуясь своему инстинкту, взвизгивает:
- Полторы тысячи фунтов! Полторы тысячи фунтов в черной шкатулке,
полторы тысячи фунтов заперты, полторы тысячи фунтов убраны и припрятаны!
Достойный ее супруг, отложив в сторону хлеб с маслом, немедленно
запускает в нее подушкой, припечатывая супругу к боковой стенке ее кресла,
и, обессиленный, откидывается на спинку своего кресла. Теперь, то есть после
того, как он обратился к миссис Смоллуид с такого рода увещеванием, он
производит необычайно внушительное, но не вполне благоприятное впечатление,
во-первых, потому, что от сделанного усилия черная его ермолка съехала на
один глаз, придав ему вид распутного беса; во-вторых, потому, что он
бормочет яростные ругательства по адресу миссис Смоллуид; и, в-третьих,
потому, что в этом контрасте между его сильным духом и бессильным телом
угадываешь злобу старого душегуба, который наделал бы елико возможно больше
зла, если бы только мог. Однако зрелище это столь хорошо знакомо семейному
кругу Смоллуидов, что ничуть не привлекает к себе внимания. В таких случаях
старца просто встряхивают и взбивают, словно он набит пером или пухом;
подушку водворяют на ее обычное место рядом с ним, а старуху, чепец которой
иногда приводят в порядок, а иногда нет, снова усаживают в кресло, где она
сидит, готовая к тому, что ее опять повалят как кеглю.
На сей раз прошло некоторое время, прежде чем престарелый джентльмен
почувствовал себя достаточно остывшим, чтобы продолжать прерванную речь; но,
начав ее, он и тут примешивает к этой речи назидательные вставки, обращенные
к своей выжившей из ума подруге жизни, которая ни с кем в мире не общается,
если не считать таганов. Вот примерно что он говорит:
- Поживи твой отец подольше, Барт, он нажил бы кучу денег - болтунья
зловредная! - но как раз, когда он начал возводить здание, основу которого
закладывал много лет, - сорока ты беспутная, галка, попугаиха, что ты там
мелешь? - он заболел и умер от лихорадки, причем до последнего издыхания
оставался бережливым человеком, ничего лишнего себе не позволял, а только и
думал что о делах, - кошкой бы в тебя швырнуть, а не подушкой, да и швырну,
раз уж ты такая несусветная дура! - а твоя мать - благоразумная женщина,
сухая, как щепка, зачахла, истлела, как трут, после того как родила тебя и
Джуди. Ах ты старая свинья! Чертова свинья! Свиная башка!
Джуди, ничуть не интересуясь тем, о чем она не раз слышала, сливает в
полоскательницу недопитый чай из чашек, блюдец и чайника на ужин маленькой
поденщице. Затем она ссыпает в железную хлебную корзинку все те крошки и
обгрызанные корки хлеба, которые уцелели, несмотря на строгую экономию,
царящую в доме.
- Мы с твоим отцом были компаньонами, Барт, - продолжает старик, - и
когда я скончаюсь, вам с Джуди достанется все, что у меня есть. Повезло вам,
что оба вы рано вступили в жизнь - Джуди пошла по цветочной части, а ты по
судебной. Наследство-то вам и тронуть не придется. Вы и без него заработаете
себе на жизнь да еще приложите к нему сколько-нибудь. Когда я скончаюсь,
Джуди опять примется за цветочное дело, а ты по-прежнему будешь заниматься
судебным.
Поглядеть на Джуди, можно подумать, что она имеет дело скорее с шипами,
чем с цветами; но она действительно научилась ремеслу и тайнам изготовления
искусственных цветов. Когда же почтенный дед Джуди и ее братца говорил о
своей будущей кончине, внимательный наблюдатель, быть может, заметил бы в
глазах внуков довольно нетерпеливое желание узнать, когда же, наконец, он
скончается, и смешанное с затаенной обидой убеждение, что пора бы уж ему
покончить счеты с жизнью.
- Ну, если все наелись, - говорит Джуди, закончив свои приготовления, -
я позову сюда девчонку пить чай. Позволь ей только пить одной на кухне -
этому конца не будет.
Итак, Чарли вызвана в гостиную и под жестоким обстрелом хозяйских
взглядов садится хлебать чай из полоскательницы и жевать объедки хлеба с
маслом, напоминающие друидические развалины *. Занятая бдительным надзором
за этой молодой особой, Джуди Смоллуид приняла вид существа поистине
геологического возраста, родившегося в отдаленнейшую эпоху. Достойна
удивления ее способность то и дело налетать и накидываться на девочку по
всякому поводу и без всякого, зря и не зря, ибо в искусстве помыкать
служанками Джуди достигла такого совершенства, какого лишь редко достигают
самые старые и опытные мастерицы этого дела.
- Нечего день-деньской глазеть по сторонам, - визжит, тряся головой и
топая ногой, Джуди, успев поймать взгляд девочки, измерявший глубину чая в
полоскательнице, - ешь скорей да принимайся за работу.
- Слушаю, мисс, - говорит Чарли.
- Нечего твердить "слушаю", - кричит мисс Смоллуид, - я вас, девчонок,
насквозь вижу! Делай, что говорят, без лишних слов, может я тогда тебе и
поверю.
В доказательство своей покорности Чарли делает большой глоток чаю и так
спешит управиться с друидическими развалинами хлеба, что мисс Смоллуид
приказывает ей не объедаться, подчеркивая, что в этом отношении "вы,
девчонки, прямо противные". В дальнейшем Чарли, пожалуй, было бы еще труднее
приспособиться ко взглядам Джуди на вопрос о девчонках вообще, но тут
раздается стук в дверь.
- Посмотри, кто пришел, да не жуй, когда будешь отпирать! - кричит
Джуди.
Как только предмет ее неусыпных забот убегает, чтобы открыть дверь,
мисс Смоллуид пользуется возможностью убрать остатки хлеба с маслом и
швырнуть две-три грязных чашки в чайное мелководье полоскательницы в знак
того, что она считает еду и питье оконченными.
- Ну? Кто там и чего ему нужно? - спрашивает раздражительная Джуди.
Оказывается, это некий "мистер Джордж". Без дальнейших докладов и
церемоний мистер Джордж входит в комнату.
- Ого! - говорит мистер Джордж. - Жарковато здесь у вас. Неужто вы и
летом камин топите, а? Что ж! Пожалуй, вам не худо заранее приучиться к
огоньку.
Последнее суждение мистер Джордж бормочет себе под нос, кивая дедушке
Смоллуиду.
- Хо! Это вы! - восклицает старик. - Как дела? Как дела?
- Помаленьку, - отвечает мистер Джордж, усаживаясь на стул. - Я уже
имел честь познакомиться с вашей внучкой; готов служить вам, мисс.
- А это мой внук, - говорит дедушка Смоллуид. - Его вы еще не видели.
Он пошел по судебной части и дома бывает редко.
- Готов служить и ему! Он похож на сестру. Очень похож на сестру.
Чертовски похож на сестру, - говорит мистер Джордж, делая сильное и не
вполне лестное ударение на этом наречии.
- А вам как живется, мистер Джордж? - спрашивает дедушка Смоллуид,
медленно потирая ноги.
- Да по-прежнему. Вроде как футбольному мячу.
Мистер Джордж - смуглый и загорелый мужчина лет пятидесяти, хорошо
сложенный и красивый, с вьющимися темными волосами, живыми глазами и широкой
грудью. Его мускулистые, сильные руки, такие же загорелые, как и лицо,
поработали, должно быть, не мало. Бросается в глаза его странная манера
садиться на самый краешек стула, словно он с давних пор привык оставлять у
себя за спиной место для запасной одежды или снаряжения, которого теперь
никогда не носит. И походка у него ровная и твердая - к ней очень пошли бы
бряцанье тяжелой сабли и громкий звон шпор. Теперь он гладко выбрит, но губы
складывает так, словно много лет носил пышные усы; об этом говорит и его
привычка время от времени трогать верхнюю губу ладонью широкой смуглой руки.
В общем, можно догадаться, что мистер Джордж - отставной кавалерист.
Трудно представить себе большую противоположность, чем мистер Джордж, с
одной стороны, и члены семейства Смоллуид - с другой. Вряд ли случалось хоть
одному кавалеристу на свете квартировать у людей, столь непохожих на него.
Рядом с ними он точно палаш рядом с устричным ножичком. Его мускулистая
фигура - и их чахлые тельца; его широкие движения, которым нужно как можно
больше свободного пространства, - и их напряженные ужимки; его звучная речь
- и их скрипучие, тонкие голоса - все это никак не вяжется одно с другим,
представляя чрезвычайно резкий и странный контраст. Когда он сидит в
середине мрачной гостиной, слегка наклонившись вперед, уперев руки в бока и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 [ 73 ] 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.