read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



шестидесяти, другие - совсем молодые (пятьдесят четвертый, колхоз имени
Тойво Антикайнена, комсомольская стройка, телятник, грязища, дождь...
пьянка, ноябрьские... пьяный Виконт ломится выйти вон через печку... девки
какие-то, которых необходимо со страшной силой драть... пьяный дурной
Сашка: "не хочется, ребята, - надо!..")
Он сам был здесь - сам-три. И было два президента, которых он узнал с
трудом и не сразу - они были моложе ныне действующего лет на двадцать - он
вспомнил их по фотографиям из досье, он вспомнил это досье... И была
супруга президента - оттуда же, из того же досье... Породистая голландская
корова с благородным выменем... И самый главный русский фашист с повязкой
на левом глазу... и самый главный кабардино-балкарец... (Он сразу
вспомнил, что полгода назад фашисту проломили башку на митинге, но ГЛАЗ
УДАЛОСЬ СПАСТИ!..)...
А потом он увидел Динару. И все забыл....
Кружение негибких, деревянных, больных тел. Гам. Стоголосые стоны,
крики, вои - жалобные, отчаянные, страстные, грозные. Как они плакали, как
горевали!... Бесшумный некрасивый деревянный танец манекенов... и ласковые
сплетения рук, тел, лиц... Они были люди. Они были люди. Они все равно
были люди... Зачем вы их сделали, вурдалаки? Вурдалаки безжалостные, со
своим гадюшником... Гадюшник здесь у меня развели под носом?.....
Он смотрел на Динару. Она была тихая, грустная, голубая. Марсианские
глаза - словно у католической статуи. Неуклюжий огромный молодой Стас
держал ее за руку, деревянно глупый и не способный улыбнуться. Он тихо
выл... А она, казалось, слушала...
- Господин Красногоров! - ужасно завопил генерал, хватая его руками и
страшно мешая. - Нельзя! Туда нельзя, убьетесь!..
- Гадюшник развели? - сказал он ему, уже не в силах управлять собою,
уже проваливаясь в никуда, уже ничего почти не видя. Исчез безумный
хоровод голубоватых нелюдей, остался кремовый потолок над головой и
отрывистые вспышки света у самого края сознания, и рыдающий гам.
Потом:
- Никаких уколов! - сказал страшный голос Ивана, скребучий голос
наемного убийцы. - Руки оборву, ты, краснорожий!..
Сейчас он его убьет, подумал он с отстраненным удовлетворением, и
наступил обморок....

Была обширная светлая комната, сплошь завешенная бельем - простынями,
полотенцами, кальсонами, кажется, и рубахами. Пахло сыростью и свежестью,
Виконт курил, но запаха табака как раз и не было....
Сон, сказал ему Станислав, но Виконт хмуро потряс головою и поправил:
обморок. Не заблуждайся, ради Бога. Это - обморок....
Смотри, сказал ему Станислав. Смотри - Сенька!.. Семен Мирлин сидел к
ним спиною и боком и играл с кем-то в карты, с кем-то невидимым - от него
только рука с веером карт то появлялась из-за простыней, то вновь там
исчезала. А Семен выкладывал карту за картой, собирал взятки, рокотал
вполголоса: "Ауф айн припечек брент а файр'л..." и местечковая эта
пустенькая песенка в его исполнении становилась значительной, словно песня
Сопротивления. Пол Робсон. "Миссисипи". "Джо Хилл"... Потом Станислав
узнал того, кто сидел напротив Семена - это был Сашка Калитин, они все
снова были в колхозе имени Тойво Антикайнена, но не было никаких девок -
только Лариска вдруг прошла мимо, строго-неприступная, и сразу стало
горько и неловко....
Ты знаешь, сказал он Виконту. Когда маме снились мертвые - отец мой
или тетя Лида, - она говорила мне совершенно серьезно: ждут, знают, что
скоро уже... Это правильно, заметил Виконт, но у нас же не сон, у нас -
обморок......
Хорошо, сказал ему Станислав. Но ответь мне, пожалуйста: кто всегда
правил этой страной? Всегда. Изначально... Ну, изначально - ладно.
Изначально - по всему миру и все без исключения были хороши. Но возьми
времена новые и даже новейшие. Кто были эти люди? Равнодушные сыновья.
Распутные мужья. Бездарные отцы. Рассеянные братья-дядья... И вот человек,
очевидно не способный устроить хоть как-то по-людски, сорганизовать,
осчастливить собственную маленькую семью (мать, жена, двое детей, сестра,
брат, племянник - десяток БЛИЗКИХ, всего-то - ДЕСЯТОК!) - этот человек
берется сорганизовать, устроить, осчастливить двухсотмиллионную
страну!.....
Ты мне все это говорил уже, напомнил Виконт....
Да, да. Я и не претендую на новизну. Ты, между прочим, тоже постоянно
повторяешься......
Я не повторяю-СЯ. Я цитирую. Я люблю цитировать. Это гораздо
безопаснее....
Хорошо, хорошо. Я только пытаюсь тебе как следует объяснить свой
основной принцип... Конечно, этот так называемый Великий человек, никем он
в результате не управляет, кроме кучки таких же, как и он, ничтожностей,
которых властен убивать и унижать, но не властен сделать лучше - не знает,
как их сделать лучше, да и не хочет он этого... Откуда же тогда, скажи,
наша извечная жажда преклонения перед великой личностью? Я тебе отвечу:
просто мы хотим верить, что историю можно изменить одним-единственным, но
грандиозным, усилием - за одно поколение, "еще при нас". Но великие люди
не меняют историю, они просто ломают нам судьбы....
И так будет всегда, до тех пор, пока они не научатся МЕНЯТЬ ПРИРОДУ
ЧЕЛОВЕКОВ...
(Кто это сказал? Виконт?..)...
Не люди спасут людей, сказал Виконт вразумляюще, а нелюди. Люди не
способны на это, как не способны киты спасти китов, или даже крысы -
крыс....
Суть и главная примета нашего времени, сказал Виконт, -
естественность неестественного, и даже - противоестественного...
Единственный способ иметь дешевую колбасу - делать ее из человечины......
Ты обратил внимание, сказал Виконт, как трудно в наших джунглях найти
бюрократа: вокруг одни только жертвы бюрократизма, и ни одного
бюрократа!.....
Ты мне лучше скажи, на кой ляд ты держишь при себе этого Малныча? Он
же идиот....
А он мне нравится. Он полезный человек. Если бы к нему в кабинет
заглянул вдруг кентавр, знаешь, что бы он ему сказал? "Заходите. А лошадь
оставьте в коридоре".
(Сделалось пусто и мрачно в комнате, только что такой светлой. Душно
сделалось, а было так свежо. И не осталось в ней больше никого, кроме
Виконта. Виконт лежал в постели, он грипповал, а Станислав пришел его
навестить, сидел на полуобморочном стуле, и оба курили. Произносились
слова, имеющие двойной и тройной смысл. Никто, словно бы, не хотел быть
понят. Но каждый хотел высказать то, что наболело, потому что наболело -
нестерпимо)....
Я вовсе не друг человечества, возразил Виконт. Я враг его врагов....
Опять цитата? Скажи, наконец, хоть что-нибудь свое....
Но зачем? Если ты хочешь понять, кто есть кто и зачем, неужели тебе
небезразлично, какими словами я тебе объясню? Своими? Чужими? Вообще - на
пальцах? Сапиенти сат....
Я не могу верить цитатам. Цитаты всегда лгут, потому что они, по
определению, суть ПАРАПРАВДА. Они - безопасны. Если бы ты хотел быть
откровенным, ты бы говорил своими словами, - корявыми,
маловразумительными, может быть, но своими. Если б ты вознамерился......
Если б гимназистки по воздуху летали, все бы гимназисты - летчиками
стали......
Молодец. Умница. Лихо отбрил. Как врага....
Ты все еще ТАМ, мой Стак. Ты все еще проживаешь "в той стране, о
которой не загрезишь и во сне". Нет этой страны, и никогда не было. "Но
всегда, и в радости, и в горе, лишь тихонечко прикрой глаза: в
неспокойном, дальнем, синем море бригантина поднимает паруса..."
Флибустьеры были обыкновенные уголовники, мой Стак, морская шпана,
кровавая и подлая. А автор этих строчек умер самой обыкновенной страшной
смертью - он был убит на войне... Ты все воображаешь, что есть где-то Рай,
мой Стак, а где-то - Ад. Они не ГДЕ-ТО, они здесь, вокруг нас, и они
всегда сосуществуют: мучители живут в Раю, а мученики - в Аду, и Страшный
Суд давно уж состоялся, а мы этого не и заметили за хлопотами о
Будущем......
Иногда мне кажется, что я тебе абсолютно не нужен, Виконт. Ты
отвратительно самодостаточен - тебе никто не нужен....
Ошибаешься. Ты мне очень нужен. Я поставил на тебя. Ты - моя армия,
моя ударная сила. Так что изволь соответствовать......
А разве ты не считаешь, что мое Предназначение больше, чем ты... или
чем я... или чем мы оба?...
Нет. И не будем больше говорить об этом....
Виконт, я ведь только хочу разобраться... я хочу понять......
Не надо, сказал Виконт раздраженно. Не надо. Есть вещи, которые лучше
знать, чем понимать. "Я вспоминаю солнце... и вотще стремлюсь забыть, что
тайна некрасива". Тайна - некрасива, мой Стак. Тайна - всегда некрасива...


11
Он очнулся и сразу же попытался сесть, но Иван придержал его за
плечо:
- Подождите. Не торопитесь... Голова закружится... - Иван говорил
очень тихо и все время озирался - странными вздрагивающими движениями
дикого животного, ожидающего нападения.
Он не стал спорить. Он чувствовал себя неважно. Подниматься не



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 [ 74 ] 75 76 77 78
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.