read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Он лгал.
- О том, что было расследование? Сомневаюсь... - О'Брайен встал и налил
себе еще кофе.
- Значит, о выводах, - предположил Питер.
- И в этом я сомневаюсь. Вы легко могли бы все проверить. - Так что же
вас настораживает?
- Его непоследовательность. Я ведь юрист. - Агент поставил кофейник на
плиту и возвратился к столу. - Рамирес рассказал вам о расследовании не
колеблясь, потому что был уверен: если вы станете проверять сказанное им, то
согласитесь с его выводами. И вдруг он поменял линию поведения. Он
засомневался в том, что вы согласитесь с этими выводами. Это вызвало у него
беспокойство, и он посоветовал вам оставить это дело. Видимо, вы чем-то
напугали его.
- Я обвинил его во лжи, сказал, что события под Часоном - дело темное...
- Почему события под Часоном - дело темное, вы, конечно, не уточнили,
поскольку вам это неизвестно. В свое время из-за подобных обвинений и
вынужден был вмешаться генеральный инспектор. Но Рамирес не побоялся об этом
сообщить.
Значит, дело в чем-то другом. Думайте, Ченселор, думайте... Питер
постарался сосредоточиться:
- Я сказал ему, что он ненавидел Макэндрю, что от меня не ускользнуло,
как он напрягся при упоминании о Часоне, что те ужасные события связаны с
отставкой Макэндрю, с пробелом в его послужном списке, с пропавшими досье
Гувера, что он лжет и увиливает от ответа и что он вступил в сговор с
другими, потому что все они смертельно боялись...
- Как бы тайна Часона не раскрылась, - добавил Куин О'Брайен. - Теперь
вернемся назад. Что конкретно вы сказали о Часоне?
- Что события под Часоном тесно связаны с Макэндрю... В отставку он подал
потому, что собирался раскрыть его тайну... Соответствующая информация
содержится в пропавших досье... И по этой же причине, видимо, был убит.
- Это все? Больше вы ничего не говорили?
- Ей богу, я пытаюсь припомнить...
- Успокойтесь, - взял Питера за руку агент, - иногда самое важное
доказательство лежит на поверхности, а мы его не видим. Мы так старательно
роемся в мелочах, что не замечаем главного.
Слова... Как часто они решают все! Они пробуждают мысль, вызывают в
памяти Тот или иной образ... И вот уже Питер вспоминает глаза бригадного
генерала, загнанного в угол, пусть на мгновение, но потерявшего
самообладание. и шепот умирающего Варака: "Не о нем, а о ней. Он только
приманка..." Питер взглянул на широкую раздвижную перегородку, на дверь, за
которой спала Элисон, и повернулся к О'Брайену:
- Да, конечно. Так оно и есть... О чем вы? О жене Макэндрю.

Глава 31
Старший агент Кэррол Куин О'Брайен согласился оставить их вдвоем. Он
понимал, что предстоящий разговор будет сугубо личным. Кроме того, у него
были дела: он торопился нанести справки о четырех известных в стране
деятелях и о трагических событиях, происшедших на далеких холмах Кореи более
двух десятилетий назад. Чтобы проникнуть в тайну Часона, нужно было
действовать решительно.
Питер вошел в спальню, не зная, с чего начать раз-шпор, но отлично
сознавая, что начинать его все равно придется. При звуке шагов Элисон
заворочалась и замотала головой. Потом, будто испугавшись чего-то, открыла
глаза и на какой-то момент ее взгляд замер на потолке.
- Привет! - мягко произнес Ченселор. Элисон охнула и села на кровати:
- Питер! Наконец-то!
Он быстро подошел и обнял ее.
- Все в порядке, - сказал он и вдруг подумал о родителях Элисон. Сколько
раз она слышала, как отец говорил эти слова сумасшедшей женщине, которая
была ее матерью?
- Я так испугалась!
Элисон взяла лицо Питера в свои ладони и посмотрела на него широко
раскрытыми, карими глазами - очевидно, пыталась обнаружить в его глазах
следы страдания. Она казалась оживленной, даже чем-то взволнованной.
Несомненно, это была самая очаровательная женщина, которую он когда-либо
знал, к тому же обладавшая тем редким качеством, которое приняло называть
внутренней красотой.
- Пугаться нечего, - успокоил он ее, зная, что сейчас скажет заведомую
неправду, а она непременно об этом догадается. - Все почти кончено. Мне
нужно лишь задать тебе несколько вопросов.
- Несколько вопросов? - Она медленно отняла ладони от его лица.
- О твоей матери.
У Элисон задрожали ресницы, и Питер понял, что она начинает сердиться.
Так было всегда, когда упоминали о ее матери.
- Я уже рассказала тебе все, что знала. Мать заболела, когда я была
совсем маленькой.
- Но вы же жили вместе, и ты наблюдала за ней во время ее болезни.
Элисон откинулась на спинку кровати и сразу как-то напряглась-видимо,
боялась предстоящего разговора.
- Это не совсем так. За ней всегда кто-то присматривал, а я держалась в
стороне. С десяти лет я жила в интернате. Когда отца переводили по службе,
он прежде всего заботился об интернате В течение первых двух лет нашего
пребывания в Германии я училась в Швейцарии. Когда отца перевели в Лондон,
меня отдали в школу в Гейтсхеде. Это на севере страны, неподалеку от
Шотландии. Так что жить с матерью мне доводилось нечасто.
- Расскажи мне о ней. Не о том времени, когда она заболела, а о годах до
болезни.
- Разве я помню? Ведь я была ребенком.
- Расскажи о том, что знаешь. О семье, в которой мать выросла, о том, как
она познакомилась с твоим отцом.
- Тебе это нужно? - Элисон протянула руку за пачкой сигарет, лежавшей на
ночном столике. Ченселор пристально посмотрел на нее:
- Вчера я принял твои условия, а ты сказала, что примешь мои Помнишь?
Она взглянула на него и согласно кивнула:
- Помню. Хорошо, я расскажу о матери все, что мне известно. Она родилась
в Тулсе, штат Оклахома. Ее отец был списком ортодоксальной баптистской
церкви, очень богатой. Между прочим, и дедушка и бабушка были миссионерами,
так что в молодые годы мать поездила по свету, как и я. И все по отдаленным
местам - Индия, Бирма, Цейлон, залив Бохай.
- Где она училась? - В основном в миссионерских школах. Так предписывала
система воспитания, выбранная для нее родителями.
Ведь по учению Христа все дети равны перед господом. Конечно, это своего
рода лицемерие. Можно ходить с местными детьми в одну школу (так даже легче
для учителей), но боже упаси есть вместе с ними или играть.
- Мне не все понятно, - сказал Питер. Он оперся локтем о кровать, на
которой лежала Элисон, укрытая одеялом, и положил голову на руку.
- А что не понятно?
- Я вспомнил кухню в Роквилле, оборудованную в стиле тридцатых годов, и
старинную кофеварку. Ты сказала тогда, будто отец хотел, чтобы все вокруг
напоминало твоей матери о детстве.
- Я имела в виду счастливые моменты в ее жизни. Ребенком мать была
счастлива, когда возвращалась в Тулсу, но это случалось нечасто. Мать
ненавидела Дальний Восток и не любила путешествовать.
- Странно, что она вышла замуж за военного.
- Возможно, это ирония судьбы. Ее отец был епископом, муж стал генералом.
Это были сильные, решительные люди с твердыми убеждениями. - Элисон
отвела взгляд, и Питер не пытался больше заглянуть ей в глаза.
- А когда она познакомилась с твоим отцом?
- Дай вспомнить. Отец часто рассказывал мне об этом, но каждый раз
по-иному, и казалось, будто он умышленно что-то преувеличивал, вносил новые
элементы романтики.
- А может быть, о чем-то умалчивал?
Элисон сосредоточенно смотрела на стену, однако, услышав вопрос Питера,
быстро перевела взгляд на него:
- Было и это Встретились мои родители во время второй мировой войны в
Вашингтоне. Отца отозвали сюда после завершения кампании в Северной Африке.
И прежде чем отправиться на Тихий океан, он должен был пройти инструктаж и
подготовку в Вашингтоне и в Форт-Беннинге. Отец познакомился с матерью на
одном из приемов в Пентагоне.
- Как же попала дочь епископа на такой прием во время войны?
- Она работала военным переводчиком. Ничего особенного не переводила,
только брошюры и наставления. "Я - американский летчик, выбросился с
парашютом на территорию вашей прекрасной страны. Я - ваш союзник" - вот
такого рода материал.
Она знала несколько восточных языков, в том числе китайский. Понимала
даже мандаринское наречие... Ченселор привстал:
- Китайский?
- Да.
- Она была в Китае?
- Я же говорила, что она жила в провинциях, расположенных на берегу
залива Бохай. Там она провела, кажется, четыре года. Дед разъезжал между
Тяньцзинем и Циндао.
Питер отвел взгляд в сторону, стараясь скрыть внезапно появившееся дурное
предчувствие: от слов Элисон вдруг повеяло какой-то непонятной угрозой.
Усилием воли он подавил свое тревожное настроение и повернулся к ней:
- Ты знала дедушку и бабушку?
- Нет. Я смутно помню бабушку по отцу, но его отца...
- А родители матери?
- Нет. - Элисон погасила сигарету в стеклянной пепельнице. - Они



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 [ 77 ] 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.