read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



единственными вспышками королевского гнева, с какими тебе придется
столкнуться. Ты должна быть готова ко всему и заранее примириться с тем,
что можешь стать жертвой преследования.
- Я готова, - ответила Консуэло.
- Мы уверены в этом и опасаемся не слабости твоего характера, а упад-
ка духа. Мы обязаны заранее предупредить тебя о том тяжелом и неприят-
ном, что связано с твоей миссией. Первые ступени тайных обществ, в осо-
бенности у масонов, являются весьма незначительными в наших глазах и
служат лишь для испытания инстинктов и склонностей новичков. Большинство
из них никогда не поднимается выше этих первых ступеней, где, как я уже
тебе говорил, их праздное любопытство тешится зрелищем невиданных обря-
дов. На следующие ступени допускаются лишь те лица, которые подают на-
дежды, и тем не менее их все еще держат на расстоянии от конечной цели,
их изучают, испытывают, исследуют их души, подготовляют к более полному
посвящению или же покидают в лабиринте толкований, из которого они не
могут выбраться, не причинив вреда общему делу и себе самим. И все это
только питомник, где мы отбираем наиболее сильные растения, чтобы пере-
садить их в священный лес. Важные сведения даются лишь на последних сту-
пенях, и ты начнешь свой путь именно с них. Но роль наставника влечет за
собой много обязанностей, и здесь приходит конец прелести удовлетворен-
ного любопытства, упоению тайной, иллюзии надежды. Отныне тебе уже не
придется в атмосфере восторга и волнения изучать закон, преображающий
неофита в апостола, послушницу в жрицу. Придется приводить этот закон в
действие, поучая других и стараясь среди нищих сердцем и слабых духом
завербовать левитов для святилища. Вот тут-то, бедная Консуэло, ты узна-
ешь горечь обманутых иллюзий и тяжкий, упорный труд, ибо ты увидишь, что
среди множества жадных, любопытных и хвастливых искателей истины есть
так мало серьезных, твердых, искренних умов, так мало душ, достойных
принять ее и способных ее понять. На сотни людей, которые из одного
тщеславия произносят фразы о равенстве и делают вид, что мечтают о нем,
ты с трудом найдешь одного человека, сознающего значение этого слова и
готового смело претворить его в жизнь. Ты будешь вынуждена говорить с
ними загадками и играть в невеселую игру, вводя их в заблуждение по по-
воду сущности доктрины. Большинство монархов, собранных под нашими зна-
менами, находится именно в таком положении. Разукрашенные пустыми ма-
сонскими званиями, льстящими их беспредельной гордыне, они служат нам
лишь для того, чтобы обеспечить свободу действий и терпимое отношение
полиции. Правда, некоторые из них искренни или были таковыми прежде.
Фридрих, прозванный Великим и, бесспорно, способный им быть, являлся еще
до того, как стать королем, членом франкмасонского братства, и в ту пору
свобода много говорила его сердцу, а равенство - уму. Однако мы привлек-
ли к его посвящению искушенных и осторожных людей, которым удалось не
выдать ему тайны учения. Как ужасно пришлось бы нам раскаяться, если бы
случилось иначе! В настоящее время Фридрих подозревает, выслеживает и
преследует новое масонское общество, которое создано в Берлине и сопер-
ничает с ложей, где председателем является он, а также другие тайные об-
щества, которые с пламенным рвением возглавляет Генрих, его брат. И
все-таки принц Генрих, так же как и аббатиса Кведлинбургская, является
всего лишь посвященным второй степени и никогда не ступит дальше. Мы
знаем коронованных особ, Консуэло, и нам известно, что никогда нельзя
целиком полагаться ни на них самих, ни на их придворных. Брат и сестра
Фридриха страдают от его тирании и проклинают ее. Они бы охотно устроили
заговор, но только в свою пользу. Невзирая на выдающиеся достоинства
принца и принцессы, мы никогда не отдадим бразды правления в их руки.
Они действительно участвуют в заговоре, но сами не знают, какое грозное
начинание поддерживают своим именем, влиянием, богатством. Им кажется,
будто они действуют лишь для того, чтобы ослабить могущество своего
властелина и остановить порывы его честолюбия. В рвении принцессы Амалии
есть даже нечто вроде республиканского пыла, и в наше время она не
единственная принцесса, которую волнует мечта о древнем величии и о фи-
лософской революции. Все мелкие князьки Германии с детства знают наи-
зусть Фенелонова "Телемака", а ныне питаются Монтескье, Вольтером,
Гельвецием, и все же высший их идеал - это разумно уравновешенное прави-
тельство аристократов, в котором они по праву займут первые места. Об их
логике и добросовестности ты можешь судить по странному контрасту между
принципами и поступками, между словами и делами, который ты видела у
Фридриха. Все они - лишь слепки с этого философа-тирана, более или менее
бледные или более или менее утрированные. Но так как они не обладают не-
ограниченной властью, то их поведение коробит не так сильно и дает повод
для некоторых иллюзий относительно того, каким образом они употребили бы
эту власть. Мыто не обманываемся на сей счет, мы позволяем этим скучаю-
щим властелинам и опасным друзьям восседать на тронах наших символичес-
ких храмов. Они считают себя первосвященниками, они воображают, что в их
руках ключ от святых тайн, как некогда глава Священной Римской империи,
фиктивно избранный гроссмейстером фемгерихта, считал, что командует
грозной армией фрейграфов, тогда как в действительности хозяевами были
они и распоряжались и поступками его и жизнью. Так что, считая себя на-
шими генералами, они служат нам лишь лейтенантами и никогда до рокового
дня, назначенного в книге судеб для их падения, не узнают, что помогали
нам против самих себя.
Такова темная и горестная сторона нашего дела.
Отдавая душу нашему святому рвению, приходится идти на сделку с неко-
торыми законами безмятежной совести. Хватит ли у тебя мужества на это,
юная жрица с чистым сердцем и правдивой речью?
- После всего, что вы сообщили, мне уже не дозволено отступать, - от-
ветила Консуэло после минутного молчания. - Первое же колебание способно
увлечь меня на путь ограничений и страхов, а это может привести к низос-
ти. Я выслушала ваши суровые признания и чувствую, что более не принад-
лежу себе. Увы, признаюсь, я буду жестоко страдать от той роли, какую вы
предназначили мне, как уже жестоко страдала от необходимости лгать коро-
лю Фридриху, когда это было необходимо для спасения находившихся в опас-
ности друзей. Так позвольте же мне покраснеть в последний раз, как душе,
еще не запятнанной притворством, и оплакать чистоту моей молодости, про-
шедшей в мирном неведении. Я не могу удержаться от этих сожалений, но
сумею запретить себе запоздалое и малодушное раскаяние. Мне нельзя
больше быть безобидным и бесполезным ребенком, каким я была прежде, и я
уже не ребенок, если стою перед необходимостью либо присоединиться к за-
говору против угнетателей человечества, либо предать его освободителей.
Я прикоснулась к древу познания - плоды его горьки, но я не отброшу их.
Знать - это несчастье, но отказаться действовать - преступление, когда
знаешь, что надо делать.
- Твой ответ мудр и смел, - сказал наставник. - Мы довольны тобой.
Завтра вечером мы приступим к твоему посвящению. Готовься весь день к
новому таинству крещения, к грозному и торжественному обещанию, готовься
размышлением и молитвой, даже исповедью, если в душе твоей осталась хоть
одна эгоистическая забота.

XXXII
На рассвете Консуэло проснулась от звуков рога и собачьего лая. Пода-
вая завтрак, Маттеус сообщил, что в лесу происходит большая облава на
оленей и кабанов и что более ста гостей собралось в замке, чтобы принять
участие в этом господском развлечении. Консуэло поняла, что многие члены
ордена приехали под предлогом охоты в этот замок, где происходили наибо-
лее важные совещания ордена. Она испугалась при мысли, что, быть может,
все эти люди станут свидетелями ее посвящения, и задумалась над тем,
действительно ли орден считает это событие настолько значительным, чтобы
пригласить такое множество своих членов. Желая исполнить волю наставни-
ка, она попыталась читать и размышлять, но внутреннее волнение и смутная
тревога отвлекали ее еще больше, нежели трубные звуки, конский топот и
лай охотничьих собак, весь день раздававшийся в окрестных лесах. Что это
была за охота - настоящая или фиктивная? Неужели Альберт до такой степе-
ни переменился и усвоил все привычки обыденной жизни, что мог теперь без
ужаса проливать кровь невинных животных? А Ливерани? Быть может, вос-
пользовавшись всем этим шумом и суетой, он убежит с празднества и явится
к новообращенной чтобы смутить ее уединение?
Консуэло не видела, что происходит вне стен ее дома, а Ливерани так и
не пришел. Маттеус, по-видимому поглощенный своими обязанностями в зам-
ке, забыл о ней и не принес обеда. Что, если этот пост, - так ведь уве-
рял Сюпервиль, - был устроен с целью ослабить работу ее мысли? Она поко-
рилась.
К вечеру, вернувшись в библиотеку, откуда она вышла около часа назад,
чтобы немного прогуляться, Консуэло в ужасе отступила, увидя человека в
красном плаще и в маске, который сидел в ее кресле. Но тут же успокои-
лась, узнав хилого старца, служившего ей, так сказать, духовным отцом.
- Дитя мое, - сказал он, встав и идя к ней навстречу, - не желаете ли
вы что-нибудь сказать мне? Я по-прежнему пользуюсь вашим доверием?
- По-прежнему, - ответила Консуэло, снова усаживая его в кресло и са-
дясь рядом с ним на складной стул в амбразуре окна. - Мне очень хотелось
поговорить с вами, и уже давно.
И она откровенно рассказала все, что произошло между нею, Альбертом и
незнакомцем после ее последней исповеди, не скрыв ни одного из невольных
движений своего сердца.
Когда она кончила, старец долго хранил молчание, смутившее и взволно-
вавшее Консуэло. Наконец, после того, как она попросила его поскорее
высказать свое отношение к ее поступкам и ее чувствам, он ответил:
- Поведение ваше извинительно, почти безупречно, но что я могу ска-
зать о ваших чувствах? Внезапная, непреодолимая, бурная склонность, на-
зываемая любовью, есть следствие хороших или дурных инстинктов, которые



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 [ 77 ] 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.