read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Ну, вы сперва мне его опишите, какой он из себя?
- Какой? Ну, такой низенький, полный, пожилой уже. Усы седые. Под глазами
мешки. Я его раньше видела. Он раза два с Николаем приходил к нам в
ресторан. Они вместе обедали. Я вам уже говорила.
- Как же его зовут?
- Николай нас тогда не знакомил. А сейчас, когда пришел, сказал, что зовут
его Павел Алексеевич. Только...
Муза замялась.
- Что "только"? - настораживаясь, спросил Кузьмич.
- Наврал он, как его зовут, - слабо усмехнулась Муза. - Я мужчин уж знаю,
как они знакомятся. И сразу чувствую, когда врут.
Кузьмич улыбнулся, про себя согласившись с ней, но на всякий случай
спросил:
- А от Совко вы такого имени никогда не слышали?
- Нет, - покачала головой Муза. - Никогда.
- А вот другое имя - Лев Игнатьевич, тоже не слышали?
- Лев Игнатьевич?.. Кажется, слышала... - Муза задумалась. - Они с Лешей
об этом человеке говорили...
- Что именно, не помните?
- Нет, не помню... Я уже ничего не помню, - снова чуть не заплакав,
сказала Муза и досадливо махнула рукой. - Пустая голова совершенно
стала... Ну, кажется... Николай не хотел что-то отдать этому Льву...
Льву... как его?
- Игнатьевичу.
- Да, да, Льву Игнатьевичу. А Леша сказал, что тот может позвонить кому-то
и... ну вроде бы пожаловаться...
- И что Николай?
- Он, по-моему... знаете, мне кажется, он никого на свете не боялся. А
тут... Ну, в общем, сразу как-то уступил, согласился. Я еще удивилась,
помню.
- Понятно... - задумчиво кивнул Кузьмич, по привычке вертя в руках
сложенные очки. - А вы не поняли, куда этот Лев Игнатьевич может
позвонить, не в другой город?
- Да, да. В другой город. Я так и поняла. Далеко куда-то.
- А кому? Леша никакого имени не называл?
- Называл... Я только забыла. Такое странное имя... Я еще подумала, - Муза
слабо улыбнулась опять, - что мы в школе его проходили... по химии,
кажется.
- По химии? - озадаченно переспросил Кузьмич.
- Ну да...
- А-а... Того человека не Гелий звали?
- Ну конечно! - обрадованно воскликнула Муза. - Гелий, Гелий... Ужасно
странное имя, правда? Гелий... Станиславович. Вот так. Нет, я, кажется,
еще не совсем с ума сошла, слава богу. Вон какой разговор вспомнила.
- И в самом деле, не всякий такое имя запомнит, - согласился Кузьмич.
- А я привыкла с л"та всякие имена запоминать, - сказала Муза. - Знаете, в
нашей работе как?
Но Кузьмич на этот раз был не склонен уводить разговор в сторону.
- А что вам сказал этот человек, который пришел к вам? - спросил он. -
Помните?
- Конечно, помню. Спросил, не знаю я, где Николай. А я ему говорю: "Не
знаю". Вы же мне так велели говорить?
- Правильно ответили. А он что сказал?
- "Неправда, говорит. Знаете. Он вам говорить не велел. Но я его и под
землей найду. Далеко от меня не убежит. Кушать захочет". Очень мне
хотелось ему сказать, где Николай теперь кушает.
- И больше он ничего не сказал?
- Выругался, знаете... как последний подонок. Меня даже не постеснялся. А
с виду такой солидный. И еще говорит: "Не ожидал, что он тряпкой
окажется". Леха, мол, другое дело. Он мог со страху удрать. А от Николая
он не ожидал. Тем хуже для него. И мне говорит: "Вы тоже сто раз еще
пожалеете, что прячете его. Я же знаю, что прячете". Грозить мне стал. Ой,
я чуть со страха не умерла.
- Он вам никакого адреса или телефона не оставил?
- Телефон оставил. Велел, чтобы Николай ему позвонил. Я вам сейчас покажу.
Он мне написал. Ой, где же эта бумажка...
Муза поспешно положила на колени сумочку, даже не заметив, что она все
время была у нее раскрытой, и принялась торопливо рыться в ней, вынимая то
одну бумажку, то другую, пробегая их глазами и досадливо пряча обратно.
Наконец она нашла то, что искала.
- Вот. - Она протянула Кузьмичу клочок бумаги. - Его рукой написано.
Клочок оказался уголком газеты. На нем торопливо шариковой ручкой был
написан номер телефона и рядом стояли два, очевидно, сокращенных слова:
"пят" и "вт". Кузьмич на секунду задумался, потом кивнул головой.
- Ладно. С этой запиской мы разберемся. Можно ее оставить?
- Ну конечно. Чего вы спрашиваете?
- Спасибо. А этот человек обещал еще раз зайти?
- Нет. Сказал, что будет ждать звонка Николая. Он уверен был, что я знаю,
где Николай. Просто не хочу ему говорить.
- Ну что ж. Прекрасно. А когда звонить, сказал?
- Сказал, чтоб вечером звонил. По вторникам и пятницам. Там же написано.
- А он сам у вас когда был?
- Когда?.. Сейчас скажу... Господи, когда же он был?.. Ах да! Он позавчера
был, в четверг. Я же работала. Он за мой столик сел.
- А ваш домашний адрес он знает?
- Что вы! Нет, конечно. Николай никогда бы ему мой адрес не дал. Он никому
его не давал, даже Леше и то.
- Ну, спасибо вам, Муза Владимировна, - сказал, вздохнув, Кузьмич. -
Спасибо. Очень вы нам, кажется, помогли. И не переживайте уж так. Все, что
случилось, - к лучшему, поверьте мне. А вы сейчас дочкой побольше
займитесь, матери помогите! Это вас хоть как-то отвлечет.
- Если бы его была дочка... - опустив голову, тихо, с тоской произнесла
Муза и закусила губу.
- Его дочка в другом городе бегает, - сердито сказал Кузьмич.
Муза подняла на него глаза.
- А вот этого вы могли бы мне не говорить.
- Простите, - смутился Кузьмич. - Вырвалось. Всего вам доброго.
- Вы мне пропуск подпишите, - сказала Муза сухо.
Когда она ушла, Кузьмич еще некоторое время сидел за столом, то и дело
досадливо потирая седой ежик волос на затылке. Он был недоволен собой и
все еще смущен.
Потом Кузьмич посмотрел на часы, встал, убрал в сейф бумаги со стола и,
заперев кабинет, отправился обедать. Субботний день снова проходил на
работе.
А после обеда в управлении появился Валя Денисов. С ним вместе приехала
немолодая женщина в красном пальто.
Когда Кузьмич возвратился в свой кабинет, Валя попросил разрешения зайти к
нему со своей спутницей.
- Роза Григорьевна, - коротко представил он ее Кузьмичу.
- Присаживайтесь, Роза Григорьевна, - сказал Кузьмич, указывая на стул, на
котором час назад сидела Муза. - Вам, наверное, уже известно, почему мы
вас побеспокоили?
Женщина оказалась много старше, чем можно было предположить в первый
момент, судя по ее тонкой фигуре и легкой, порывистой походке. Узкое лицо
ее с большими строгими глазами было покрыто сеткой мелких морщин, руки -
большие, узловатые, привыкшие к нелегкому труду руки работницы. Уже
начавшие редеть светлые волосы с заметной сединой на висках были небрежно
собраны в пучок. Слегка робея от необычной обстановки, в которую вдруг
попала, женщина опустилась на самый краешек стула, оправив на коленях
темное платье, и с любопытством оглядела кабинет.
- Известно, известно, - закивала она в ответ на вопрос Кузьмича, не
переставая оглядываться. - Вон он мне все и растолковал, - Роза
Григорьевна указала на Валю. - Чего ж тут неизвестного?
- Так как, помните вы тот вечер?
- А как же? Ясное дело, помню.
- Вот вы мне и опишите все, что было, что видели.
- Так я ж ему вон все как есть уже описала, - женщина снова кивнула на
Валю. - И все он понял.
- Вот вы и мне опишите, чтобы я тоже понял, - улыбнулся Кузьмич.
- Пожалуйста. Мне что? Я хоть сто раз опишу, - охотно согласилась Роза
Григорьевна. - Значит, часов так уже в десять это было-то. Точнее сказать,
в одиннадцатом. Как раз, помню, кино по телевизору кончилось. Вышла я,
значит. А темень у нас во дворе страшенная. Уж сколько писали, сколько
писали, вы бы знали. Тут, дорогие начальники, кого хошь убьют или
разденут. Уж и Борис Кириллович покойный, помню, еще хлопотал. Все
обещали. И человек вот уже помер, а темень эта распроклятая как, значит,
была, так и осталась. Это что же такое, я вас спрашиваю? - Роза
Григорьевна все больше распалялась от негодования. - А вот возьму и слова
вам не скажу, пока двор нам не осветите! Это ж подумать только!
- Мы, Роза Григорьевна, все от нас зависящее сделаем, - серьезно сказал
Кузьмич. - Правы вы тут на сто процентов. Обещаю вам.
- Вот, вот. Сделайте. Все спасибо вам скажут, - уже совсем другим тоном
подхватила Роза Григорьевна и со вкусом снова приступила к рассказу: - Ну,
вот, значит. Вышла я себе. Темень, говорю...
- А зачем вы во двор вышли?
- То исть как "зачем"? Своего искать.
- Это мужа, значит?
- А то кого же? Он, как что, в котельную от меня бег"т. Дружки у него там
растреклятые. А со мной у телевизора ему, видишь, плохо. Ну, вышла я,
одним словом. Гляжу, бегут двое, к воротам. А там как раз, значит, фонарь



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 [ 75 ] 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.