read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



дольмену, что левей дороги, авось промажут! - И он, крепче нахлобучив шапку,
отошел, чтобы с разбегу высадить дверь и выбежать.
Но дверь распахнулась сама. Из темноты приказали:
- Выходи! Оружие на порог. Быстро!
За дверью двигалось множество неясных теней. Вот попались!
Я оттиснул Василия и вышел первым. Крепкие руки обхватили меня, ощупали
и повели в сторону. Точно так же поступили с Василием. Нас усадили на землю.
Между караулкой и сараем ходило десятка три фигур.
В караулку вошли двое, потом еще трое, засветили фонарь. От порога
сказали:
- Вводи, кто там первый?
Меня подняли под мышки и потянули в помещение.
Свет от фонаря не больно хорошо разводил темень, но все же лица
сидевших за столом прояснились. И первый, кого я увидел, - в кубанке,
длинноносый, худой и какой-то черный с лица - был так знаком, так радостен
мне!
- Здравствуй, Саша, - спокойно сказал я, расплываясь в улыбке.
Все тревоги мгновенно исчезли. За столом сидел Кухаревич.
Он плохо видел меня, но голос, тон, дружеские слова подняли его с
лавки. Загремел стол, фонарь качнулся и чуть не упал. Длинный, в долгой
шинели, Саша шагнул ближе, схватил за плечи, всмотрелся.
- Ты?! Ну, знаешь!..
Мы крепко обнялись и целую минуту тискали друг друга. Бойцы набились в
караулку, все разом говорили, улыбались. А он, не отпуская меня, заорал.
- Отставить арест! Свои хлопцы, свои!
- Осторожней, Саша. В сарае четверо бандитов. Не упустить бы...
- Ты привел? А ну, хлопцы, быстренько сюда тех, из сарая! И освободите
караулку, дышать же нечем.
- Как ты ко времени, Саша! Мы пришли сюда с надеждой найти тебя или
топать к перевалу.
- Моя разведка тут уже несколько дней.
- И никаких следов... Или я разучился наблюдать?
- Военная предосторожность. Мы за мостом устроились. Я подъехал вчера,
и вчера же ребята увидели вас. До ночи не выходили, потом окружили, пулемет
на позицию и вот...
В дверь втолкнули Александра Никотина - злого, решительного, готового
кусаться, судя но его лицу.
- Это мой. Он караулил тех самых.
- Отпустить. Садись, как тебя там...
Удивленный, сразу остывший, егерь сел поближе ко мне, уставившись
вопрошающим взглядом на Кухаревича.
Ввели четверых, понурых, потерявших надежду.
Минута молчания. Перегляды. Кухаревич оглядел одного, второго,
третьего. Повернул за плечи седоголового так, чтобы лучше рассмотреть.
Спросил, растягивая слова:
- Тимощенко? Попался, контра!
- Зубра промышлять надумал, - сказал Василий.
- Он специалист не только по зубрам. Он и но нашим людям ловко
стреляет. Ну, теперь-то не стрельнет... - И, обратившись ко мне, объяснил: -
Бывший заместитель командира седьмой колонны у Ковтюха. Поднял бунт,
собственноручно застрелил Сергея Ефимова, командира, объявил себя
сторонником Скоропадского и ушел из Хадыженской в сторону Сочи. Оттуда
надеялся отбыть в Киев... Где же твои остальные люди? Ведь ты увел сотню,
если не больше. Растерял? Ладно, мы их подберем. А тебя утром отправим в
штаб. Там ты все расскажешь, там и военно-полевой суд. В сарай всех! И
строгую охрану!
Кухаревич разволновался, заходил по караулке - пять шагов туда, пять
обратно. Такая встреча! И необходимость быть жестоким. Без этого подлости не
победить.
- Значит, ты здесь обосновался? - мягко спросил я.
- Ну и словили вы людишек! - Он никак не мог говорить о чем-то другом.
- На их руках кровь прекрасных людей...
Наконец успокоился, приказал одному из командиров:
- Павел, поедешь начальником конвоя с этими предателями. Прямо к
Казанскому, он сейчас со штабом на верхнем течении Афипса. Через Солох-аул,
Туапсе, ты знаешь как. Отвечаешь головой!
- Есть! - Командир подтянулся, щелкнул каблуками сбитых сапог.
- Ты спросил, где обосновался? - Саша сел возле меня. - Нет, Андрей, мы
сюда только наезжаем, чтобы проверить тылы. А стоим по ту сторону хребта, у
моря. По берегу везде наша власть, хотя Туапсе и поселки у деникинцев. Но
они носа не высовывают из своих укреплений. Даже в окрестностях Сочи.
Посмотри, какое у наших ребят вооружение! Новенькое, английское. Это мы
взяли в Архипке при налете. И пулеметы. Ну, в общем, живем, воюем. Ты
расскажи, как здесь очутился?
Я рассказал. И о зубрах тоже, не скрывая своей тревоги из-за новой
армии, что появилась в лесу. Люди с винтовками - всегда угроза зверю. Саша
задумался.
- Ты прав, конечно. Война есть война. Ужасно неприятно, что остается
все меньше зубров. В общем, так. Я помогу, долг бывшего егеря. Проведем
работу среди населения в горных поселках, отрядим постоянные караулы.
Считай, что южная и западная границы заповедника для зверей неопасны. Разве
что банды, вроде нынешней... Слушай, ты ничего не рассказал о домашних.
Данута, сын, родители?..
Мы еще поговорили, и тогда я спросил о Кате.
Саша вскочил и порывисто обнял меня.
- Я так благодарен тебе! Этот поступок на Дону... Эти быстрота и
натиск! У смерти отнял!
- Счастливый случай, Саша. Ведь мы могли пойти на юг и другой дорогой.
- Все случайности подчинены строжайшей необходимости, - с ученым видом
парировал он. - Как и наша сегодняшняя встреча. Но за Катю... Она сейчас в
Солох-ауле. Там штаб батальона, которым я командую. Поедем? Или нет... У
тебя своих дел хватает. Деникинцы не тревожат? Я имею в виду заповедник.
Пришлось рассказать ему о мандатах Советской власти и о том, что
Шапошников сейчас в Екатеринодаре.
- Пустая затея. Деникину нет резону беспокоиться о Кавказе, он
переводит свой штаб в Ростов, идет на Москву. Кубанская рада очень довольна,
что армия чужаков, как называют они Добровольческую, покидает Кубань. Дело в
том, что этот состав рады - Рябовол, Быч, Калабухов и другие-прочие
заигрывают с англичанами и французами, мечтают о самостийной Кубанской
республике от Дона до Сухума, понимаешь? Но я не уверен, что у рады будет
желание помочь вам с заповедником. Скорее, они призовут тебя и всех егерей в
армию, которую спешно сколачивают.
- Выходит, что на Кубани уже три власти?
- Если бы три! Деникинцы, казачья рада, наши в Пятигорске, мы здесь
воюем, вольные формирования по станицам - сиречь банды, - анархисты,
меньшевики... Смута, Андрей! И ко всему прочему еще голод, тиф. Тебе будет
очень трудно уберечь а таких условиях зверя.
- Мне не дает покоя одна мысль: я в стороне от борьбы. Никому не
признался бы, только тебе.
- Все пройдет, дружище. Россия выйдет на войны обновленной, поверь мне.
И эта новая Россия оценит по заслугам людей, которые сохранили красу и
разнообразие природы. - Он вдруг засмеялся: - Думаешь, мы с Катей так и
останемся навсегда в шинелях? Моя мечта знаешь какая? Жить и работать
где-нибудь здесь, в лесу, в тишине и покое, с прочным сознанием своей
причастности к вечному и святому - к природе. Учились-то мы для этого,
правда? Мечтали об этом, не так ли?
Вокруг нас - на лавках, на полу - спали, похрапывали на все лады бойцы,
обнявшись со своими маузерами и винчестерами. Спали братья Никотины,
избежавшие смерти. Фонарь чадил, воздух в караулке сделался густым и
тяжелым, время шло к рассвету, а мы все сидели и говорили - не могли
наговориться.
Саша выглядел намного старше своих лет. И еще какая-то нездоровая
серость лежала на его лице, а во взгляде все время проскальзывала то ли
чрезмерная усталость, то ли страдание. И смех его звучал невесело. Словом,
вызывал беспокойство; даже совестно делалось при моем-то крепком здоровье.
Мы уснули, положив головы на стол, и проспали разве что час или
полтора.
На дворе едва посветлело, а уже послышались голоса, зазвенела сбруя,
кто-то громко скомандовал: "Собирайсь!" Видимо, уводили по черкесской тропе
группу Тимощенко.
Саша приподнял голову, мутным взглядом обвел караулку и опять повалился
щекой на помятую кубанку.
Я встал, чтобы размять затекшую руку, посмотрел в сильно запотевшее
окно, протер его: по ту сторону стен все побелело - деревья, земля, лужок
перед караулкой. Падал тяжелый мокрый снег. Низкое небо цеплялось за
верхушки пихт. Ранняя зима. Самое опасное время в горах.

"5"
Мы с егерями отправились в Хамышки.
Снегу навалило более чем на аршин. Уж на что Кунак старательно поднимал
свои высокие ноги, а все равно скользил, спотыкался, едва не падал. Под
снегом скрылись мокрые камни, хрупкие ветки, сама тропа. Не дорога -
мучение. А сверху все сыпало, вдогонку нам тянуло холодным ветром. Зима
подгоняла.
Но она принесла и успокоение. Теперь куда меньше любителей пострелять в
горах. Киша отрезана. Умпырь тем более. Хорошо, что Данута с Мишанькой
вовремя уехали.
Мои друзья егеря ехали молча, все еще переживая случившееся. Не могли



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 [ 77 ] 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.