read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Когда они открыли дверь, когда в спертый воздух аппаратной ворвался ветер
коридоров, пахнущий пылью и табаком...
И камеры. Десятки объективов, оттесняющих друг друга, желающих непременно
заглянуть в глаза. Гвалт, гул голосов, белые пятна лиц, из всех деталей застряла
в памяти одна: стеклянная божья коровка на чьем-то щегольском галстуке.
- Следует ли расценивать ваш поступок...
- ...историю болезни?
- ...и возможные последствия...
- Правда ли, что господин Тритан Тодин...
- ...для дачи объяснений.
И люди. Кто бы мог подумать, что телецентр может вместить столько народу?!
И взгляды. И там, за кромкой возмущенных чиновников и суетящихся
журналистов, - потрясенное молчание.
"Они все смотрели", - поняла вдруг Павла. И эта мысль была единственной,
стоящей внимания.
- ...Со мной все в порядке, Стеф... я позвоню.
- ...подписать протоколы...
Она поставила росчерк под обширным текстом, даже не пробежав его глазами.
Люди были везде. Все, кто когда-либо получал пропуск на телецентр...
А у входа охрана растерянно пыталась оттеснить тех, у кого пропуска не
было...
А потом Павла поняла, что ее трогают за рукав. Одна рука за другой, а
Ковича, идущего впереди, просто хватают за плечи, тянутся и тянутся руки, всем
хочется потрогать...
А потом она увидела серую машину, вокруг нее почему-то пустое пространство,
и троих молчаливых людей с напряженными, какими-то виноватыми лицами, и у того,
высокого, что первым шагнул к Павле, в опущенной руке явно что-то есть, ну не
пустая же рука...
- Охрана психического здоровья, - мягко сказал рослый. - Госпожа
Нимробец... госпожа Тодин,.. Павла. Вам надо бы поехать с нами.
Она следила за его рукой.
Уколоть сквозь рукав- дело мгновения, подхватить внезапно упавшую женщину-
естественно для мужчины...
Рослый со шприцем поймал ее взгляд.
- Павла, - сказал он укоризненно. - Ну ради памяти Тритана...
Она оскалилась.
Рослый снова шагнул, теперь уже не собираясь ни о чем разговаривать, - но
между ним и Павлой внезапно оказался Раман Кович. Пружинящий на полусогнутых,
неуловимо напоминающий большого старого саага...
Прореха в диванной подушке.
Прореха.
- Павла, не спи... Она засмеялась:
- Но я ведь не могу не спать... вечно... Они по-прежнему отгорожены от
мира, только вместо тесной аппаратной - просторная квартира Ко-вича, где в
цветочных ящиках на балконе сохнут по осени сорняки.
Прореха в диванной подушке. Входит Тритан, улыбается зелеными глазами,
говорит голосом, как у океанского парохода:
- Привет, Павла... Хочешь спать?
- Тритан, прости, пожалуйста...
- Павла... - голос Тритана сменяется голосом Ковича.- Не спи... Давай
поговорим...
- Тритан!..
Зеленые узоры на стенах, мерцающие... Уже?!
- Павла. Павла... Не спи.
...Что такое "лепестки"?
Почему-то этой ночью Рамана мучил именно этот, второстепенный, странный
вопрос.
Все, о чем говорил Тритан за несколько часов до своей гибели...
Все это Раман успешно вытеснил из сознания, у него были дела поважнее...
А теперь все это пришло снова. Вспомнилось.
Слова, произнесенные человеком за несколько часов до смерти, приобретают
особый смысл.
"Война... Вы такого слова не слышали. И уж конечно вы не представляете, как
это - ходить по улице с оглядкой, входить в собственный подъезд, держа наготове
стальную болванку... И как это - бояться за дочь, которая возвращается из
школы..."
Бояться - чего?!
Павла лежала на диване, и бодрствовать ей осталось ровно столько, сколько и
жить.
Час, может быть, два...
- Павла, не спи...
- Тритан приходил? - спросила она, глядя воспаленными глазами куда-то мимо
него, в пространство.
Раман перевел дыхание.
Да, Тритан приходил. Обоим казалось сейчас, что Тритан сидит в кресле
напротив, закинув ногу на ногу- по обыкновению, чуть рассеянный, спокойный и
доброжелательный.
"Что же вы наделали, Раман?"
- Человек не может не отвечать за своего зверя... "Вы никогда не видели,
как тысячи людей прут друг на друга, стенка на стенку. Как взрываются... бомбы и
летят в разные стороны руки и ноги, виснут на деревьях..."
- Зверя?- сонно переспросила Павла.- Вы... про зверя, Раман?
- Павла, - сказал он глухо. - А может, мы... Ветер. Сухие листья и те, что
не успели еще стать сухими, - но станут, непременно станут, осень...
- Я тоже об этом думаю, - теперь она неподвижно смотрела в потолок. - То,
что мы сделали... Может быть, это совсем не так хорошо... может быть...
Раман вспомнил Валя.
"Я боюсь! Я в общаге мою посуду - и вдруг вижу, что я... будто я схруль. Я
боюсь... что Пещера... о Пещере нельзя говорить вслух, она отомстит!.."
Что привиделось Валю в тот день? От кого он спасался, кидаясь головой вниз
в окно пятого этажа?..
- Что же теперь сделаешь, Павла, - сказал Раман шепотом. - Уже... Не
вернуть...
Что имел в виду Тритан, говоря о "лепестках"? О "бомбах"?!
Сейчас это представлялось очень важным.
А тогда - тогда он даже не удосужился переспросить...
- Павла, не спи!!
- Оставь меня в покое, - она в кои-то веки обратилась к нему на "ты". -Я
хочу... я не могу больше.
Она лежала, уткнувшись лицом в диванную подушку с прорехой.
Он лег рядом - благо диван был обширный.
За всю его жизнь в его объятиях побывало множество женщин.
Но ни одна из них, тех, кого он на минуту делал своими, не была для него
так...
За окном метались, прощаясь с летом, тронутые желтизной кроны. Поутру улица
Кленов проснется в мозаике кленовых листьев...
Если оно наступит, утро.
У него больше не было сил. Эта последняя догадка- о том, что прав был
Тритан, а вовсе не они с Павлой, - подкосила его окончательно.
Павла... Тени веток. Шелест сухой травы в цветочном ящике на балконе.
- Павла, - он обнял ее, чтобы хоть как-то загладить свою колоссальную вину.
- Павла... не спи...
Она дышала ровно, ее глаза были закрыты, и веки не дрожали, и на измученном
лице лежала маска усталого удовлетворения.
Несколько секунд он балансировал на грани между сном и явью, а потом не
удержался и ухнул в бездну.
И, падая, испытал мгновенную, спокойную радость.
...Она была беспечна.
Уши ее, похожие на половинки большой жемчужной раковины, легко отделяли
звуки от отзвуков; шорохи и звон падающих капель отражались от стен, слабели и
множились, тонули, угодив в заросли мха, многократно повторялись, ударяясь о
стену, звуки были ниточками, заполнявшими пространство Пещеры, - сейчас все они
были тонкими, редкими и совершенно безопасными. Возились во влажных щелях
насекомые, чуть слышно шелестела медленная река, а целым ярусом ниже спаривались
два маленьких тхо-ля. Спокойное дыхание Пещеры; полной тишины здесь не будет
никогда. В полной тишине сарна чувствовала бы себя слепой.
Она шла... Кажется, она шла вниз, туда, где чутье ее безошибочно угадывало
воду.
Каменный свод здесь терялся в темноте. Мерцающие лишайники не давали света,
но светились сами, обозначая стенки и склоны голубоватыми неровными пятнами.
Сарна осталась равнодушной к диковатому очарованию зала- она слышала воду. Самый
прекрасный из известных ей звуков.
Туда, где, срываясь с известняковых потеков, звонко падают в черное зеркало
сладкие капли...
Туда, где среди камней еле слышно дышит ручей...
Там жизнь.
Голоса воды и жизни обманули ее.
Перебирая ниточки светлых и теплых звуков, уши ее упустили
одну-единственную ледяную паутинку.
Он умел ждать.
Сытый запах крови плыл над водой. Теплое и живое существо подходило все
ближе, и он задержал дыхание.
Сааги умеют подолгу не дышать. Потому им удается завлекать в засады сарн,
таких чутких- и так беспечно полагающихся на один только слух.
Он не отдавал себе отчета, что за темное чувство, что за невидимое
принуждение загнало его на охоту именно к этому неподвижному озерцу. Но сарна
явилась - а значит, охота будет удачной.
Миниатюрный зверек с миндалевидными глазами выступил из-за каменной гряды.
Остановился, поводя ушами-локаторами; белые раковины впервые напряглись, не
слыша, но предчувствуя опасность.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 [ 75 ] 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.