read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



увидел несчастную и все еще прекрасную женщину. Раздевая ее, Виктория
представила мне прелести необыкновенной красоты, и я обезумел от желания...
- Я хочу сношать ее, - заявил я гувернантке моих воспитанников.
- Но она уже ничего не почувствует, сударь.
- Ну и что? Разве есть мне дело до ощущений предмета, который мне
служит? Конечно, нет: неподвижность этого трупа сделает мое удовольствие еще
острее. Разве это не моих рук дело? Что еще надо, чтобы я насладился успехом
своего коварства?..
И я приготовился... Но пыл моих необузданных желаний обманул мои
ожидания, меня погубило излишнее возбуждение: едва рука Виктории коснулась
моего члена, как я исторг сперму, которую не мог более сдерживать, и
гувернантка окропила ею неподвижные прелести прекрасной супруги моего
хозяина. Потом мы продолжили прерванное занятие, смыли водой следы крови,
залившей комнату, и спрятали труп в цветнике, окаймлявшем террасу рядом с
моей комнатой. На следующий день Мольдан получил поддельное письмо, в
котором подруга его жены сообщала ему, что эта достойнейшая супруга только
что заболела у нее в доме и что она просит прислать Викторию ухаживать за
ней. Девушка исчезла с хорошим вознаграждением, обещала молчать и сдержала
слово. По истечении нескольких дней выдуманная болезнь мадам де Мольдан
настолько обострилась, что оказалось невозможным привезти ее домой. Виктория
периодически сообщала новости, Мольдан и дети якобы целыми днями молились о
выздоровлении жены и матери. Наконец честнейшая супруга скончалась, и мы
надели траур. Однако Мольдан не обладал ни твердостью, требуемой для великих
злодейств, ни умом, необходимым для успокоения угрызений: раскаиваясь в
своем преступлении, он возненавидел его причину; он больше не притрагивался
к своим детям и упросил меня вернуть их заблудшие души на путь истинный, с
которого их отвратило наше беспутство. Как вы, наверное, догадываетесь, я
сделал вид, будто согласен, и пообещал сделать все возможное.
Тогда я понял, что для достижения цели мне надо снова поменять
средства. И я взялся за Сюльписа: представил ему весь ужас преступления,
совершенного его отцом.
- Такой монстр, - сказал я, - способен на все. - Да, друг мой, -
продолжал я, воодушевляясь, - теперь и твоя жизнь в опасности; мне известно,
что совсем недавно, стремясь уничтожить следы своего злодеяния, он запер
Викторию под замок... Он хочет посягнуть и на твою свободу, а для верности,
когда ты окажешься взаперти, он тебя отравит... И твою сестру тоже... Бежим,
Сюльпис, предупредим новые преступления этого жестокого человека, но прежде
пусть он падет под нашими ударами. Если бы его поступок стал известен, на
него обрушилась бы вся сила законов, и их меч покарал бы его, так давай
будем столь же справедливы и избавим мир от этого опасного злодея. Он никого
не допускает к себе, кроме тебя, так как сделался нелюдим и подозрителен, и
ему кажется, что все, кто к нему приближается, держат в руке кинжал
возмездия. Возьми же сам это оружие и вонзи его в грудь преступника, отомсти
за свою мать, чья страждущая душа летает над тобой, и раздирающие сердце
крики жертвы будут звучать в твоих ушах, пока твоя рука не принесет
искупительную жертву... Знаешь, друг мой, я и на тебя буду смотреть как на
чудовище, если ты поколеблешься хотя бы на минуту: тот, кто не осмеливается
покарать преступление, если это в его силах, столь же виновен в моих глазах,
сколь и тот, кто его совершает. Обращаться к правосудию бесполезно, поэтому
тебе ничего не остается, как действовать самому: торопись же, умоляю тебя,
или ты недостоин жить на этом свете.
Несколько дней подобных инсинуаций, как и следовало ожидать, затуманили
голову юноши; я дал ему яд, он схватил его с жадностью и скоро запятнал себя
ужаснейшим из злодейств, думая, что служит добру.
Поскольку у Мольданов остались лишь очень далекие родственники, был
учрежден опекунский совет, доверие которого я настолько завоевал, что меня
назначили хранителем состояния и оставили воспитателем сирот. С тех пор все
деньги в доме проходили через мои руки, и тогда я приступил к исполнению
последней стадии своего плана.
Я решил, что для его осуществления следует обработать Жозефину точно
таким же образом, как это было с успехом сделано в отношении Сюльписа.
- Итак, - заявил я прекрасному невинному созданию, - у вас нет и не
будет иного средства быть счастливой, кроме как избавиться от брата: я знаю,
что как раз в эти минуты он замышляет против вас заговор и с намерением
унаследовать самому все состояние он предлагает заточить вас на всю жизнь в
монастырь. Пришло время, Жозефина, раскрыть перед вами всю гнусность этого
человека: он один виновен в смерти вашего отца и вашей матушки, он один
замыслил этот чудовищный план, он один привел его в исполнение, и скоро вы
тоже станете его жертвой, вы умрете в течение недели, если ему не удастся
заточить вас на всю жизнь... Стоит ли говорить еще чего-нибудь? Он уж
спрашивал меня, где продаются яды, которые способны укоротить жизнь
человека. Вы знаете, что я ему не скажу, но он может обратиться к другим,
поэтому надо опередить его, надо мстить тем, кто покушается на вас, и в этом
нет никакого злодейства. Кстати, насчет яда, который просит у меня Сюльпис:
что, если я предложу его вам, Жозефина, чувствуете ли вы в себе силы
употребить его?
- Да, - ответила моя ученица, обнаружив тем самым больше характера в
себе, чем я предполагал, - я верю всему, что ты сказал мне, Жером. Некоторые
речи Сюльписа говорят о том, что ты прав, считая его виновником смерти отца,
и я хочу отомстить за эту смерть. Скажу больше, Жером: я тебя люблю и не
возьму в мужья никого другого, кроме тебя; тебе доверяют наши опекуны, проси
у них моей руки, я поддержу тебя, если же нам откажут, захвати с собой как
можно больше денег, уедем в Швейцарию и поженимся там. Имей в виду, что
только при этом условии я пойду на преступление, которое ты мне предлагаешь.
Ее слова слишком совпадали с моими намерениями, чтобы я не согласился
сразу. Как только Жозефина мне поверила, она стала действовать; все
свершилось за завтраком: она сама подала брату шоколад, бросив в чашку два
зернышка аконита, который я ей дал. Сюльпис издох на следующий день в
жесточайших конвульсиях, за которыми Жозефина наблюдала с большим
хладнокровием, чем я в ней предполагал: негодница не отходила от изголовья
кровати брата, пока он не испустил дух.
"О Жером! - возликовал я про себя. - Итак, ты торжествуешь, и твое
коварное обольщение наконец внесло великие беды в семейство твоего
единственного друга, единственного твоего покровителя! Не успокаивайся на
этом, Жером, нельзя стоять на месте, если хочешь стать злодеем: жестокое
поражение ждет того, кто не проходит до конца путь порока, единожды ступив
на него"... Я всю ночь провел с Жозефиной; злодеяние, которым она запятнала
себя, вернуло ей в моих глазах все очарование, которое она утратила в
результате наших долгих совместных утех. Через два дня я ее уверил, что в
самом деле просил у опекунов ее руки, но что явное различие нашего
социального положения и материального состояния повлекло за собой отказ.
- Хорошо, - сказала мне Жозефина, - тогда бежим, планы мои не
изменились: только тебя я вижу своим супругом, только для тебя хочу жить.
- Легко сделать то, что ты предлагаешь, - ответил я бедной дурочке, -
вот чек на сто тысяч экю, который вручил мне опекунский совет для
приобретения земли для тебя, возьмем эти деньги и исчезнем.
- Я готова, - сказала Жозефина, - но обещай мне выполнить одно условие.
- Назови его.
- Ты никогда не забудешь жертв, которые я принесла ради тебя... И ты
никогда меня не оставишь.
Вы понимаете, друзья мои, каким сладко-лживым тоном произносил я
клятвы, выполнять которые не имел никакого желания.
Мы исчезли. На седьмой день нашего путешествия мы достигли Бордо, где я
собирался провести какое-то время, прежде чем уехать в Испанию, страну,
которую Жозефина избрала для нашего убежища и для заключения брака. Погода
становилась все хуже день ото дня, поэтому, не надеясь на то, что мы сумеем
пересечь горы до весны, моя спутница предложила мне завершить путешествие в
этом городе.
- Ангел мой, - ответил я этой невинной душе, - предлагаемая тобою
церемония представляется мне совершенно бесполезной, и мне кажется, что для
успеха наших дел гораздо лучше, если нас будут считать не супругами, а
братом и сестрой, тем более что оба мы расточительны, и ста тысяч экю нам
хватит ненадолго. Давай лучше торговать твоим телом, Жозефина, и пусть твои
прелести дадут нам средства к существованию.
- О друг мой, какое чудовищное предложение!
- Но это самое разумное, которое поможет нам выжить, я увез тебя только
для того, чтобы осуществить этот план; любовь - это химера, дитя мое,
реальностью является лишь золото, и его надо заработать любой ценой.
- Так вот какова цена твоих клятв!
- Пришло время, Жозефина, открываться перед тобой, знай же, что я
никогда не испытывал ничего похожего на любовь; я наслаждаюсь женщинами, но
я их презираю, более того, я начинаю их ненавидеть после того, как утихнет
моя страсть, я терплю их рядом с собой, пока они полезны для моего
благополучия, но когда они заговаривают о чувствах, я их прогоняю. Поэтому
не требуй от меня другого и предоставь мне заботу о твоем пропитании: я
лжив, хитер, изворотлив, я поведу тебя от одной авантюры к другой, и
благодаря моим советам ты станешь самой знаменитой блудницей, какую знал
мир.
- Чтобы я стала блудницей!
- Разве не была ты ею для своего отца или брата? Не была моей шлюхой?
Вот уж здесь твое целомудрие совсем неуместно.
Глубокие вздохи и потоки слез то и дело прерывали страдальческие фразы,
которые хотела произнести Жозефина, ее приступ отчаяния был ужасен, и когда
она увидела, что я тверд в своем намерении, что нет никакой надежды меня
разжалобить, несчастная, которая не хотела, по крайней мере, терять надежду
остаться радом со мной, ибо она еще любила меня в своем безумии, согласилась
на все, и мы перешли к обсуждению моего восхитительного плана.
Да, друзья мои, именно восхитительного: что может быть приятнее, чем
обеспечить себе роскошную жизнь за счет глупости и доверчивости других? Не
надо бояться ни бурь, ни ураганов со стороны природы, и глупость



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 [ 75 ] 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.