read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



единственного фонаря, который зажег наш возница, бежал рядом с нами, по
мягкой дороге. Лишь бы он был рядом со мной - тот, кого я люблю. Но разве не
был он рядом со мной?
Вот он наклонился, чтобы поправить сено в ногах: в бричке было слишком
просторно и ноги болтались. Вот, не разгибаясь, спросил он: "Теперь удобно,
Танюша?" - и я сверху увидела его доброе, твердое лицо. Вот заговорил о
чем-то - и замолчал, только тихонько поцеловал меня, почувствовав, что мне
не хочется говорить. В сумраке, надвигавшемся с каждой минутой, он казался
таким молодым, совсем мальчиком, в своей серой кепке, откинутой на затылок.
Мы достали только жесткие, бесплацкартные места, и вагон попался
странный, с очень широкими двухэтажными нарами, на которых было удобно
лежать, а сидеть неудобно. Зато он был почти пустой, без сомнения, именно по
этой причине!
Проводник поставил в фонарь свечу и ушел. Потом кто-то закурил от
свечи, не заметив, что мы сидим на нарах, как турки, с поджатыми под себя
ногами. Потом какая-то женщина развязала носовой платок под фонарем,
оглянулась, сосчитала деньги, ушла - и тоже не заметила нас. Это было
забавно - как будто мы и существовали и не существовали на свете. Потом
огарок погас, но в вагоне почему-то не стало темнее.
- Ты даже не представляешь себе, как ты изменилась. Ты совсем не знала
себя - это было очень заметно. Я вспомнил сейчас, как мы однажды шли по
деревне - это было в Анзерском посаде, - ты подхватила какого-то малыша,
стала играть с ним, а потом сказала: "Никогда не знаешь, что будешь делать
через минуту".
- А теперь знаю?
- Догадываешься. Ты стала другой. Решительная и... мягче.
- А тебе нравится, что я стала другой?
Андрей в темноте нашел и поцеловал мою руку.
- Что тебе пишет Заозерский?
- Он пишет, что рассказал академику Никольскому о моих светящихся
вибрионах.
- И что сказал Никольский?
- Что я молодец.
- Ты, кажется, спишь?
- И не думаю.
- Не спи, пожалуйста. А то и я засну, - сонным голосом сказал Андрей. -
И мы уедем черт знает куда.
- Зажечь свечу?
- Нет.
- Сказать, что я люблю тебя?
- Да.
Мы разговаривали, пока я все-таки не уснула, положив голову на его
широкую руку.
...В Аскании мы позавтракали у ларька арбузом с белым хлебом, и это
было так вкусно, что я забылась и облизала пальцы - поступок, о котором я
пожалела, потому что Андрей потом издевался надо мной целый день.
Главный дом заповедника был очень нарядный - белый, с просторным
крыльцом. В глубине двора стояли хозяйственные постройки под белыми
черепичными крышами, отделанными по краям белой же узорной черепицей. Вдоль
газона, засеянного перед главным домом, росли какие-то невысокие круглые
густые деревья, и все вместе производило впечатление чистоты и уюта.
- Вот бы дали нам комнатку в этом доме, - сказал, поднимаясь по
лестнице, Андрей.
- Ну, а это уже просто как в сказке "Три желания", - сказал он через
четверть часа, когда завхоз дал нам маленькую, но светлую комнатку именно в
этом доме.
Еще в поезде он вспомнил, что асканийские зоологи поставили перед собой
задачу вывести зубробизонов, и теперь с таким азартом принялся объяснять мне
тонкости этой задачи, что продолжал говорить, даже когда, переодеваясь, я
выставила его в коридор.
Но вот мы пошли в асканийский парк. Что это был за великолепный,
тенистый, просторный парк! И что за наслаждение было бродить по нему с
Андреем, который рассказывал об Аскании интересно, подробно, как будто
прожил в ней всю свою жизнь!
- Прочел одну-единственную книгу, - смеясь, ответил он. - И притом
детскую. Издание Детгиза.
Но о научной работе в Аскании, которую он обрисовал со знанием дела,
ведь не мог же он прочитать в детской книге?
- А это другой источник. Здесь в прошлом году работал Ковшов. Слышала о
Ковшове? Превосходный зоолог. Мне о нем много рассказывал Митя.
- Вот хорошо, что ты заговорил о Мите, - сказала я спокойно. - Как он?
- Я его не застал в Москве. Он в Ялте. Заедем отсюда в Ялту?
- С удовольствием. Мне очень хочется его повидать.
- Мама была одна, так что я знаю о нем только с маминых слов. В общем,
она огорчается.
- Почему?
- По многим причинам. Она считает, например, что он мог бы иногда
ложиться раньше, чем в три часа ночи.
- Много работает?
- Очень.
- Жена с ним?
- Да, к сожалению.
Когда Андрей сердился, он начинал немного косить. Косил он и сейчас,
без сомнения потому, что я заговорила о Глафире Сергеевне.
- Беда мне с ним, - сказал он, вздохнув. - Митя умен, честен,
талантлив. Как не чувствовать эту душевную пустоту, эту ложь - ведь она лжет
ему на каждом шагу! Как не видеть, что она просто ставит на него, как ставят
на карту?
- Он видит, и чувствует, и понимает все это в тысячу раз больше, чем
ты.
- Ты думаешь? Тогда почему же...
- Потому что он любит ее.
Андрей пожал плечами.
- Это не любовь, а болезнь воли. Любить такую женщину - это значит
любить самые темные стороны собственной души.
Мне вспомнилась Глафира Сергеевна, пополневшая, с тяжелым, исподлобья,
взглядом, и рядом с ней - Крамов, вежливый, бледный, в прекрасно сшитом
костюме, под которым чувствовались узкие плечи, тонкие ноги.
- Андрей, мне давно хотелось... Может быть, я должна была рассказать
тебе об этом сразу же после того, как я узнала, что ты любишь меня.
Я замолчала. Потом начала: "Ты помнишь?" - и опять замолчала. Мне
казалось, что я ничуть не волнуюсь, а между тем почему-то трудно было
вздохнуть.
- Но теперь это стало уже невозможно... Теперь, когда и я люблю тебя, -
сказала я шепотом. - Помнишь, когда ты уезжал из Ленинграда в прошлом году,
я нашла тебя на вокзале и сказала, что не хочу, чтобы ты уехал, не
простившись со мной?
Андрей кивнул.
- Я тебе сказала тогда: "И есть еще другая причина, о которой я тебе
когда-нибудь расскажу".
Андрей снова кивнул. Он слушал, не сводя с меня ожидающего, тревожного
взгляда.
- Эта причина заключалась в том, - продолжала я, нарочно твердо
выговаривая до конца каждое слово, - что я тогда была влюблена в Митю. Я
знаю, что в тот день или даже в ту минуту, когда я почувствовала, что
влюблена, мне нужно было бросить все и поехать к тебе, где бы ты ни был. Не
для того, чтобы сказать, что я люблю тебя, - тогда я тебя еще не любила, а
для того, чтобы объяснить, что происходит со мной. А я не только не сделала
этого, а наоборот - все время мне было страшно, что ты приедешь, и я не
хотела этого и не могла заставить себя написать тебе хоть одно слово.
Забыла сказать, что, гуляя по парку, мы встретили черненького мальчика
в тюбетейке, который гнал куда-то стадо толстоногих смешных страусят, и
попросили его показать нам Большой загон - ту часть заповедника, где звери
живут на свободе. Мальчик сказал, что нельзя, но мы стали так горячо
уговаривать его, что он наконец согласился: запер страусят в вольер, провел
нас через дырку в заборе и теперь шел за нами, удивляясь, что мы не обращаем
на диковинных антилоп гну и яков никакого внимания.
- Родная моя, - сказал Андрей с нежностью, от которой у меня несмело
забилось сердце. - Спасибо, что ты первая сказала мне об этом. С моей
стороны было слабостью уехать, не попытавшись даже узнать, правда ли это. Ты
понимаешь, это было очень трудно - написать тебе такое письмо, чтобы ты не
поняла, что я догадался.
- Догадался? О чем?
- А вот антилопа сайгак, - сказал мальчик, указав на странную овцу с
большим, смешным носом, которая спала на кургане, а когда мы подошли
поближе, лениво поднялась, постояла и снова легла.
Андрей погладил мальчика по голове и засмеялся.
- Помнишь записку, которую ты послала Мите? Он показал ее мне, когда я
подошел к нему на съезде. Ты понимаешь, я мог понять все, что угодно. Ты не
раз упоминала о каком-то военном враче, с которым ходила на гастроли МХАТа.
Я был готов предположить, что ты любишь другого. Но представить себе, что
этим другим мог оказаться Митя... И вот я вернулся в Анзерский посад и стал
ждать твоих писем. Я перечитывал их без конца - все казалось, что ты
напишешь об этом. Но ты молчала, и тогда... Что же мне оставалось? Я
старался понять тебя, войти в твою жизнь. Только не подумай, что это был
обдуманный план. Так же как произошло это счастье - то, что я тебя полюбил,
- так же произошло и то, что я не мог отказаться от своей любви.
Какое-то изящное тонконогое животное с откинутыми назад ушами пряталось
от солнца в тени деревьев, окружавших пруд. Мальчик обернулся, должно быть,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 [ 75 ] 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.