read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Бедная девочка оскорблена, и у ней свое горе, верь мне, Иван; а я ей
о своем стал расписывать, - сказал он, горько улыбаясь. - Я растравил ее
рану. Говорят, сытый голодного не разумеет; а я, Ваня, прибавлю, что и
голодный голодного не всегда поймет. Ну, прощай!
Я было заговорил о чем-то постороннем, но старик только рукой махнул.
- Полно меня-то утешать; лучше смотри, чтоб твоя-то не убежала от
тебя; она так и смотрит, - прибавил он с каким-то озлоблением и пошел от
меня скорыми шагами, помахивая и постукивая своей палкой по тротуару.
Он и не ожидал, что будет пророком.
Что сделалось со мной, когда, воротясь к себе, я, к ужасу моему, опять
не нашел дома Нелли! Я бросился в сени, искал ее на лестнице, кликал,
стучался даже у соседей и спрашивал о ней; поверить я не мог и не хотел,
что она опять бежала. И как она могла убежать? Ворота в доме одни; она
должна была пройти мимо нас, когда я разговаривал с стариком. Но скоро, к
большому моему унынию, я сообразил, что она могла прежде спрятаться
где-нибудь на лестнице и выждать, пока я пройду обратно домой, а потом
бежать, так что я никак не мог ее встретить. Во всяком случае, она не могла
далеко уйти.
В сильном беспокойстве выбежал я опять на поиски, оставив на всякий
случай квартиру отпертою.
Прежде всего я отправился к Маслобоевым. Маслобоевых я не застал дома,
ни его, ни Александры Семеновны. Оставив у них записку, в которой извещал
их о новой беде, и прося, если к ним придет Нелли, немедленно дать мне
знать, я пошел к доктору; того тоже не было дома, служанка объявила мне,
что, кроме давешнего посещения, другого не было. Что было делать? Я
отправился к Бубновой и узнал от знакомой мне гробовщицы, что хозяйка со
вчерашнего дня сидит за что-то в полиции, а Нелли там с тех пор и не
видали. Усталый, измученный, я побежал опять к Маслобоевым; тот же ответ:
никого не было, да и они сами еще не возвращались. Записка моя лежала на
столе. Что было мне делать?
В смертельной тоске возвращался я к себе домой поздно вечером. Мне
надо было в этот вечер быть у Наташи; она сама звала меня еще утром. Но я
даже и не ел ничего в этот день; мысль о Нелли возмущала всю мою душу. "Что
же это такое? - думал я. - Неужели ж это такое мудреное следствие болезни?
Уж не сумасшедшая ли она или сходит с ума? Но, боже мой, где она теперь,
где я сыщу ее!"
Только что я это воскликнул, как вдруг увидел Нелли, в нескольких
шагах от меня, на В-м мосту. Она стояла у фонаря и меня не видела. Я хотел
бежать к ней, но остановился. "Что ж это она здесь делает?" - подумал я в
недоумении и, уверенный, что теперь уж не потеряю ее, решился ждать и
наблюдать за ней. Прошло минут десять, она все стояла, посматривая на
прохожих. Наконец прошел один старичок, хорошо одетый, и Нелли подошла к
нему: тот, не останавливаясь, вынул что-то из кармана и подал ей. Она ему
поклонилась. Не могу выразить, что почувствовал я в это мгновение.
Мучительно сжалось мое сердце; как будто что-то дорогое, что я любил,
лелеял и миловал, было опозорено и оплевано передо мной в эту минуту, но
вместе с тем и слезы потекли из глаз моих.
Да, слезы о бедной Нелли, хотя я в то же время чувствовал непримиримое
негодование: она не от нужды просила; она была не брошенная, не оставленная
кем-нибудь на произвол судьбы; бежала не от жестоких притеснителей, а от
друзей своих, которые ее любили и лелеяли. Она как будто хотела кого-то
изумить или испугать своими подвигами; точно она хвасталась перед кем-то?
Но что-то тайное зрело в ее душе... Да, старик был прав; она оскорблена,
рана ее не могла зажить, и она как бы нарочно старалась растравлять свою
рану этой таинственностью, этой недоверчивостью ко всем нам; точно она
наслаждалась сама своей болью, этим эгоизмом страдания, если так можно
выразиться. Это растравление боли и это наслаждение ею было мне понятно:
это наслаждение многих обиженных и оскорбленных, пригнетенных судьбою и
сознающих в себе ее несправедливость. Но на какую же несправедливость нашу
могла пожаловаться Нелли? Она как будто хотела нас удивить и испугать
своими капризами и дикими выходками, точно она в самом деле перед нами
хвалилась... Но нет! Она теперь одна, никто не видит из нас, что она
просила милостыню. Неужели ж она сама про себя находила в этом наслаждение?
Для чего ей милостыня, для чего ей деньги?
Получив подаяние, она сошла с моста и подошла к ярко освещенным окнам
одного магазина. Тут она принялась считать свою добычу; я стоял в десяти
шагах. Денег в руке ее было уже довольно; видно, что она с самого утра
просила. Зажав их в руке, она перешла через улицу и вошла в мелочную
лавочку. Я тотчас же подошел к дверям лавочки, отворенным настежь, и
смотрел: что она там будет делать?
Я видел, что она положила на прилавок деньги и ей подали чашку,
простую чайную чашку, очень похожую на ту, которую она давеча разбила, чтоб
показать мне и Ихменеву, какая она злая. Чашка эта стоила, может быть,
копеек пятнадцать, может быть, даже и меньше. Купец завернул ее в бумагу,
завязал и отдал Нелли, которая торопливо с довольным видом вышла из
лавочки.
- Нелли! - вскрикнул я, когда она поравнялась со мною, - Нелли!
Она вздрогнула, взглянула на меня, чашка выскользнула из ее рук, упала
на мостовую и разбилась. Нелли была бледна; но, взглянув на меня и
уверившись, что я все видел и знаю, вдруг покраснела; этой краской
сказывался нестерпимый, мучительный стыд. Я взял ее за руку и повел домой;
идти было недалеко. Мы ни слова не промолвили дорогою. Придя домой, я сел;
Нелли стояла передо мной, задумчивая и смущенная, бледная по-прежнему,
опустив в землю глаза. Она не могла смотреть на меня.
- Нелли, ты просила милостыню?
- Да! - прошептала она и еще больше потупилась.
- Ты хотела набрать денег, чтоб купить разбитую давеча чашку?
- Да...
- Но разве я попрекал тебя, разве я бранил тебя за эту чашку? Неужели
ж ты не видишь, Нелли, сколько злого, самодовольно злого в твоем поступке?
Хорошо ли это? Неужели тебе не стыдно? Неужели...
- Стыдно... - прошептала она чуть слышным голосом, и слезинка
покатилась по ее щепе.
- Стыдно... - повторил я за ней. - Нелли, милая, если я виноват перед
тобой, прости меня и помиримся.
Она взглянула на меня, слезы брызнули из ее глаз, и она бросилась ко
мне на грудь.
В эту минуту влетела Александра Семеновна.
- Что! Она дома? Опять? Ах, Нелли, Нелли, что это с тобой делается? Ну
да хорошо, что по крайней мере дома... где вы отыскали ее, Иван Петрович?
Я мигнул Александре Семеновне, чтоб она не расспрашивала, и она поняла
меня. Я нежно простился с Нелли, которая все еще горько плакала, и упросил
добренькую Александру Семеновну посидеть с ней до моего возвращения, а сам
побежал к Наташе. Я опоздал и торопился.
В этот вечер решалась наша судьба: нам было много о чем говорить с
Наташей, но я все-таки ввернул словечко о Нелли и рассказал все, что
случилось, со всеми подробностями. Рассказ мой очень заинтересовал и даже
поразил Наташу.
- Знаешь что, Ваня, - сказала она, подумав, - мне кажется, она тебя
любит.
- Что... как это? - спросил я в удивлении.
- Да, это начало любви, женской любви...
- Что ты, Наташа, полно! Ведь она ребенок!
- Которому скоро четырнадцать лет. Это ожесточение оттого, что ты не
понимаешь ее любви, да и она-то, может быть, сама не понимает себя;
ожесточение, в котором много детского, но серьезное, мучительное. Главное,
- она ревнует тебя ко мне. Ты так меня любишь, что, верно, и дома только
обо мне одной заботишься, говоришь и думаешь, а потому на нее обращаешь
мало внимания. Она заметила это, и ее это уязвило. Она, может быть, хочет
говорить с тобой, чувствует потребность раскрыть перед тобой свое сердце,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 [ 74 ] 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.