read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



оставаться. В лес, от греха долой. Поторопитесь, одним словом. Там
спокойней, сам себе хозяин. Да и мы рядом с ним. Не один все же.
Договорились уезжать через два дня.
В тот же вечер к нам требовательно застучали. И пока отец вел разговор
через закрытую дверь, я вышел во двор, взял Кунака и тихо ушел в лес за
огородом. Вернулся только в полночь, у нас, конечно, не спали, возбужденные
визитом двух офицеров. Отец открыл им дверь, провел в комнаты. Капитан и
прапорщик из Добровольческой армии вели себя учтиво, сказали, что хотят
видеть хорунжего Зарецкого, и выразили удивление словам отца и жены, когда
те ответили, что два месяца семья не имеет от него вестей. Они, видите ли,
желали заполучить боевого офицера в свои ряды. Теперь, когда предстоит
историческая миссия разгрома Совдепии и поход на Москву...
Вот как! На Москву... О приговоре Покровского, конечно, ни слова.
Под утро на улице совсем рядом захлопали винтовочные выстрелы. В нашей
зале посыпалось битое стекло. Две пули пробив ставни, впились в стену и в
буфетную дверцу. Отвечать? Но тогда в опасности уже вся семья! Мы с отцом
сдержались. Еще пять или шесть пуль тупо ударились в стены снаружи. Ржали
кони, слышалась команда. Это уже не те учтивые деникинцы, что приходили
накануне, хотя связь их была несомненной.
Как раз тогда мы и решили, что Дануте с Мишанькой оставаться дома тоже
опасно. Мама соглашалась и плакала. Она собирала вещи так, словно мы уезжали
навсегда.
Перед рассветом, по холодку пришел Кожевников. Сказал, что и его дом
обстреляли. Отряд белых казаков еще с вечера появился во дворе у Чебурнова.
На дорогах караулы. Потом отряд куда-то исчез.
Две лошади Василия Васильевича уже стояли в лесу. Он же вывел
оседланных Кунака и Куницу. Уложили вьюки. Подняли сонного Мишаньку, одели.
Мальчик ничего не понимал - ни этих тихих и спешных сборов, ни бабушкиных
слез, ни бормотания растерянного деда, когда тот целовал его и прощался с
нами.
Если казаки караулили, то не на тех дорогах.
Чуть рассвело, а мы уже были высоко над Псебаем. Сын дремал у меня на
руках, я с трудом успевал отводить от него ветки, тяжело повисшие над
тропой.

Запись четвертая
Наш второй дом - Киша. Вести из Беловежской пущи.
Рассказ Федора Ивановича. Поездка в Гузерипль.
Никотины в плену у банды. Пулемет на кордоне.
Командир красных партизан. Миссия Шапошникова.

"1"
...Живем в состоянии неуверенности и - если откровенно - в страхе.
Внешне все спокойно. Тишина. Зелень. Задумчивые горы. Пасутся и фыркают
кони, перекликаются иволги. Кордон просыпается рано, не залеживается даже
Мишанька. Он выходит на крыльцо сонный, всласть зевает, но стоит ему
осмысленно глянуть вокруг - на горы в клочьях тумана, на холодный ручей, где
он вчера ловил форель со мной, как сонливость слетает и он уже не знает, с
чего начать. Так много любопытного, требующего действия!
В семь на кордоне остаются только Мишанька с матерью и кто-нибудь из
егерей. Дни стоят яркие, сухие, дороги в заповедник свободны, и все мы
наблюдаем за ними, а иной раз и схватываемся с браконьерами.
Мы разделились на два летучих отряда и патрулировали подступы на Кишу с
севера и запада, а к Умпырю - с севера и востока, наведываясь и к Большой
Лабе. Заслонили главные зубриные места.
Случились три серьезные стычки. Отобрали шесть винтовок и два
револьвера. Боевое крещение получил и Борис Артамонович: его ранили в левую
руку ниже локтя. Не опасно, но повязку он носил две недели. Кожевников
подшучивал: "Нашел тихое убежище..."
Телеусов в неделю раз посылал своего шустрого племянника в Хамышки.
Через него мы получали то старую газету, то журнал, но чаще устные вести.
Одна другой хуже.
Судя по этим вестям, Кубань нивы свои забросила, не сеяла, не убирала.
В станицах не прекращались шумные сходки. В конце августа довелось получить
зачитанную газету "Утро юга", изданную в Екатеринодаре. Слухи о взятии
города Деникиным подтвердились. Главком Красной Армии Сорокин отступил.
Другая армия - Таманская - где-то между Новороссийском и Темрюком. Судьба ее
оставалась неясной. Майкоп и Армавирская переходили из рук в руки. В
Лабинской установилась власть белых. В нашем Псебае никаких перемен. И
никакой власти.
Сможем ли мы в такое время сохранить зубра? Какое дело людям до всех на
свете зубров и оленей, когда льется человеческая кровь и решается будущее
страны? С трудом удавалось убедить себя, что война - явление преходящее.
Рано или поздно стрельба затихнет. Если сейчас не позаботиться о звере, он
исчезнет навсегда.
На Кишу вдруг пожаловал незнакомый бородатый казак - большой,
задумчивого вида, сморенный дальней дорогой. Борис Артамонович встретил его
далеко на тропе и обошелся с ним не слишком ласково. Даже когда казак
сказал, что идет ко мне с поручением, Задоров не опустил винтовку, привел,
как пленного.
Казак снял фуражку, поздоровался со мной. Сколько я ни вглядывался,
знакомого в нем не признал. Но не успел и рта раскрыть, как в дверь
заглянула Данута и, радостно ахнув, подбежала к гостю.
- Федор Иванович, какими судьбами?..
Он чинно поклонился, обнял ее и вдруг всхлипнул:
- Гора с горой не сходятся... Искал вас, Данута Францевна, и хозяина
вашего. Папаша ихний пытали-пытали меня, пока убедились, что надоть нам
увидеться. Ну, все ж таки дали адресок. Так я пешки сюда и заявился. С
вестями, значит.
Данута обернулась ко мне:
- Ты не помнишь? Я у них квартировала в Лабинской, рассказывала тебе.
Крячко Федор Иванович!
Тогда вспомнил и я: еще будучи моей невестой, Данута квартировала у них
в Лабинской, где учительствовала в школе.
Федор Иванович говорил степенно. Фуражку держал по-уставному, на руке,
сам только раз позволил себе спросить, кивнув на Мишаньку, который терся
возле моих ног:
- Ваш? Вот время-то бегит! Лицом похожий... Такие, значит, дела, Андрей
Михайлович. Власть у нас обратно казачья, а изверг вашенский, который
Керимом Улагаем прозывается, под знаменами его превосходительства генерала
Деникина воюет с красными возля Батайска. И ладно, что на Дону, а не здеся.
Иначе бы достал он вас, уж так охотился!
Неужели Крячко протопал восемьдесят верст только для того, чтобы
сообщить мне эту, в общем-то, известную новость?
Но я ошибся.
- Письмо у меня для вас. - И он достал из-за пазухи порядком
замусоленный желтый пакет с крупно написанной моей фамилией.
- Хучь и поздно, а надобно рассказать вам. Ведь я из плену явился, от
немцев. Не сказать чтобы бежал, вроде бы они сами бежали, ну и мы тогда
решили не мешкать. Было это в самой что ни на есть Беловежской пуще, где и
объявился мне ваш знакомец.
- Врублевский? - Я тотчас вспомнил ветеринарного доктора пущи.
- Угадали.
- Он все еще там? С зубрами?
- Нету там зубров. На консервы поистратили их.
- Как так?
- Побили. Сперва, конечно, немцы, они даже завод поставили, чтобы мясо
в банках готовить, я на том заводе месяца два отработал с мадьярами вместе,
нагляделся, как возили и зубра, и оленя. Ну, а потом кто только не стрелял!
Голодно жить по деревням стало. Лесники били. Егеря тож. Из деревень народ с
ружьишками. Вы письмо-то читайте, там непременно об этом самом...
- Вы сказали, что немцы бежали. Наши войска подходили к пуще?
- Не-е, наши куда как далеко отошли. Подо Псков. Вот там они и дрались,
сказывают, с немцем, только уже назывались наши Красной Армией или гвардией,
я уж не припомню, армия эта новую власть от немцев обороняла. И Петроград.
Да германцы и сами воевать отказались, это уж недавно. Бросали винтовки,
домой уходили. Как у нас в семнадцатом. Вильгельма свово спихнули.
- Но они всю Украину взяли, у Ростова стоят...
- Точно, стоят. Однако, по всему видно, не долго простоят. В Германии
своя революция, уйдут. Али погонят их красные. Там тоже сила собралась
сильная.
- Бои на Западном фронте все идут?
- Фронтов тех - тьма. Ни единого тихого места в России нету. А теперь
вот еще Деникин за Дон пошел.
- Как же вы ехали через такую беду?
- Так и ехал. Кукушкой. Из Бреста в Питер, там ой как голодно! Из
Питера в Москву, значит, поехали, а оттудова на юг повернули. Бог сохранил и
от бандитов, и от голоду. Седой только сделался. Дома помаленьку оклемался,
впервой за столько-то лет ситного хлеба поел. И вовремя. Вечером стучатся
прикладами. Белые, значит, из Отрадной, от его превосходительства полковника
Шкуро. Давай, говорят, батя, пшеницу для нашего войска. И револьвер ко лбу.
- Какого еще войска?
- Называются они бело-зелеными, сидели в Баталпашинске, на Большой Лабе
и по Урупу. Красных из-за угла постреливали. Теперь это войско с Деникиным
на север отправилось, в горах потише будет. А хлебушек весь забрали, который
нашли, так что покедова мы тоже без ситного.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 [ 74 ] 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.