read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Сале Кеваль, прозванная Куколкой
...зазубренный край стекла коснулся волосяных пут и
"уздечка", удерживающая правую руку, лопнула.
Буран, самовольно ворвавшись через разбитое окно, пошел
плясать трепака белой поземкой, завертел, закружил обрывок, черный с
рыжим... эх, Дам лиха закаблукам, закаблукам лиха дам!..
Мгновением позже порвалась "уздечка", одним концом связанная
с осиновым колышком, другим - с теменной прядью девичьих кудрей.
- Да что ж ты творишь, чортово семя!
Первым очнулся пан Станислав. На его счастье, он только что
закончил ткать словесную вязь, подготавливающую открытие порталов,
иначе выкрик этот стоил бы веселому Стасю жизни, и то в лучшем случае.
Сале Кеваль замешкалась. Наверное, потому, что женщину сейчас
интересовало совсем другое: вот Мацапура-Коложанский умолкает, вытирая
пот со лба, вот он вскрывает пленнице жилы, желая окропить Знак
"чистой влагой", открывая нелегальный путь через Рубеж, - и последний
метательный клин Сале, некрасивой женщины по прозвищу Куколка,
кленовым семенем уйдя в полет, дарит ей возможность пересечь границу
вдвоем с "чертовым семенем", без лишних спутников.
На герое она давно поставила крест.
Жаль, конечно... опять же, в местном Сосуде под крестом
понимают что-то иное, свое, плохо объяснимое, превращая орудие пытки в
символ спасения...
- Пшел вон, байстрюк! Убью!
Не обращая на угрозу никакого внимания, байстрюк уже трудился
над третьей "уздечкой". Болезненный вскрик; шестипалая рука выронила
осколок, быстро подобрала его, испачкав янтарной кровью паркет внутри
пентаграммы. ..
Залу выгнуло живой рыбой, брошенной на сковородку.
Больно ударившись, Сале упала на колени. Ладони тесно сжали
виски, гася намек на возможное беспамятство. Не молотобойцы - Инар-
Громовик ударил в своды черепа молнией о семи зубцах. Боль хриплыми
раскатами, желваками на скулах пытуемого перекатывалась внутри;
зажмуриться удалось легко, а вот заставить свинцовые веки разойтись,
выпустить на волю узника-взгляд...
"Я седая, - подумалось мимоходом. - Проклятье, я, наверное,
совсем седая!.."
Однажды женщина видела, как поражает человека колдовская
проказа, сжирая плоть за считанные минуты. Сейчас вокруг творилось
нечто подобное: жадно чавкая, мокрые губы трясины всасывали паркет,
дальняя стена грузно вспучилась боком холма, сплошь поросшего
терновником для каторжных венцов и ядовитым олеандром... кора деревьев
складками покрывала стены тут и там, раскидывая верхнюю галерею кроной
леса, где иволгами в сетях запутались призраки замка, беззвучно
разевая рты...
По топкой грязи, в угол, где еще сопротивлялся превращению
черно-красный ковер, покатилось нагое тело, изрыгая ругательства,
более приставшие скорей тертому есаулу, нежели юной девице.
Лопнувшие "уздечки" на глазах становились плетями вьюнков с
сочными ярко-белыми цветами - бессильными помешать, задержать...
- Погань!.. ах, погань! Стой!
Вскочив на ноги, панна сотникова в три движения оборвала с
себя растения. Миг - и легкая шабля перекочевала из коврового ворса в
ладонь бывшей пленницы. Сале вдруг увидела лицо девушки; коротко,
мимолетно, но с предельной отчетливостью. "Мы похожи! - зарницей
полыхнуло на самой окраине сознания. - Мы похожи, мы обе некрасивы,
просто она моложе, моложе... мы обижены долей, и сунулись сгоряча в
чужие игры, надеясь не обжечься... мы... мы обе..."
- Шалишь, девка! Брось шаблю! Брось, говорю! Вместо ответа
нагая смерть кинулась на пана Станислава. Зарычав, подобно хищному
зверю, Мацапура подхватил с пола ребенка и легко сунул себе под мышку,
как бездушный сверток. Фамильная шабля Мацапур-Коложанских с визгом
вырвалась на свободу из теснины ножен - и два клинка заплясали,
завертелись в неистовой пляске, вторя обрадовавшемуся бурану. Нет, не
бурану! - дождь, осенний ливень наотмашь хлестал с потолка, ставшего
небом, разорванной дерюгой над головами; молнии скрещивались,
отлетали, исходя лязгом, молнии искали поживы, теплого тела
человеческого... молнии, ливень, нелепый бой в Порубежье...
Беспомощная, Сале Кеваль смотрела, как веселый Стась убивает
панну сотникову. Девица, верно, полагала себя славной рубакой и имела
к этому изрядные основания, подкрепленные страшной, запредельной
яростью; но вот уже кровавый поцелуй оставил метку на ее плече, вот
спустился ниже, алыми губами ткнувшись в бедро... Пан Станислав
рубился холодно, расчетливо, вкладывая в удары всю свою не подточенную
годами силу, и груз "чортового семени" нимало не отягощал зацного и
моцного пана. Выбрать момент и метнуть клин?.. нет, опасно. Можно
угодить в ребенка, своими руками разорвав пропуск на благополучный
переход! Впервые Сале не знала, что делать. Впервые она оказалась в
роли стороннего наблюдателя, не способного вмешаться; а вокруг властно
царило Порубежье, довершая превращение. Ливень.
Грязь, грязь... С легкостью, удивительной для его грузного
тела, пан Станислав вдруг присел раскорякой, пропуская над головой
обиженный посвист шабли, вкусившей некогда смертный грех отцеубийства.
Ответный выпад не заставил себя ждать. Лезвие фамильного оружия
наскоро обласкало узкую девичью лодыжку на ладонь выше пятки... еле
слышный стон - и панна сотникова боком валится в липкую жижу.
С подрезанными сухожилиями не попляшешь.
Сале все-таки метнула клин. В схватке неожиданно возникла
крохотная, почти неуловимая пауза, веселый Стась оказался к женщине
спиной, вполоборота, и Сале рискнула. Оказалось: зря. Все зря. Было
глупо недооценивать Мацапуру-Коложанского, тщетно надеясь, что в
горячке боя он забудет о зрителях. Острие клина лишь разорвало рукав
панского кунтуша, зато ответный взгляд чернокнижника ясно дал понять
женщине: ее намерения были разгаданы еще задолго до начала обряда.
Оставалось лишь поблагодарить маленького ублюдка за
освобождение намеченной жертвы, а жертву - за превращение в
сумасшедшего мстителя.
Иначе лежать Сале Кеваль, прозванной Куколкой, со всеми ее
потугами на удар в спину...
- А, курва! Н-на! В последний момент девица все-таки
исхитрилась откатиться в сторону.
Камень, ребристый валун, до половины погрузившийся в грязь,
грудью встретил смертоносную шаблю, искренне предложив Мацапурам-
Коложанским с этого часа подыскивать себе новое фамильное оружие.
От старого осталась лишь рукоять, да еще обломок клинка
длиной в локоть, не больше.
- Что здесь творится, Проводник?!
Дикое, суматошное эхо раскатилось окрест.
Сале повернула голову.
Там, где раньше горел камин и мучился на кресте голый человек
вверх ногами, теперь лежали поваленные столбы. Скрученная, разорванная
местами проволока с репьями; опоры, рухнув, собственной тяжестью
вдавили ограждение в трясину... пролом зиял в ограде Рубежа.
Рукотворный пролом.
Неподалеку ждал ответа свет в мирских одеждах.
Свет был в недоумении, свет не понимал, почему его не
предупредили заранее, - и одеяния света плыли судорожным
калейдоскопом. Обшлага мундира сменялись коваными наручами, плоский
шлем-мисюрка растекался, на глазах становясь фуражкой с высокой
тульей, и без перехода - гусарским кивером; сапоги, сандалии из кожи с
бронзовыми бляшками, какие-то безобразные обмотки...
- Я спрашиваю, что здесь творится?! Проводник, почему ты
молчишь?.. почему ты молчала раньше?!
Самаэль гневался.
Самаэль был в бешенстве.
А женщину разбирал истерический смех, прорываясь наружу
стыдным фырканьем. Князь из князей Шуйцы, Ангел Силы, всемогущий и
непогрешимый Малах, не знал, что делать! Точно так же, как минутой
раньше не знала, что делать, она, ничтожная мокрица Сале Кеваль...
бездна в глубине, былая Сале без предупреждения выбралась наружу,
властно заявив о своих правах, и смех, смех, смех был знаменем ее
явления!
Смех.
Ливень.
Грязь...
Хищно оскалясь, пан Станислав перехватил ребенка повыше,
поудобнее; и лезвие обломка приникло вплотную к тоненькой детской шее.
- Стой где стоишь! Ты слышишь, сатана?! Клянусь вилами твоих
присных, я его зарежу, как поросенка на свадьбу!
Унося истошно кричащий пропуск, он начал было отступать,
пятиться к пролому в ограждении. Но далеко уйти веселому Стасю не
довелось. Распластавшись в отчаянном броске, нагое тело дотянулось до
Мацапуры-Коложанского, скрюченные пальцы когтями вцепились в ноги
зацного пана чуть повыше голенищ сапог, тонкие руки напряглись,
натянулись двумя струнами...
Бешеная дочь сотника Логина, забыв себя, грызла врага зубами.
- Юдка! - визгливо заорал пан Станислав, дрыгая ногой и
тщетно пытаясь стряхнуть прочь дикий груз. - Юдка, жид проклятый, что
ты смотришь?! Убей сволочную девку! Убей!
От распадка меж двумя горбами, где раньше красовалась дверь в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 [ 76 ] 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.